Статья 'Холодный путь в Московию: европейские путешественники XV–XVII веков в условиях русской зимы' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Journal Menu
> Issues > Rubrics > About journal > Authors > About the Journal > Requirements for publication > Editorial collegium > The editors and editorial board > Peer-review process > Policy of publication. Aims & Scope. > Article retraction > Ethics > Online First Pre-Publication > Copyright & Licensing Policy > Digital archiving policy > Open Access Policy > Open access publishing costs > Article Identification Policy > Plagiarism check policy
Journals in science databases
About the Journal

MAIN PAGE > Back to contents
Genesis: Historical research
Reference:

The cold route to Muscovy: European travelers of the XV – XVII Centuries in the conditions of Russian winter

Kolpakov Maksim Yur'evich

PhD in History

Associate Professor, the department of World History and Area Studies, Pskov State University

180000, Russia, Pskovskaya oblast', g. Pskov, ul. Leona Pozemskogo, 6, kab. 207

kolpakov.m@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 
Mikheev Dmitry Vladimirovich

PhD in History

Associate Professor, the department of World History, Herzen State Pedagogical University of Russia; Scientific Associate, Research Laboratory "Center for the Comprehensive Studies of Regional Security Issues", Pskov State University

191186, Russia, gorod federal'nogo znacheniya Sankt-Peterburg, g. Saint Petersburg, nab. Reki Moiki, 48

Tankred85@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-868X.2021.5.35653

Review date:

08-05-2021


Publish date:

16-05-2021


Abstract: The XV – XVII centuries mark the intensification of trade, political and cultural contacts between the European countries and the Russian State. The large territory of the country, geographical peculiarities, road network, trade and political interests required long winter travels from the Europeans. The final data array, which describes the experience of European travelers is comprised of 27 essays and  reflects 32 visits or stay in the territory of the Russian State. From the representative range of sources, the author determines the characteristics of winters, assessments of the quality of winter roads, descriptions of clothes and road equipment, main methods of transportation, stories about the peculiarities of winter indoor and outdoor night lodging, common and uncommon methods against cold weather, and methods of treating freeze burns. The subjectivity or objectivity of “winter” testimonies of the foreigners was established in accordance with the climatic characteristics of simultaneous regional winter seasons in the texts of the Russian chronicles. The results of analysis of the natural and climatic conditions in Europe and the Russian State against the background of changes in heliophysical parameters allow asserting that European travelers of the so-called period of “Little Ice Age” came from the region with longer or colder winters. In the European part of the Russian State, abnormal freezing temperatures were marked later and not so longstanding. Over the three centuries of winter travels to Muscovy and trips to the domains of the tsar, the Europeans have adopted the experience and technologies of the local population, as well as developed the original recommendations for foreigners, who desired to live and work in the conditions of the “Russian winter”. A new stage in adaptation of economic activity and everyday life of the population to the impact of cold climate would become possible after the emergence of new types of transport and improvement of communication system in Modern Age.


Keywords: notes of foreigners, cold weather, winter, everyday life of a traveler, traveling, perception of the road, road, Tsardom of Russia, Little Ice Age, road infrastructure
This article written in Russian. You can find full text of article in Russian here .

Объединение русских земель и дальнейшее развитие государства в XV–XVII вв. превратило Великое княжество Московское, а затем и Российское царство в значимого участника европейских международных отношений. Восстановление двухсторонних связей вернуло Московию в реальное общеевропейское пространство международных отношений. Русские власти были заинтересованы в стабильных торговых связях с европейскими партнерами. Экономический потенциал огромного рынка, перспективы относительно безопасного пути к богатствам Востока привлекали в Русское государство негоциантов, дипломатов, путешественников-исследователей, наемников и авантюристов [1].

Путешествия из Европы к границам Русского государства и поездки по огромной неустроенной Московии «удлинялись, становились бесконечными, нечеловеческими» [2, с. 467]. Интенсификация контактов происходила несмотря на господствовавшие в сознании стереотипные представления о неблагоприятном климате и длинной (до шести месяцев и даже более) суровой русской зиме [3, с. 120; 4, с. 261-262], в условиях климатических аномалий «Малого ледникового периода». Особенности географической среды, состояние дорожной сети, торговые и политические интересы подталкивали людей к долгому нахождению на открытом воздухе [5, с. 240-249]. Отсутствие специального труда по «антропологии русской дороги» подталкивает исследователя к обобщению субъективного опыта европейских путешественников XV–XVII вв.

Из иностранных свидетельств, датированных XV–XVII вв. [6; 7], нами были отобраны тексты только лично посетивших Русское государство европейцев. Далее из выделенного свода были исключены сочинения, в которых не содержится изложение или осмысление личного опыта преодоления трудностей «русской зимы». В корпус источников мы сознательно не включили военный нарратив, поскольку изучение военной логистики и хода кампаний в зимнее время требует отдельного исследования.

Итоговый массив данных представлен 29 сочинениями и связан с 34 визитами или продолжительным проживанием в Русском государстве.

Таблица 1. Персоналии.

Автор сообщения, статус

автора сообщения

Время пребывания

в Русском государстве.

Цели визита

Маршрут

Гильбер де Ланноа.

Бургундский дипломат, путешественник.

Зима 1413/1414 г.

Частный визит.

Из Ливонии с группой купцов через Нарву в Великий Новгород, затем в Псков, далее по льду реки Великой и Псковского озера в Дерпт.

Амброджо Контарини.

Посол Венецианской республики к персидскому шаху Узун-Хасану.

Сентябрь 1476 г. – январь 1477 г.

Возврат долга (ссуда для выкупа из плена) перед возвращением в Венецию.

Из Астрахани вдоль Волги в Москву. Проживание в Москве. Отъезд в Литву через Вязьму и Смоленск.

Сигизмунд фон Герберштейн.

Дипломат. Посол германского императора Максимилиана I Габсбурга.

Март – декабрь 1517 г.

Подготовка русско-польских переговоров.

Из Вильно через Полоцкую землю на Опочку, затем через Порхов и великий Новгород до Москвы. Проживание в Москве. Возвращение в Вильно.

Представитель эрцгерцога австрийского Фердинанда в императорском посольстве.

Март – ноябрь 1526 г.

Подготовка русско-польских переговоров.

Из Вильно через Минск, Оршу, Дубровно к русской границе. Проживание в Москве, затем в Можайске. Отъезд к границе. Возвращение в Литву.

Ричард Ченслер и Климент Адамс.

Мореплаватели, участники английской экспедиции Хью Уиллоуби, оставившие первое английское сочинение о Московском государстве.

Август 1553 г. – апрель 1554 г. Поиск северного пути в Индию.

От устья Северной Двины через Вологду, Ярославль и Ростов в Москву. Проживание в Москве. Возвращение в Холмогоры.

Энтони Дженкинсон.

Английский дипломат и путешественник, представитель английской короны и Московской компании при дворе Ивана IV.

Лето 1557 – лето 1559 г. Первое посольство ко двору Ивана IV. Путешествие в Бухару.

Рейд Св. Николая (Николо-Карельский монастырь), Холмогоры, Вологда, Ярославль, Ростов, Москва. Проживание в Москве. Визит в Бухару, через Астрахань. Возвращение на родину тем же маршрутом, через рейд Св. Николая.

Рафаэль Барберини.

Итальянский аристократ, путешественник

Весна – зима 1564 г. Частный визит и получение торговой привилегии.

Из Любека в Нарву, затем через Великий Новгород и Тверь в Москву. Возвращение в Нарву тем же маршрутом.

Иоанн Бох.

Голландский путешественник.

1578 г. Частный визит.

Из Рима в Польшу, далее через Смоленск в Москву. Проживание в Москве. Возвращение, предположительно, морским путем из Архангельска.

Антонио Поссевино.

Миссионер, иезуит, дипломат, посол папы Григория XIII.

Август 1581 г. – март 1582 г. Посредничество в русско-польских переговорах и обсуждение церковной унии.

Через Полоцк и Смоленск в Старицу, затем под Псков. Нахождение в лагере Стефана Батория. Посредничество на переговорах в Запольском Яме. Отъезд в Москву. Проживание в Москве. Отъезд в Ригу.

Мартин Груневег.

Торговец, секретарь армянского купца Богдана Ашвадура. Впоследствии монах доминиканского ордена.

Декабрь 1584 г. – август 1585 г. Торговая миссия в Москву.

От Новгорода-Северского через Трубчевск и Брянск в Москву. Проживание в Москве. Возвращение тем же маршрутом.

Джильс Флетчер.

Дипломат, посол английской королевы Елизаветы Тюдор.

Осень 1588 г. – весна 1589 г. Получение монополии для Московской компании на торговлю с северными русскими городами.

Прибытие и возвращение Архангельским маршрутом. Проживание в Москве.

Иоганн Брамбах.

Секретарь посольства Ганзейского союза к царю Борису Годунову

Март – август 1603 г. Возобновление торговых отношений.

Приезд через Смоленск, Можайск и Вязьму в Москву. С конца марта до начала июня проживание в Москве. Возвращение в Ливонию через Тверь, Великий Новгород, Псков и Печоры.

Петр Петрей

Шведский дипломат.

1601–1605 гг.

Сбор информации.

Проживание в Москве.

1609–1610 гг., 1611 г., 1612 г., 1613 г.

Дипломатическое сопровождение корпуса Делагарди.

Миссии в Великом Новгороде/

Исаак Масса.

Голландский купец.

1601–1609 гг. и 1612–1634 гг. Торговый резидент.

Проживание в Москве.

Рейнгоут ван Бредероде.

Голландский аристократ. Президент Верховного Совета Голландии, Зеландии и Западной Фрисландии, глава нидерландского посольства.

Антонис Хутеерис.

Дипломат. Казначей и гофмейстер нидерландского посольства.

Альберт Иоакими.

Дипломат. Участник нидерландского посольства.

Дидерих Басс.

Бургомистр Амстердама и дипломат. Участник нидерландского посольства.

Октябрь 1615 г. – март 1616 г.

Посредничество на русско-шведских переговорах.

Из Нарвы до Пскова и до Великого Новгорода. Выезд в Старую Руссу. Проведение переговоров под Осташковом. Возвращение в Новгород. Отъезд в Нарву.

Адам Олеарий

Секретарь посольств голштинского герцога Фридриха к царю Михаилу Федоровичу

Лето 1634 г. – январь 1635 г. Получение разрешение на торговлю с Персией.

Из Нарвы в Великий Новгород до Москвы. Проживание в Москве. Возвращение в Нарву.

Март – июль 1636 г.

Посольство в Персию.

Из Нарвы в Великий Новгород до Москвы. Проживание в Москве. Отъезд по Волге к Каспию.

Осень 1638 г. – март 1639 г. Возвращение из Персии в Европу.

Из Астрахани в Москву. Проживание в Москве. Возвращение в Нарву через Тверь и Новгород.

Франциск Гундулич.

Маршал, член посольства, отправленного императором Фердинандом III к царю Алексею Михайловичу.

Осень 1655 г. –июнь 1656 г. Подготовка русско-польских переговоров и посредничество на переговорах.

Из Ревеля через Нарву и Великий Новгород в Москву. Проживание в Москве. Из Москвы через Великий Новгород, Псков и Опочку в Полоцк.

Патрик Гордон.

Шотландский офицер на русской службе.

Лето 1661 г. – отбыл из Польши на русскую службу (служба до 1699 г.).

Варшава, Прага, Рига, Псков, Новгород, Тверь, Москва. Длительное проживание в Москве.

Направлен в качестве царского посланника в Англию летом 1666 – летом 1667 гг.

Москва, Тверь, Новгород, Псков, Рига, далее на корабле. Возвращение тем же маршрутом.

Зима – лето 1686 г. второй раз направлен в Англию, исполняя дипломатическое поручение.

Москва, Тверь, Новгород, Псков, Рига, далее на корабле. Возвращение тем же маршрутом.

Николаас Витсен.

Ученый, государственный деятель, участник нидерландского посольства к царю Алексею Михайловичу.

Декабрь 1664 г. – июнь 1665 г. Переговоры о титуле Генеральных Штатов, разбор жалоб голландских купцов и обсуждение условий торговли.

Из Нейгаузена через Печоры, Псков, Великий Новгород в Москву. Проживание в Москве. Возвращение в Нейгаузен через Новгород и Псков.

Ян Стрейс.

Голландский путешественник, парусный мастер.

Октябрь 1668 г. – август 1669 г. Служба на русском корабле «Орел».

Из Риги к русской границе, далее через Печоры, Псков, Великий Новгород в Москву. Проживание в Москве. Отъезд в Дединово. Путешествия на корабле.

Ганс Мориц Айрманн.

Немецкий дворянин на шведской службе в посольской свите графа Христиана Горна.

Осень 1669 г. – февраль 1670 г. Урегулирование конфликта после провала русских кандидатов на выборах короля Речи Посполитой.

Из Варшавы через Смоленск в Москву. Проживание в Москве. Отъезд в Новгород. Возвращение через Финляндию.

Яков Рейтенфельс.

Дворянин из Курляндии. Племянник Йохана фон Розенбурха, личного врача царя Алексея Михайловича.

1670–1673 гг. Служба (?).

Проживание в Москве.

Иоганн Арнольд Бранд.

Юрист, доктор права (1680), профессор Дуйсбургского университета (1683)

Ноябрь – декабрь 1673 г. Участник

бранденбургского посольства к царю Алексею Михайловичу

Из Риги в Нейгаузен близ русской границы, далее через Печоры, Псков, Великий Новгород в Москву. Проживание в Москве. Отъезд к границе через Тверь, Великий Новгород, Псков, Печоры.

Эрик Пальмквист.

Шведский дворянин. Военный инженер.

1673–1674 гг. Участник посольства графа Г. Оксеншерны в Русское государство для заключения оборонительного и наступательного союза против

Турции и разрешения некоторых спорных вопросов.

Знакомство с состоянием русских крепостей, дорог и объектов

стратегического значения (зарисовка и словесное описание).

Балтазар Койэт.

Голландский дворянин, дипломат, участник чрезвычайного посольства

Генеральных Штатов Соединенных Нидерландов в Москву.

Сентябрь 1675 г. – сентябрь 1676 г. Заключение оборонительного и наступательного союза против

Швеции.

Прибытие в Архангельск. Далее через Вологду и Ярославль в Москву. Проживание в Москве.

Отъезд в Архангельск через Ярославль, Вологду и Устюг.

Бернгард Таннер

Чешский путешественник. Участник польской дипломатической миссии в Москву под руководством Михаила Ежи Чарторыйского.

Апрель – сентябрь 1678 г. Проведение переговоров о «вечном мире»

Из Польши через Минск, Борисов, Могилев в Смоленск. Далее через Дорогобуж в Москву. Проживание в Москве. Возвращение через Вязьму, Дорогобуж и Смоленск.

Филипп Авриль.

Французский иезуит, путешественник.

Июнь 1686 г. – февраль 1687 г. Разведка сухопутной дороги в Китай.

Прибытие из Персии в Астрахань. Проживание в Астрахани. Отъезд в Москву через Саратов и Пензу. Проживание в Москве. Отъезд в Речь Посполитую.

Зима 1688/1689 гг.

Разведка сухопутной дороги в Китай.

Выезд из Варшавы через Вильно, Минск в направлении Смоленска. Ожидание на границе. Присоединение к делегации Иосифа Лядинского. Въезд в Россию и поездка в Москву. Проживание в Москве. Отъезд в Речь Посполитую.

Иоганн Георг Корб.

Немецкий дипломат и государственный деятель.

Апрель 1698 г. –август 1699 г. Дипломатическая миссия, секретарь

посольства Священной Римской Империи.

Прибытие через Вильно, Минск в Смоленск. Оттуда через Вязьму и Можайск в Москву. Проживание в Москве. Отъезд в Речь Посполитую через Можайск, Вязьму, Смоленск.

Из репрезентативного комплекса источников были выделены характеристики зим, оценки качества зимних дорог, описания используемой одежды и дорожного снаряжения, перечисления способов передвижения, рассказы об особенностях зимнего ночлега в помещениях и на открытом воздухе, указания на нетипичные приемы борьбы с холодом, описание способов лечения обморожения. Эти субъективные свидетельства последовательно систематизировались на основе историко-генетического метода, что позволило приблизиться к созданию типичной и реальной истории объекта.

Человеческий организм подчиняется законам окружающей среды, реагирует на изменения температуры, суточные и сезонные ритмы, и эти влияния особо ярко проявляются в «неблагоприятные» климатические периоды [8]. Климатическая характеристика региональных зимних сезонов в период пребывания европейцев в Русском государстве была извлечена из русских летописей [9, с. 328-378]. Она позволяет дополнительно оценить степень субъективности «зимних» свидетельств иностранцев.

Таблица 2. Характеристика зимнего сезона в русском нарративе.

Время

пребывания европейца

в России

Климатическая характеристика зимнего сезона в регионе по данным русских летописей

зима 1413/1414 г.

Многоснежная и холодная зима в русских землях и Литве. Сильные морозы в течение 27 недель. Голодные смерти.

сентябрь 1476 – январь 1477 г.

Сухая и морозная осень. Холодная бесснежная зима.

март – декабрь 1517 г.

Климатические аномалий не фиксируются.

март – ноябрь 1526 г.

Неурожайный год. Голодные смерти. Жестокая зима.

август 1553 – апрель 1554 г.

Климатические аномалии не фиксируются.

лето 1557 – лето 1559 г.

Суровая многоснежная зима в 1557–1558 гг., с Рождества зима без снега в 1558–1559 гг.

весна – зима 1564 г.

Дождливая и долгая осень. Отсутствие стабильного ледового покрова на реках до Рождества.

1578 г.

Климатические аномалии не фиксируются.

август 1581 – март 1582 г.

Климатические аномалий не фиксируются.

декабрь 1584 г. – август 1585 г.

Суровая «великая» зима.

осень 1588 – весна 1589 г.

Дождливая и долгая осень. Возвращение морозов в мае.

март – август 1603 г.

Морозная суровая весна.

1601–1613 гг.

Экстремально холодные зимы и сильные летний заморозки в 1601–1602 гг., великие морозы 1607 г., многоснежная зима 1608 г.

октябрь 1615 – март 1616 г.

Климатические аномалии не фиксируются.

лето 1634 – январь 1635 г.

Климатические аномалии не фиксируются.

осень 1638 – март 1639 г.

Климатические аномалии не фиксируются.

осень 1655 г. –июнь 1656 г.

Необычайное половодье на Днепре в апреле 1665 г.

декабрь 1664 – июнь 1665 г.

Климатические аномалии не фиксируются.

октябрь 1668 – август 1669 г.

Климатические аномалии не фиксируются.

осень 1669 – февраль 1670 г.

Климатические аномалии не фиксируются.

1670–1673 гг.

Сильные весенние заморозки в 1670 г., долгая дождливая осень в 1672 г. и 1673 г.

1673–1674 гг.

Необычайно сильные морозы и очень глубокий снежный покров на Юге и Юго-Западе Московского царства.

сентябрь 1675 г. – сентябрь 1676 г.

Климатические аномалии не фиксируются.

апрель – сентябрь 1678 г.

Глубокий снежный покров.

зима – весна 1686 г.

Ранняя весна.

июнь 1686 г. – февраль 1687 г.

Климатические аномалии не фиксируются.

зима 1688/1689 гг.

Климатические аномалии не фиксируются.

апрель 1698 г. – август 1699 г.

Ветренная и холодная зима к югу от Москвы.

Логика системного анализа и сравнительно-исторического метода потребовала сопоставления полученной информации с результатами анализа природно-климатических обстановок в Европе и Русском государстве на фоне изменения гелиофизических параметров [10; 11]. Европейские путешественники эпохи «Малого ледникового периода» приезжали из региона, где холодные зимы носили по времени более масштабный характер. Кроме того, в европейской части Русского государства аномальные морозы наступали несколько позже и не были столь продолжительными.

Представление о Русском государстве, как стране нестерпимого холода, значительную часть года, скованную льдом и снегом, на долгие столетия закрепилось в сознании европейцев. Этот образ в сознании многих жителей Западной Европы сложился очень быстро, так что выражение о русском климате становится фактически синонимом нестерпимых для обычного человека холодов уже к XVI столетию. Вероятно, наиболее лаконично и ёмко выразил представление о русской зиме и холодах Джильс Флетчер: «От одного взгляда на зиму в России можно почувствовать холод» [12, с. 18].

Зима для иностранца в России становилась серьёзным испытанием. Для плохо подготовленного человека русская стужа была страшной угрозой. Путешественники XV – начала XVII вв. транслировали европейскому обществу характерные черты этого опасного сезона: деревья раскалываются от верхушки до корней от морозов; вода в глиняном горшке, поставленном на огонь, кипит и замерзает одновременно [13, р. 34-35]; капающая из сырого дерева в камине влага замерзает сосульками [14, с. 48-49]; металлические изделиями примерзают к рукам [12, с. 18-19; 13, р. 34]; невероятные морозы заставляют сидеть дома девять месяцев в году [15, с. 228]; ужасные северные ветра; от стужи трещат и лопаются бревенчатые избы [16, с. 29]. Следует отметить, что местные жители не воспринимали зимний период как экстремально холодный. Было выявлено шесть случаев, когда в европейском и в русском нарративе сезон отмечается в качестве аномального: зима 1413–1414 г., осень 1476 – зима 1477 г., 1557–1558 гг., 1601–1602 гг., 1603 г., 1607 г.

Европейские авторы XVII в. менее эмоциональны в своих оценках климатической зимы. Аномальные холодные и долгие зимы стали реалиями и западноевропейских стран. Иоганн Корб оставил такое описание русского зимнего сезона 1698–1699 гг.: «Впрочем, общий вид всех этих областей резко изменяется в разные времена года: так, в течение пяти зимних месяцев, то есть с первых чисел ноября до конца марта и нередко даже до последних чисел апреля, страна постоянно покрыта весьма глубокими снегами, в особенности же около Яренска. На всех реках (даже самых быстрых) образуется весьма толстый лед, и только в апреле месяце начинают таять снега и лед. Воздух в течение вышеозначенных месяцев до того холоден, что брошенные вверх капли воды замерзают прежде нежели упадут на землю. Рассказывают, что множество людей в городе на площади или где ни на есть в поле, на дороге либо совершенно замерзают от жестокого холода, либо, с трудом оправившись от болезни, вследствие отморожения внешних членов остаются калеками. Но так как мы, во время пребывания нашего в Московии, не испытывали столь неумеренного холода, то я только то рассказываю, что известно мне по уверениям людей, которые, по моему мнению, ввиду продолжительности пребывания их в Московии, заслуживают настолько доверия, чтобы верить их показаниям» [17, c. 230].

Николаас Витсен так охарактеризовал прогулку по Пскову 16 декабря 1664 г.: «Был такой сильный мороз, что влага в носу замерзала, как только выйдешь на воздух. Когда я однажды слишком долго был на улице, у меня лицо и рот так окоченели, что я с трудом мог говорить» [18, с. 62]. О суровом морозе 13 февраля 1676 г. в Москве писал Балтазар Койэт: «В этот день и в некоторые следующие был такой сильный мороз, что у иных омертвевали нос, уши и щеки» [19, с. 439]. Несмотря на упоминание, что «другие от холода совершенно испускали дух», голландец признает в итоге, что причиной смерти местных жителей было алкогольное опьянение: «В эти дни, представляющие канун поста, происходит такое неистовство в пьянстве, не только среди мужчин, но и среди женщин, что они из кабаков или харчевен выводятся, даже выносятся и, как животные, кладутся в сани, в которых иногда от сильного мороза замерзают» [19, с. 439].

Итак, зимний климат Московского царства перестал казаться экстремальным, но никогда не оценивался в качестве комфортного. «Одним словом, в России господствуют: холод почти постоянный, зной – кратковременный, дожди – нередко проливные, снега – поистине глубочайшие, и только грозы бывают очень редко» [20, с. 379].

Некоторые путешественники научились получать удовольствие от путешествий по морозным владениям русского царя. Например, голландцы Ян Стрейс и Эльс Питерс во время отдыха по дороге в Москву катались на коньках [21, с. 150, 152–153]. 26 ноября 1669 г. развлечение на тонком речном льду чуть не закончилось для голландцев трагически. «Лед был ровным и крепким, по тонким из-за быстрого течения, так что наш бедный Эльс провалился, когда мы отбежали немного дальше. Я хотел ему помочь, но лед провалился и подо мною, и я тоже начал барахтаться. Я, правда, спасся сам и довольно ловко выбрался из проруби, так как хорошо плаваю, но мой товарищ то выплывал, то нырял и начал тонуть; увидев, что он долго не выдержит, я снова прыгнул в воду, чтобы его спасти, и мы наконец вышли из беды. После забавы мы приняли холодную ванну, и вода с нас текла ручьями, когда мы спешили на постоялый двор» [21, с. 153]. Ганс Мориц Айрманн, во время нахождения шведской посольской миссии в Москве, пристрастился к мытью в русской бане. «Удивительно смотреть, насколько эти люди природно закалены. Когда они выходят из бани, то они часто по всему телу красны, как раки, да еще усаживаются на изрядное время в снег. И так же они приучают к купанью своих совсем маленьких детей. Так как у нас этот обычай мытья неизвестен, а я часто участвовал в таковом, что мне очень нравилось, то я захотел рассказать об этом несколько пространно». [22, с. 303].

Рис. 1. Участок дороги Нарва-Псков [23; 24].

По данным анализируемых свидетельств дорожная сеть русского пограничья и самой Московии была больше приспособлена именно для зимних поездок. Многие дороги были проложены по лесистой местности, изобилующей водными объектами (реки, болота). Уплотнение поверхности грунтовых дорог достигалось в процессе их многократного использования. Дороги с низким транспортным трафиком имели большую вязкость дорожного полотна. На заболоченных и размытых участниках дорог укладывался дополнительный слой верхнего полотна из древесины (бревен, ветвей). Такое замощение не образовывало ровную сплошную поверхность, снижало скорость движения, являлось причиной травматизма и поломок транспорта.

Рис. 2. Гать через болото [25].

Движение всадников, торговых и посольских обозов было мучительной борьбой с грязью и трясиной. Ганс Мориц Айрманн приводит описание дорожной гати у берега Западной Двины: «Тут мы около трех миль должны были с большой опасностью и затруднениями проехать верхом по мало обрубленным и еле ободранным бревнам, наложенным по трясине в виде помоста, так что наш покойный господин граф вследствие неудачного шага своего коня так свалился, что жалко было на него смотреть (такие небрежные дороги имеются в большом количестве как в Польше, Литве, Московии, так и в Лифляндии, вследствие чего по этим странам лучше путешествовать зимой, чем летом, ибо зимой все большие дороги столь же ровны и гладки, как в комнате)» [22, с. 288].

В отчете нидерландского посольства ван Бредероде, Басса и Иоакими охарактеризована поездка от Нарвы до Великого Новгорода по Ивангородской дороге в октябре 1615 г.: «Мы не могли ехать быстро, ибо дни были короткие, дороги очень дурны; почти половина дороги состоит из деревьев, которые кладутся по болоту. Деревья эти во многих местах были переломаны, иногда нельзя было ни проехать, ни пройти; и так как во всей окрестности не было домов, то мы должны были много ночей провести в лесах» [26, с. 216]. Антонис Хутеерис дополняет это свидетельство рисунком и пояснением, что таких дорог в России много, а сплошная длина отдельных гатей доходила до 14 миль. «Многие бревна во многих местах от старости истлели и поломались, а кое-где прогнило от пяти и более бревен подряд, и сверху на них положены новые, причем эти новые никак не закреплены и катаются туда-сюда, что создает большие проблемы для людей, а лошадям с грузом еще труднее» [27, s. 36]. Лошади натыкались на обломки бревен, поскальзывались на незакрепленном дорожном покрытии и падали вместе с всадниками. Транспортные средства при движении по гатям ломались, а багаж повреждался. Руководителя посольской миссии Рейнгоута ван Бредероде так растрясло от поездки в карете по замощенной дороге, что у него начались колики [27, s. 43].

Результаты археологических раскопок исторических дорог [28; 29], изучение истории дорог Новгородской земли, выполненное преимущественно на основе письменных свидетельств [30; 31], подтверждают эти нелестные отзывы.

Не устраивало путешественников и качество мостов через реки. Они были сделаны «из грубого неотесанного материала» и поэтому на них часто ломались повозки [32, с. 206]. На участке дороги от Дубровно в Смоленск с польским посольством 8 сентября 1678 г. произошли еще большие неприятности: «не без повреждения опрокинулась нагруженная лучшими вещами повозка; у другой повозки упали лошади с моста; благодаря крепости постромок они долго пробыли на весу, барахтаясь несчастные на воде и с большой трудностью были освобождены из этого опасного положения, но без всякого вреда» [33, с. 119]. Наплавной мост через реку Великую к городу Опочке, «что-то вроде больших настилов, связанных друг с другом; если один несколько погружается, то два других – сзади и спереди – поддерживают его настолько, чтобы можно было переступить на другой», не показался Сигизмунду Герберштейну надежным и удобным, потому что по плавучему мосту лошади «переправляются по большей части по колено в воде» [34, с. 617]. В поездке европейцам приходилось осуществлять оперативный ремонт мостов и налаживать переправы с помощью местного населения или своими силами. Даже в конце XVII в. через крупные реки на целом ряде участков дорог путешественники переправлялись на лодках, плотах или паромах.

Рис. 3. Переправа через реку [35, с. 5].

Поэтому иностранцы расценивали морозы, сковывавшие грязь и прочие недостатки дорог, как благо: «в зимнее время русские ездят на санях и в городе и в деревне, так как дорога крепкая и гладкая от снега; все воды и реки замерзают, и одна лошадь, запряженная в санки, может провезти человека до 400 миль в три дня; но в летнее время дороги покрыты глубокой грязью, и путешествие очень тяжело» [36, с. 80]; «путешествие по той и другой дороге, вследствие частых болот и лесов, изобилующих реками, удобно только при настланных мостах, скованных льдом» [34, с. 353]; «зимой вода скована морозами и по ней можно проехать даже в повозке» [32, с. 206]; «в зимнее время, напротив, по этой гладкой и ровной дороге едешь как по специально со всем тщанием проложенному пути» [37, с. 208]. С иностранцами были согласны и местные жители. Например, 23 декабря 1584 г., когда львовский торговый обоз получил разрешение от русских властей на пересечение русской границы, измученные ожиданием купцы собирались немедленно продолжить поездку в Москву. Но профессиональные извозчики убедили своих нанимателей дождаться «более крепкого мороза и большего снега» [38, с. 185].

Однако и зимние поездки не были комфортными. Обильные снегопады затрудняли продвижение, поскольку единственным используемым в тот период способом расчистки больших участков дороги являлось ее «накатывание» транспортным потоком [34, с. 355; 39, с. 424]. Внезапная оттепель могла испортить санный путь. 13–14 января 1585 г. львовский торговый караван, передвигавшийся по льду реки Десны, убедился, что снежный наст стал «мокрым», слабо пригодным для проезда груженных саней. Это заставило воспользоваться непривлекательными сухопутными маршрутами («берегом» и «проселочной дорогой»). [38, с. 186-190].

Патрик Гордон, путешествовавший в феврале 1686 г. отмечал сложности пути из-за аномально теплой погоды, как на русской территории, так и в шведской Ливонии, где ранняя оттепель сделала дорогу плохо проходимой [40, с. 88–90].

Глубокий рыхлый снег и талая вода превращали ранние весенние путешествия в экстремальные приключения. Избежать этой распутицы было очень сложно и по причине огромных размеров страны.

Поездка германских дипломатов в марте 1517 г. от Полоцка к Опочке стал настоящим испытанием. На льду озер уже стояла вода, а болота начали оттаивать, поэтому приходилось сильно петлять, фактически двигаясь летним путем. Нижняя часть санной дороги превратилась в лед, а верхняя часть состояла из рыхлого тающего снега. Лесные участки дороги перемежались открытыми пространствами, на которых снега было гораздо больше. Вечер 24 марта застал посольство в пути. В наступившей темноте на изрытой заснеженной поляне многие люди упали, «переворачиваясь со своим конем и санями». [34, с. 613, 615]. Резкое таяние снега доставило неприятности германскому посольству и в апреле 1526 г. Часть дорожного покрытия состояла из рыхлого снега, на других участках поверх льда и снега стояла вода. Русские приставы организовали строительство мостов, но «мосты, сделанные час, два или три тому назад, уплывали от разлива вод» [34, с. 539].

На участке дороги от Крупков к Бобру дорожный рельеф и снег создали очень серьезные трудности 25 марта 1698 г. германскому посольству: даже порожние сани сильно вязли в глубоких сугробах, образовавшихся в низинах (Корб, 1997, С. 46). А уже в апреле 1698 г. весеннее тепло очень сильно испортило качество дороги. Она была грязная и проходила через топкие болота. Лошади, тянувшие повозки, проваливались глубоко («видна была одна лишь голова, остальная же часть тела чуть приметна»). Дорожное полотно заливали ручьи и реки. Мосты приходилось ремонтировать. Для организации паромной переправы через Днепр 30 «мужикам» пришлось разрубить прибрежную полосу льда и с трудом опустить паром на воду. Во время переправы по Днепру несло большие льдины. [17, c. 53–54].

Существовала опасность провалиться под лед во время поездки на санях по замершим водоемам. Некоторые участки рек не замерзали даже в сильные морозы: «Достойно замечания, что от Новгорода на расстоянии двух миль вода не только не замерзает зимой, но даже кое-где видно течение» [41, с. 146]. Ранней весной санный путь по реке был еще накатан, но лед уже начал отходить от берегов [34, с. 613].

Длительное пребывание зимой на природе (в дороге, при вынужденной ночевке) изменило отношение европейцев к своему костюму и дорожному снаряжению. Опытные путешественники, обобщая свой личный опыт, рекомендовали носить длинную верхнюю одежду и головные уборы; завести дорожные плащи, подбитые мехами, или тулупы; иметь достаточный запас суконных или войлочных одеял, медвежьи шкуры. Самые предусмотрительные советовали везти с собой палатки [32, с. 73] и большой запас провизии.

Рис. 4. Путешественник в открытых санях [25].

Рис. 5. Открытые сани [42].

Рис. 6. Митрополит в открытых санях [20, с. 45].

Рис. 7. Архимандрит в открытых санях [20, с. 46].

Рис. 8. Сигизмунд фон Герберштейн в санях [43, p. 150].

Рис. 9. Закрытые сани [44].

Рис. 10. Разновидности дорожных саней [45, p. 150].

В условиях русской зимы европейцы перемещались на санях, полностью переняв опыт местного населения [46, с. 73-154]. Энтони Дженкинсон так описывает традицию путешествовать на санях в зимнее время: «Если русский имеет хоть какие-нибудь средства, он никогда не выходит из дому пешком, но зимой выезжает на санях, а летом верхом; в санях он сидит на ковре или на шкуре белого медведя. Сани везет богато убранная лошадь с множеством лисьих и волчьих хвостов вокруг шеи; ею правит мальчик, сидящий на лошади; слуги стоят на запятках» [36, с. 80].

Рис. 11. Санные кортежи у деревни Муравейно [44].

Рис. 12. Кортеж бранденбургского посольства [47].

Рис. 13. Посольский зимний кортеж [48].

Если поездка была длительной и приходилась не только на зимние месяцы, но и на позднюю осень или раннюю весну, путешественники использовали разнообразные виды транспортных средств. Например, 17 ноября 1673 г. бранденбургское посольство подъезжало к Великому Новгороду в «санях, каретах и повозках» [47, s. 190-191]. Путешествие на санях многим представилось удобным. «Ради сильных холодов и обилия снега, имеющеюся в России и Лифляндии, здесь хорошо путешествовать и можно для езды пользоваться широкими русскими санями из луба или липовой коры. Некоторые из нас устраивали в санях войлочную подстилку, на которой ложились в длинных овчинных шубах, которые там можно очень дешево приобрести, а сверху покрывали сани войлочным или суконным одеялом: при такой обстановке мы находились в тепле и даже потели и спали в то время, как нас везли крестьяне» [49, с. 153].

Рис. 14. Русская курная изба [25].

Рис. 15. Рисунок «Каракан» (таракан) из «Описания» Бернгарда Таннера [50, p. 35].

В рассказах об особенностях зимнего ночлега в помещениях и на открытом воздухе отмечены очевидные преимущества первого способа организации постоя. После топки печи, по свидетельству Антониса Хутеериса, «в комнате так тепло, что зимой вы можете лежать и спать какое-то время почти голыми» [27, s. 54]. Однако постоялые дворы, крестьянские избы, станции-ямы не предоставляли желаемого комфорта: они были слишком тесные и грязные [32, с. 73]. Квинтэссенцией всех бед, случающихся с иностранцем, является свидетельство Витсена. «Корчма, как обычно здесь, была очень грязной и закопченной, щели полны черных тараканов. От нас сбежали несколько возчиков, которые нас обокрали. Когда мне постелили постель около домашних икон, меня предупредили, чтобы я не лег к ним ногами, это они считали большим неуважением и грехом» [18, с. 64].

Рис. 16. Зимний лагерь путешественников [51].

Рис. 17. Зимний лагерь в деревне Милагона [25].

Рис. 18. Зимний лагерь в деревне Глебово [25].

Рис. 19. Палаточный лагерь в деревне Дидерино [25].

Рис. 20. Ночевка у костров в деревне Поселявино [25].

Необходимость организации ночлега вне стационарных помещений возникала из-за отсутствия или нехватки таковых, либо являлась форс-мажором (поломки, плохие дорожные или погодные условия, усталость, бегство персонала, травмы лошадей, потеря пути). Опробованные европейцами варианты ночевки на природе в условиях русской зимы многообразны: ночевка в санях под одеялами и шкурами [15, с. 232] сон в одеялах у костра [15, с. 232; 21, с. 147]; ночевка в телегах, расставленных вокруг костра, под войлочными одеялами [18, с. 41]; на стогах сена с обильным потреблением еды и алкогольных напитков перед сном [34, с. 629]; в отапливаемых и неотапливаемых палатках [32, с. 57; 26, с. 253]; в шалашах и помещениях полуразрушенных домов вокруг разведенного костра [27, s. 35, 47-48].

К нетипичным способам борьбы с морозом можно отнести бег за санями: «Начался сильный мороз, мы сходили с саней и бежали за ними, чтобы согреться» [21, с. 150]. Зимой 1565 г. Рафаэль Барберини спасал замерзших путников с помощью спиртных напитков: «Тут, когда мы отправились в путь, дорогою нашел я множество трупов замерзших людей, а также волов и лошадей; другие же были при последнем дыхании, и так уже окоченели, что насилу ножами могли мы раскрыть им рот, после чего стали им вливать туда упомянутую водку и оттирать ею все тело; и что же? Только таким образом успели мы, наконец, привести их в чувство, а быть может и воскресить на всю жизнь» [16, с. 27]. Размещение в повозке грелки с углями для отопления описано Патриком Гордоном, но свидетельство не относится к «русскому» этапу его карьеры [52, с. 210].

К сожалению, типичным атрибутом повседневности европейцев на русской зимней дороге являлись обморожения конечностей, носа, ушей. Пострадавших старались поместить в тепло. «Голландец Арендт Классен, долго служивший в царской аптеке и пользовавшийся почетом у тамошних вельмож, как правду рассказывал …, что он поехал в свое поместье или деревню, и это случилось зимой, и проезжая по запустелой стране, он нашел дитя, казалось, еще живое и лежащее в снегу без памяти от холода и голода; он поднял дитя и положил в сани под шубы и медвежьи шкуры, которые там были, и, прибыв в одну деревню, где еще оставалось в живых несколько человек, он принес закутанное в шубу дитя в избу и тотчас положил на горячую печку, и когда маленькая девочка стала приходить в себя, он немного покормил и напоил ее горячим, тем, что у него было, так что она оправилась и могла немного говорить и понимать слова…» [39, с. 52]

Действенными, опробованными на себе, способами лечения обморожения путешественники признавали растирание снегом [34, с. 697], припарки [53, с. 3]. Самой необычной стоит признать историю излечения Гордона, который вместо растирания снегом грел обмороженные ступни ног, лечился пластырями от хирурга, а выздоровел благодаря старушечьему снадобью из мозгов грача или ворона [54, с. 197-198].

За три столетия зимних путешествий к границам Московии и зимних поездок по заснеженным просторам Русского государства европейцы переняли опыт и технологии местного населения, выработали оригинальные рекомендации для иностранцев, желающих жить и работать в условиях «русской зимы». Это было необходимым условием для дальнейшего развития интеграции формирующего высокодоходного российского внутреннего рынка с зарождавшимся общеевропейским экономическим пространством. Новый этап адаптации экономической деятельности и быта людей к воздействию холодного климата станет возможным после появления новых видов транспорта и усовершенствования системы коммуникаций в Новое время.



References
1.
Podrobnee sm.: Chernikova T. V. Evropeizatsiya Rossii vo vtoroi polovine XV–XVII vekakh. M.: MGIMO-Universitet, 2012. 944 s.
2.
Brodel' F. Material'naya tsivilizatsiya, ekonomika i kapitalizm, KhV–KhVIII vv. T. 3. M.: Progress, 1992. 679 s.
3.
Mekhovskii M. Traktat o dvukh Sarmatiyakh. M.; L.: Akademiya nauk SSSR, 1936. 288 s.
4.
Gorsei Dzh. Zapiski o Rossii XVI-nachalo XVII. M.: MGU, 1991. 288 s.
5.
Dulov A. V. Geograficheskaya sreda i istoriya Rossii, konets XV — seredina XIX v. M.: Nauka, 1983. 257 s.
6.
Podrobnee sm.: Zapadnoevropeiskie avtory XV–XVII vv. o Rossii: materialy k bibliograficheskomu slovaryu / sost. P. D. Malygin. M.: IA RAN, 2018. 192 s.
7.
Podrobnee sm.: Roe M. T. «A People Born to Slavery»: Russia in Early Modern European Ethnography, 1476–1748. Ithaca: Cornell University Press, 2018. 293 p.
8.
Baten J., Koepke N. Climate and its Impact on the Biological Standard of Living in North-East, Centre-West and South Europe during the Last 2000 Years // History of Meteorology. 2005. №. 2. P. 147–159.
9.
Borisenkov E.P. i Pasetskii V. M. Letopis' neobychainykh yavlenii prirody za 2,5 tysyacheletiya SPb.: Gidrometeoizdat, 2002. 536 s.
10.
Levi K. G., Voronin V. I., Zadonina N. V., Yazev S. A. Malyi lednikovyi period. Chast' 2. Geliofizicheskie i prirodno-klimaticheskie aspekty // Izvestiya Irkutskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Geoarkheologiya. Etnologiya. Antropologiya. 2014. № 9. S. 2–33.
11.
Eddy J. A. The Maunder Minimum // Science. New Series. 1976. Vol. 192. №. 4245. P. 1189–1202.
12.
Fletcher Dzh. O gosudarstve russkom. M.: Zakharov, 2002. 176 s.
13.
Oeuvres de Ghillebert de Lannoy, voyageur, diplomate et moraliste / ed. by Ch. Potvin. Louvain, 1878. 551 p.
14.
Adams K. Puteshestvie anglichan v Moskoviyu // Zhurnal ministerstva narodnogo prosveshcheniya. 1838. Chast' 20. № 10. Otd. 2. S. 35–64.
15.
Barbaro i Kontarini o Rossii. K istorii italo-russkikh svyazei XV v. / pod red. E. Ch. Skrizhinskoi. L.: Nauka, 1971. 275 s.
16.
Barberini R. Puteshestvie v Moskoviyu Rafaelya Barberini v 1565 godu // Syn Otechestva. 1842. № 7. S. 3–50.
17.
Rozhdenie imperii: sbornik. M.: Fond Sergeya Dubova, 1997. 544 s.
18.
Vitsen N. Puteshestvie v Moskoviyu. SPb.: Simpozium, 1996. 265 s.
19.
Posol'stvo Kunraada fan-Klenka k tsaryam Alekseyu Mikhailovichu i Fedoru Alekseevichu. SPb.: Tipografiya Glavnogo Upravleniya Udelov, 1900. 650 s.
20.
Utverzhdenie dinastii: Andrei Rode. Avgustin Meierberg. Samuel' Kollins. Yakov Reitenfel's. M.: Rita-Print, 1997. 544 s.
21.
Streis Ya. Tri puteshestviya. M.: OGIZ-Sotsekgiz, 1935. 416 s.
22.
Airmann G. M. Zapiski // Istoricheskie zapiski. 1945. T. 17. S. 265–307.
23.
Frolov A. A., Golubinskii A. A., Kutakov S.S. Veb-GIS «Chertezhi Russkogo gosudarstva XVI—XVII vv.» // Istoricheskaya informatika. 2017. № 1. S. 75–84.
24.
«Chertezh spornoi zemli», v RGADA. F. 383. Op. 1, № 102 (Stlb. Pomestnogo prikaza po Pskovu № 23296, l. 281). URL: http://rgada.info/geos2/zapros.php?nomer=768 (data obrashcheniya: 30.04.2021).
25.
Goeteeris A. Journael der legatie ghedaen inde jaren 1615 ende 1616 by ... Reynhout van Brederode ...; Dirck Bas ...; ende Aelbrecht Joachimi ... by de ... Staten Generael ... afghesonden aende ... coninghen van Sweden ende Denemercken; mitsgaders aenden groot-vorst van Moscovien ... Ende namentlick op den vreden-handel tusschen den ... coninck van Sweden ter eenre, ende den groot-vorst van Moscovien ter anderer sijde. Verciert met ... figueren. Haag, 1619. URL:: http://www.digar.ee/id/nlib-digar:100929 (data obrashcheniya: 30.04.2021).
26.
Proezzhaya po Moskovii: Rossiya XVI–XVII vekov glazami diplomatov / pod red. N. M. Rogozhina. M., 1991. 368 s.
27.
Hildebrant S. En hollandsk beskickninges resor i Ryssland, Finland och Sverige. 1615–1616. Stockholm, 1917. URL: https://hdl.handle.net/2027/inu.30000100829278 (data obrashcheniya: 30.04.2021).
28.
Bel'skii S. V., Gerasimov D. V., Lipatov A. A. i dr. Korolevskaya doroga mezhdu Keksgol'mom i Kronoborgom: Rezul'taty issledovanii istoricheskoi dorogi v Severo-Zapadnom Priladozh'e // Materialy polevykh issledovanii MAE RAN. 2013. Vyp. 13 S. 153–173.
29.
Salmina E. V. i Salmin S. A. (2008) Ol'ginskie I–III raskopy 2006 g. na Zavelich'e srednevekovogo Pskova // Arkheologiya i istoriya Pskova i Pskovskoi zemli po materialam LIII zasedaniya seminara im. akademika V. V. Sedova. Pskov, 2008. S. 29–52.
30.
Selin A. A. Ivangorodskaya doroga. SPb.: Izdatel'stvo SPbGU, 1996. 34 s.
31.
Selin A.A. Communications in the Novgorod Region during the Crisis Period of the Time of Troubles // Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta. Istoriya. 2018. T. 63. Vyp. 3. S. 748–762.
32.
Possevino A. Istoricheskie sochineniya o Rossii XVI v. («Moskoviya», «Livoniya» i dr.). M.: Izdatel'stvo Moskovskogo universiteta, 1983. 272 s.
33.
Tanner B. L. Opisanie puteshestviya pol'skogo posol'stva v Moskvu v 1678 godu. M.: Universitetskaya tipografiya, 1891. 203 s.
34.
Gerbershtein S. Zapiski o Moskovii. T. 1. M.: Pamyatniki istoricheskoi mysli, 2008. 776 s.
35.
Meierberg A. Risunki k puteshestviyu po Rossii rimsko-imperatorskogo poslannika barona Meierberga v 1661 i 1662 godakh, predstavlyayushchie vidy, narodnye obychai, odeyaniya, portrety i t.p. SPb., 1827. 136 s.
36.
Angliiskie puteshestvenniki v Moskovskom gosudarstve v XVI veke. M.: Sotsekgiz, 1937. 308 s.
37.
Pal'mkvist E. Zametki o Rossii, sdelannye Erikom Pal'mkvistom v 1674 godu = Några Observationer Angående Ryssland = Some Observations Concerning Russia. M.: Lomonosov'''', 2012. 340 s.
38.
Martin Gruneveg (o. Ventseslav): dukhovnik Mariny Mnishek. Zapiski o torgovoi poezdke v Moskvu v 1584–1585 gg.: sbornik / sost. A. L. Khoroshkevich. M.: Pamyatniki istoricheskoi mysli, 2013. 384 s.
39.
O nachale voin i smut v Moskovii. M.: Rita-Print, 1997. 560 s.
40.
Gordon P. Dnevnik 1684–1689. M.: Nauka, 2009. 344 s.
41.
Gundulich F. Puteshestvie iz Veny v Moskvu v 1655 g. // Russkii vestnik. 1869. № 9. S. 137–165.
42.
Olearius A. Vermehrte Newe Beschreibung Der Muscowitischen vnd Persischen Reyse, So durch gelegenheit einer Holsteinischen Gesandschafft an den Russischen Zaar vnd König in Persien geschehen : Worinnen die gelegenheit derer Orter und Länder, durch welche die Reyse gangen, als Liffland, Rußland, Tartarien, Meden vnd Persien, sampt dero Einwohner Natur, Leben, Sitten, Hauß-Welt-vnd Geistlichen Stand mit fleiß auffgezeichnet, und mit vielen meist nach dem Leben gestelleten Figuren gezieret, zu befinden. Schleßwig, 1656. URL: http://www.digar.ee/id/nlib-digar:277324 (data obrashcheniya: 30.04.2021).
43.
Herberstein S. von Rerum Moscoviticarum commentarii. Wien, 1547. URL: http://daten.digitale-sammlungen.de/~db/0007/bsb00074095/images/index.html?seite=00001&l=de (data obrashcheniya 30.04.2021).
44.
Palmquist E. Någre vidh sidste kongl. ambassaden till tzaren i Muskou giorde observa tioner öfver Rysslandh, des vägar, pass medh fästningar och gräntzer sammandragne aff Erich Palmquist. Anno 1674. URL: https://sok.riksarkivet.se/?postid=Arkis+6E946AA4-AEE0-4644-8FAB-CA4AB9D84AA1 (data obrashcheniya: 30.04.2021)
45.
Avril Ph. Voyage en divers États d'Europe et d'Asie, entrepris pour découvrir un nouveau chemin à la Chine. Paris, 1692. URL: https://gallica.bnf.fr/ark:/12148/btv1b86082793 (data obrashcheniya: 30.04.2021).
46.
Podrobnee sm.: Vasil'ev M. I. Russkie sani: istoriko-etnograficheskie issledovanie. Velikii Novgorod: NovGU im. Yaroslava Mudrogo, 2007. 364 s.
47.
Brand J. A. von Johan Arnholds von Brand Reysen durch die Marck Brandenburg, Preussen, Churland, Liefland, Peßcovien, Groß-Naugardien, Tweerien und Moskovien in welchen vieles nachdenklich wegen gemeldter Länder .... Wesel, 1702. URL: http://daten.digitale-sammlungen.de/~zend-bsb/metsexport/?zendid=bsb11095376 (data obrashcheniya: 30.04.2021).
48.
Klenk K. van Historisch verhael, of, Beschryving van de voyagie, gedaen onder de suite van den heere Koenraad van Klenk, extraordinaris ambassadeur van haer ho. mog. de heeren Staeten Generael en sijn hoogheyt den heere Prince van Orange, aan zijne zaarsche majesteyt van Moscovien: neven een pertinente beschrijvinge van het selve rijck ... : verciert met eenige koopere plaeten, en naeukeurigh beschreven. Amsterdam, 1677. URL: https://archive.org/details/gri_33125008537181/page/n69/mode/2up (data obrashcheniya: 30.04.2021).
49.
Olearii A. Opisanie puteshestviya v Moskoviyu. Smolensk: Rusich, 2003. 480 s.
50.
Tanner B. L. F. Legatio Polono-Lithuanica in Moscoviam potentissimi Poloniae regis ac Reipublicae mandato et consensu anno 1678 ... suscepta. Norimbergae, 1689. URL: https://polona.pl/item/legatio-polono-lithuanica-in-moscoviam-potentissimi-poloniae-regis-ac-reipublicae,OTcwMDc0NDM/4/#info (data obrashcheniya: 30.04.2021).
51.
Atlas Blaeu-Van der Hem. Bd. 24:38. fol. 74 (27). URL: http://data.onb.ac.at/rec/baa17721761 (data obrashcheniya: 30.04.2021).
52.
Gordon P. Dnevnik 1659–1667. M.: Nauka, 2003. 315 s.
53.
Bokh I. Puteshestvie v Moskvu // Zapiski imperatorskoi Akademii Nauk. Seriya VIII. 1901. T. 5. № 3. S. 2–8.
54.
Gordon P. Dnevnik 1635–1659. M.: Nauka, 2005. 278 s
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Other our sites:
Official Website of NOTA BENE / Aurora Group s.r.o.
"History Illustrated" Website