Статья 'Эволюция российских подходов к миротворческой деятельности ООН в контексте формирования полицентричной системы международных отношений' - журнал 'Мировая политика' - NotaBene.ru
по
Journal Menu
> Issues > Rubrics > About journal > Authors > About the Journal > Requirements for publication > Editorial collegium > Peer-review process > Policy of publication. Aims & Scope. > Article retraction > Ethics > Online First Pre-Publication > Copyright & Licensing Policy > Digital archiving policy > Open Access Policy > Open access publishing costs > Article Identification Policy > Plagiarism check policy > Editorial board
Journals in science databases
About the Journal

MAIN PAGE > Back to contents
World Politics
Reference:

Evolution of Russia’s approaches to the UN peacekeeping in the context of formation of a polycentric international relations system

Romadan Liliya Igorevna

Attache of the Embassy of the Russian Federation in the Republic of Moldova

MD-2003, Moldova, g. Kishinev, ul. Ul. Shtefana chel, 153

liliyaromadan@gmail.com

DOI:

10.25136/2409-8671.2017.2.22894

Review date:

03-05-2017


Publish date:

08-06-2017


Abstract: The research subject is Russia’s policy in the UN, particularly in the sphere of peacekeeping and international security in the 21st century in the context of formation of a polycentric international relations system. The author focuses on the analysis of a contractual legal framework regulating the participation of Russian citizens in international peacekeeping, and the activities of peacekeepers in the modern UN peacekeeping operations. The author analyzes the geography of Russian peacekeepers’ participation, detects the tendencies and problems in the context of the UN reforming and the formation of Russia’s foreign policy priorities. The research methodology is based on the principles and methods of political research based on the system approach. To study the evolution of participation of the Russian Federation in the UN peacekeeping activities, the author uses the general logical approach, which includes analysis and synthesis, induction and deduction, comparison, generalization, and the method of critical analysis of documents (content-analysis). The scientific novelty consists in the attempt to comprehensively analyze the participation of Russia in the UN peacekeeping activities in the context of formation of a polycentric model of international relations. To effectively promote Russia’s foreign policy in the UN, the author believes it is reasonable to focus on peacekeeping activities. 


Keywords:

UN, UN peacekeeping operations, UN Security Council, national security, international security, armed conflicts, Russia's foreign policy, polycentric model, multipolarity, peacekeeping

This article written in Russian. You can find original text of the article here .
Актуальность исследования

В условиях трансформации мировой политической системы в XXI в. в сторону полицентричной модели с ее неоднородностью и многоукладностью, и в связи со становлением новых региональных центров, растет нестабильность, разгораются «тлеющие», возвращаются на стадию эскалации «замороженные», наконец, возникают новые конфликты, носящие, как правило, конъюнктурный характер.

«Конец истории» – в виде завершения идеологической эволюции человечества и принятия западной либеральной демократии в качестве окончательной формы правления – как предполагал Ф. Фкуяма так и не случился [16], напротив, в конце ХХ в. на мировой арене существенно возросло напряжение. Некоторые исследователи, такие как С. Хантингтон [33], А. Тойнби [36], Н.Я. Данилевский [4], К. Ясперс [19] выдвинули вариативные теории взаимодействия цивилизаций. Согласно модели конфликтного взаимодействия, а именно «столкновения», – в постконфронатционный период формируется довольно противоречивая картина: взаимодействие между различными типами цивилизаций способствует созданию полицивилизационного мира, однако, наряду с этим, обостряются противоречия, которые создают угрозу международной системе безопасности. В этой связи актуально исследование деятельности ключевых институтов, призванных поддерживать международную безопасность, прежде всего ООН и роли Российской Федерации как постоянного члена Совета Безопасности ООН.

Линия Российской Федерации в Организации Объединенных Наций направлена на наращивание потенциала в сфере кризисного реагирования, обеспечения международного мира и безопасности [6].Миротворческая деятельность – важный инструмент для решения задач в данных областях.

В целом, начиная с 1945 г. ООН организовано и проведено больше 60 миротворческих операций более чем в 110 странах мира, причем почти
50 из них были инициированы в период после 1988 года
[20].
Это свидетельствует о том, что международная система переживает качественный и количественный подъем в области миротворчества. Объективная востребованность в реакции международного сообщества на возрастающий конфликтогенный потенциал и актив международных отношений в форме миротворческой деятельности провоцирует не только рост количества операций, но и расширения количественного состава миротворцев. На 2017 год по всему миру развернуто 16 миротворческих операций, в которых задействовано свыше 123 тысяч человек
[20] (9 из 16 текущих операций проводятся в Африке). Россия принимает участие в большинстве операций по поддержанию мира ООН.

Обзор исследований по проблематике

Традиционно среди отечественных и зарубежных исследователей немало уделяется внимание вопросам совершенствования механизмов ООН. Вместе с тем, нужно отметить, что в отечественной литературе в 90-х гг. наблюдался некоторый спад интереса к разработке данной проблематики, однако в нач. ХХI в. данная тема получила свое развитие в российской научно-экспертной среде.

Среди авторов трудов, посвященных трансформации системы международных отношений и роли ООН в ней стоит отметить О.Н.Барабанова [1], В.Ф.Заемского [7], В.М.Кулагина [9], М.М.Лебедевой [11], А.И.Никитина [12] и др.

Проблематику участия Российской Федерации в миротворческой деятельности ООН подробно исследуют В.Н.Федоров [15] А.П.Барышев [2].

Среди зарубежных авторов стоит отметить А. Адебажо [30], С.Андерсона [31], В.Дарча [32] и др. В работах данных исследователей просматривается тенденция к детальному анализу конкретных операций без увязки полученных результатов с общей концепцией миротворчества. Работы зарубежных исследователей, посвященные изучению участия Российской Федерации в миротворческих операциях ООН, практически отсутствуют. Проанализировав имеющийся базис источников и литературы, стоит отметить, что работы с использованием системного анализа эволюции миротворческой деятельности ООН и роли Российской Федерации представлены в недостаточном объеме. Большинство современных исследований анализирует ситуацию с позиций «новостной актуальности» и не отличаются научной фундированностью.

Россия выступает за укрепление институтов ООН как ядра новой формирующейся полицентричной системы международных отношений, сохранив при этом ключевую роль Совета Безопасности, традиционных принципов и критериев в миротворческой деятельности. Со своей стороны Секретариата ООН высоко оценивает вклад российских миротворцев, что способствует, безусловно, укреплению авторитета Российской Федерации на мировой арене [22].

В силу близости границ и общей истории особый интерес для Российской Федерации представляет развитие кризисных процессов на постсоветском пространстве. В целом, включение Российской Федерации в миротворческую деятельность обуславливается не только стремлением содействовать формированию международной архитектуры безопасности, но и обеспечением национальной безопасности, путем предотвращения вызов и угроз по периметру российских границ [28]. По этой причине участие Российской Федерации в современных миротворческих операциях требует тщательного рассмотрения.

В соответствии с Федеральным Законом «О безопасности» от 2010 г. урегулирование конфликтов – одна из ключевых задач международного сотрудничества в области обеспечения безопасности [29]. Вместе с тем, по количеству специалистов, направленных для участия в миротворческих операциях, Российская Федерация занимает лишь 68 место (из 123 стран) [37]. Учитывая особый статус России как постоянного члена Совета Безопасности, данный показатель не в полной мере соответствует ее особой роли в процессе принятия решения, касательно вопросов международной безопасности [8]. Подобный гистерезис России в деятельности ООН по поддержанию мира, определяющий вектор развития международной архитектуры безопасности и служащий инструментом для укрепления лидерских позиций ее ключевых акторов на мировой арене, может ослабить авторитет и позиции страны. Отказ от присутствия в конфликтогенных узлах современных международных отношений снижает возможность влияния на процессы в подобных регионах в посткризисный период, сужая, таким образом, коридор возможностей для реализации Российской Федерацией своих национальных интересов.

Финансирование

Анализируя проблематику участия Российской Федерации в финансовой стороне организации операций, необходимо отметить, что Россия входит в 10 крупнейших доноров миротворческой деятельности ООН. Процентная ставка взносов Российской Федерации на операции по поддержанию мира ООН, установленная на 2016 год, находится на уровне 4,01% [23]. Исследователь А. Громыко отмечает: «взносы Китая и России в бюджет ООН несоизмеримы с тем влиянием, на которые они в этой организации претендуют» [3]. Возможно, увеличение вклада в бюджет операций в пользу мира может стать одним из инструментов упрочения позиции Российской Федерации в ООН и на других международных площадках.

Помимо взносов в бюджет операций по поддержанию мира ООН Российская Федерация перечисляет финансовые средства в Фонд миростроительной деятельности ООН, так за период с 2008 по 2016 г. сумма вклада составила 18 млн.долл.США [35].

Нормативно-законодательный базис участия российских миротворцев в операциях ООН

Правовой основой направления граждан Российской Федерации в качестве является Военная доктрина, Концепция внешней политики, Стратегия национальной безопасности, Концепция участия Российской Федерации в содействии международному развитию а также федеральные законы и подзаконные акты.

Согласно Федеральному закону от 23 июня 1995 г. №93-ФЗ (в редакции от 07.02.2011 г., с изменениями от 04.06.2014 г.) «О порядке предоставления Российской Федерацией военного и гражданского персонала для участия в деятельности по поддержанию или восстановлению мира и безопасности» решение о направлении военного и гражданского контингентов заграницу, сроке пребывании и порядке вывода принимается Президентом Российской Федерации [26].

В редакции Концепции внешней политики Российской Федерации от 1 декабря 2016 г. в разделе «Укрепление международной безопасности» в п.31 отмечено, что РФ рассматривает международное миротворчество в качестве эффективного инструмента урегулирования вооруженных конфликтов и «намерена участвовать в международной миротворческой деятельности под эгидой ООН и в рамках взаимодействия с региональными и международными организациями, вносить активный вклад в укрепление превентивного антикризисного потенциала ООН» [21]. В то же время Россия выступает за применение «реалистичных и четких, не допускающих произвольных интерпретаций, миротворческих мандатов, особенно связанных с применением силы, и обеспечение строгого контроля за их реализацией» [21]. Наличие подобного рода формулировок вероятно связано с деятельностью сформированной в Демократической Республике Конго в 2013 г. «бригады оперативного вмешательства». Данный феномен является свидетельством смещения вектора общей классической концепции миротворчества в сторону «силового», что представляется достаточно тревожной тенденцией.

Вместе с тем, самостоятельной правовой базы в виде отдельного программно-оперативного документа (оформленного в виде концепции, доктрины или стратегии), регламентирующей миротворческую деятельность Российской Федерации, пока не существует. Хотя работа над прототипом концепции продолжается больше 10 лет. Подобный феномен объясняется достаточно поздним включением СССР в миротворческие операции ООН. Отсутствие концепции миротворческой деятельности в тот период стало сначала «заложником», а впоследствии и причиной существенного отставания отечественного понятийного аппарата не только в практическом, но и в теоретическом плане от мировых практик.

Анализ участия российских миротворцев в деятельности ООН по поддержанию мира

Впервые советские военные специалисты были направлены в 1973 г. для наблюдения за выполнением перемирия в Палестине, Египте и Сирии. Некоторые исследователи, в частности А.В. Загорский, склонны полагать, что руководство Советского Союза довольно скептически относилось к идее интеграции в поле миротворческой деятельности под эгидой ООН [5].

Период заметной активизации участия РФ в миротворческой деятельности ООН совпадает с этапом трансформации самой миротворческой концепции и переход ко «второму поколению» миротворческих операций ООН с 1990-х гг., которые характеризуются с одной стороны многозадачностью, с другой – развертыванием преимущественно для стабилизации внутригосударственных кризисов. Среди ключевых событий в истории участия России в миротворческой деятельности ООН стоит отметить отправку в 1991 г. российских военных наблюдателей в район ирако-кувейтской границы и Западную Сахару [13]. В 1992 российские военные наблюдатели начали работу в Югославии, Камбодже и Мозамбике, в 1994 г. ­– в Руанде, Грузии, в 1995 г. ­– ­в Анголе, в 1997 г.­– в Гватемале, в 1998 г. – в Сьерра-Леоне, в 1999 г. – ­в Восточном Тиморе и Демократической Республике Конго. В свою очередь, группа российских сотрудников МВД была командирована в Камбоджу в 1992 г. Позднее в МВД России сформировалась определенная система подготовки кадров для службы в миротворческих миссий под эгидой ООН. В 2000 г. на базе Всероссийского института повышения квалификации сотрудников МВД России в г. Домодедово был создан Центр подготовки миротворцев.

Однако, не смотря на активное включение в 1990-х гг., в нач. 2000-хх гг. просматривается спад количества российских представителей в составе миротворческих операций под эгидой ООН. По численности персонала в составе операций по поддержанию мира СССР занимал 18 место, в 1995 г. Российская Федерация ­– 4 место, в 2000 г. ­ – 20 место, в 2015 г. ­– 73 место [38]. Из чего можно сделать вывод о том, что руководством России происходит аккумулирование ресурсов на других направлениях, переориентация в сторону ставки на качественные, а не на количественные показатели выделяемой помощи. На 2017 г. порядка 99 россиян (военные эксперты, полицейские, военнослужащие) принимают участие в миротворческих операциях под эгидой ООН [24].

Анализируя данные графика (Таблица 1), заметно, что пик количества российских миротворцев приходится на 1995 г. и составляет 1731 человек (в данный период около 1500 военнослужащих было задействовано в операции ООН в бывшей Югославии) [34]. Однако после трансформации операции было принято решение о выводе существенной части российского контингента из данного региона. Это не могло не сказаться на конечном количестве военного и гражданского персонала, принимающих участие в операциях. Решение о выводе российских миротворцев в бывшей Югославии не было продиктовано попыткой ограничить участие в миротворческой деятельности ООН, скорее это явилось вынужденной мерой, поскольку сохранение присутствия подразумевало кооперацию с евро-атлантическим контингентом (проводить исключительно самостоятельный курс на столь узком геостратегическом пространстве, как сегодня происходит в Сирии, в тот момент РФ была не способна), что могло быть расценено международным сообществом, как символ согласия с методами, которые использовали на Балканах НАТО и ЕС [17]. До начала 2000-х гг. Россия принимала участие в урегулировании Балканского кризиса, участвуя в операциях НАТО по мандату Совета Безопасности ООН [18].

Значимым этапом в наращивании нормативно-правовой базы участия Российской Федерации в миротворческих операциях под эгидой ООН стало заключение в 2002 г. Меморандума о взаимопонимании между Российской Федерацией и ООН о вкладе в систему резервных соглашений Организации Объединенных Наций. Его финальный вариант предусматривал предоставление российской стороной по запросу ООН в трехмесячный срок четырех боевых вертолетов Ми-24, четырех транспортно-боевых вертолетов Ми-8МТ (МТВ), одной инженерно-саперную роты, одного полевого госпиталя третьего уровня (по стандартам ООН) [14]. Решение о заключении подобного рода меморандума является практическим вкладом в качественное развитие миротворчества.

С 2005 г. дан старт формированию 15-ой отдельной мотострелковой бригаде, члены которой проходили специальную подготовку не только к участию в операциях по поддержанию мира под эгидой ООН, но в интересах СНГ, ОБСЕ и ШОС. Данное подразделение осуществляет функции специального воинского контингента, созданного по Указу Президента Российской Федерации от 02.05.1995 г. «О формировании специального воинского контингента в составе Вооруженных Сил РФ для участия в деятельности по поддержанию или восстановлению международного мира и безопасности» и утратившего силу в 1999 г. [27]

Сегодня (апрель 2017 г.) российские специалисты (99 человек) служат на благо укрепления мира на Гаити, в Демократической Республике Конго, Западной Сахаре, на Кипре, в Косово, Кот-д'Ивуаре, Либерии, районе Абъей, Южном Судане, на Ближнем Востоке (в рамках органа ООН по наблюдению за выполнением перемирия), а также в Миссии ООН в Колумбии (политическая миссия) [25]. Большинство миротворцев – мужчины (92 человек), что свидетельствует о том, что пока Российской Федерации не удалось гармонизировать гендерное равенство в предоставляемых контингентах. Зарубежные партнеры всерьез обращают на это внимание и считают важным показателем гендерного равноправия в России. Демонтаж «стеклянного потолка» и заполнение условной «женской квоты» на позиции переговорщиков и переводчиков позволит укрепить образ российских профильных институтов как современных и репрезентативных ведомств.

Основная причина ограниченного присутствия контингентов кроется в нерешенности ряда проблем, таких как в частности обеспечение безопасности нашим гражданам. Также в отсутствии общей концепции миротворческой деятельности на федеральном уровне, где была бы четко рассмотрена проблематика целеполагания, долгосрочной стратегии, тактических вопросов, касающихся квалификации, задач и инструментария миротворцев. В настоящее время проводится работа по согласованию широкого круга вопросов законотворческого и финансового характера. Среди ведомств, координирующих вопросы участия Российской Федерации в миротворческой деятельности ООН необходимо отметить МИД России, Минобороны России, МВД России.

Вывод

В целом, со времени учреждения ООН по настоящее время подходы России к проблеме участия в миротворческой деятельности под эгидой данной универсальной организации трансформировались вместе с системой международных отношений. Складывающаяся на наших глазах новая геополитическая конфигурация мира, характеризуемая в качестве ассиметричной многополярности, отличается наличием новых вызовов и угроз международной архитектуре безопасности. Вместе с тем, существование нескольких полюсов/центров сил, при условии совместной координации действий, может поспособствовать эффективному противодействию нестабильности и таким явлениям как международный терроризм.

В случае наличия одного центра силы существует вероятность смещения вектора развития миротворческой концепции ООН в сторону «силового» и применения актов агрессии гегемоном в обход Совета Безопасности ООН и международного права, что не может не вызывать опасений. В свою очередь, Российская Федерация выступает за укрепление ООН как центрального элемента полицентричного мироустройства. В XXI веке география участия российских граждан в миротворческих операциях ООН расширилась, что способствует включенности страны в укрепление международной архитектуры безопасности.

Виды содействия отличаются широкой вариативностью: от обеспечения безопасности в регионах в рамках операции по поддержанию мира до осуществления гуманитарной помощи и поддержки политических процессов.

Вместе с тем, с целью повышения имиджа страны на мировой политической арене, а также достижения поставленных задач в области внешней политики и содействия продвижению российских экспертов в органы ООН и на руководящие должности в миротворческие операции «в полях», видится необходимость в расширении участия российских миротворцев в операциях по поддержанию мира ООН.

Для эффективного продвижения внешнеполитической линии Российской Федерации на площадке ООН представляется целесообразным концентрироваться, в том числе и по вопросам миротворческой деятельности. Как подчеркивает Министр иностранных дел Российской Федерации С.В. Лавров: «Международные отношения проходят через очень непростой период, и Россия, как уже не раз бывало в истории, оказалась на перекрестке ключевых тенденций, во многом определяющих вектор будущего мирового порядка» [10]. Возможно, это и есть тот исторический шанс для Российской Федерации укрепить позиции страны в формирующейся системе полицентричного мира, в том числе и посредством активизации усилий на миротворческом треке.

Таблица 1

img_1796



References
1.
Barabanov O.N. Pravo i sila v razreshenii konfliktov. Novye podkhody k probleme gumanitarnoi interventsii / Konflikty v sovremennom mire»; pod red. M. M. Lebedevoi. – M.: MONF, 2001.; Barabanov O.N. Mirotvortsy ili uchastniki konflikta? // Otkrytaya politika.-1998.-№3-4.-S. 60-65.
2.
Baryshev A.P. Mirovaya politika i Organizatsiya Ob''edinennykh Natsii.1945-2009. – M.:Obshchestvo druzhby i razvitiya sotrudnichestva s zarubezhnymi stranami, 2009.-1340 c.
3.
Gromyko A.A. Vyzovy XXI veka i Organizatsiya Ob''edinennykh Natsii.-M.:Lenand,2012.-S.42.
4.
Spory o sud'bakh Rossii: N. Ya. Danilevskii i ego kniga «Rossiya i Evropa» / Predisl. igumena Damaskina (Orlovskogo). -Izd. 2-e, ispr. i dop. -Tver': Izdat. dom «Bulat», 2001. -416 s. 
5.
Zagorskii A.V. Mirotvorchestvo i mezhdunarodnoe upravlenie regional'noi bezopasnost'yu.-M.: IMEMO RAN, 2015. – S.83; Nikitin A. The Russian Federation// A.Bellamy, P.Williams (eds). Providing Peacekeepers. The Politics, Challenges, and Future of United Nations Peackeeping Contributions. Oxford: Oxford University Press, 2013.P.158-182.
6.
Zaemskii V.F. OON i mirotvorchestvo. – M.: Mezhdunarodnye otnosheniya, 2012.-S.5.
7.
Zaemskii V.F. "OON i mirotvorchestvo". Kurs lektsii. – 2-e izd., ispr. I dop. – M.: Mezhdunar. otnosheniya, 2012.-309 c.
8.
Mezhdunarodnye organizatsii i uregulirovanie konfliktov / Otv. redaktory T A.Zakaurtseva, T. V. Kashirina., M, «Dashkov i K°», 2017.-188 s.
9.
Kulagin V.M. Mezhdunarodnaya bezopasnost' : ucheb. posobie dlya studentov vuzov / V. M. Kulagin. – M. : Aspekt Press, 2007.-318 c.
10.
S.V.Lavrov «Istoricheskaya perspektiva vneshnei politiki Rossii» [Elektronnyi resurs]: «Rossiya v global'noi politike». URL: http://www.mid.ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2124391, data obrashcheniya 01.04.2017.
11.
Lebedeva M.M. Politicheskoe uregulirovanie konfliktov. Podkhody, resheniya, tekhnologii. – M., 1999.-271 c.
12.
Nikitin A.I. Mezhdunarodnye konflikty: vmeshatel'stvo, mirotvorchestvo, uregulirovanie – M., 2017.-384 c.
13.
Polikanov D.V. Konflikty v Afrike i deyatel'nost' mezhdunarodnykh organizatsii po ikh uregulirovaniyu: dis. … kand. polit. nauk: 23.00.04 – Politicheskie problemy mezhdunarodnykh sistem i global'nogo razvitiya/ MGIMO. M., 1999. S.56.
14.
Salyukov O.L. O roli vooruzhennykh sil Rossiiskoi Federatsii v mirotvorcheskoi deyatel'nosti. [Elektronnyi resurs] URL: http://federalbook.ru/files/OPK/Soderjanie/OPK-11/III/Salyukov.pdf S.332, data obrashcheniya 10.04.2017.
15.
Fedorov V.N. Organizatsiya Ob''edinennykh Natsii, drugie mezhdunarodnye organizatsii i ikh rol' v XXI veke. – M.:Logos,2007.-944 c.
16.
Fukuyama F. Konets istorii? // Voprosy filosofii. – 1990. – № 3. S. 134–155.
17.
Shtol' V.V. Agressiya NATO protiv Yugoslavii. 15 let spustya. // g. Moskva. 2014.
18.
Shtol' V.V. NATO v mirotvorcheskom protsesse // Obozrevatel'-observer. 2008 № 2,-S. 80-84.
19.
Yaspers K. Smysl i naznachenie istorii. M.: Respublika, 1991. S. 32-50.
20.
Informatsionnyi tsentr OON. [Elektronnyi resurs]: Ofitsial'nyi sait OON URL: http://www.un.org/russian/news/fullstorynews.asp?newsID=5707, data obrashcheniya: 09.04.2017.
21.
Kontseptsiya vneshnei politiki Rossiiskoi Federatsii (utverzhdena Prezidentom Rossiiskoi Federatsii V.V.Putinym 30 noyabrya 2016 g.). [Elektronnyi resurs]: Ofitsial'nyi sait MID Rossii. URL: http://www.mid.ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2542248?p_p_id=101_INSTANCE_cKNonkJE02Bw&_101_INSTANCE_cKNonkJE02Bw_languageId=ru_RU, data obrashcheniya 08.04.2017.
22.
Moskva pretenduet na rukovodyashchie dolzhnosti v mirotvorcheskikh missiyakh OON. [Elektronnyi resurs]: Ofitsial'nyi sait RBK. URL: http://www.rbc.ru/politics/18/05/2014/57041ce09a794761c0ce9e61, data obrashcheniya 08.04.2017.
23.
Operatsii OON po podderzhaniyu mira. [Elektronnyi resurs]: Ofitsial'nyi sait OON URL: http://www.un.org/ru/peacekeeping/operations/financing, data obrashcheniya 07.04.2017.
24.
Operatsii OON po podderzhaniyu mira. [Elektronnyi resurs]: Ofitsial'nyi sait OON. URL: http://www.un.org/ru/peacekeeping/resources/statistics/contributors.shtml , data obrashcheniya 08.04.2017.
25.
Operatsii OON po podderzhaniyu mira. [Elektronnyi resurs]: Ofitsial'nyi sait OON. URL: http://www.un.org/en/peacekeeping/contributors/2017/feb17_5.pdf, data obrashcheniya 09.04.2017.
26.
O poryadke predostavleniya Rossiiskoi Federatsiei voennogo i grazhdanskogo personala dlya uchastiya v deyatel'nosti po podderzhaniyu ili vosstanovleniyu mira i bezopasnosti: FZ. [Elektronnyi resurs]: Nalogi i pravo. Nalogovyi kodeks Rossiiskoi Federatsii. Kommentarii i sudebnaya praktika. Izmeneniya v nalogovom zakonodatel'stve. URL: http://nalogcodex.ru/laws/Federalnyy-zakon-ot-23.06.1995-N-93-FZ, data obrashcheniya 09.04.2017.
27.
O formirovanii spetsial'nogo voinskogo kontingenta v sostave Vooruzhennykh Sil Rossiiskoi Federatsii dlya uchastiya v deyatel'nosti po podderzhaniyu ili vosstanovleniyu mezhdunarodnogo mira i bezopasnosti (utratil silu-Ukaz Prezidenta RF ot 25.05.99 N 650). [Elektronnyi resurs]: Sait Konsortsium Kodeks URL: http://docs.cntd.ru/document/9019368 , data obrashcheniya 08.04.2017.
28.
Strategiya natsional'noi bezopasnosti Rossiiskoi Federatsii do 2020 g.P.41. [Elektronnyi resurs]: Ofitsial'nyi sait Kremlya. URL http://www.kremlin.ru/supplement/424, data obrashcheniya 08.04.2017.
29.
Federal'nyi zakon «O bezopasnosti». Prinyat Gosudarstvennoi Dumoi 7 dekabrya 2010 goda. Odobren Sovetom Federatsii 15 dekabrya 2010 goda, st.7 p.2.6. [Elektronnyi resurs]: Ofitsial'nyi sait Soveta bezopasnosti Rossiiskoi Federatsii. URL: http://www.scrf.gov.ru/documents/1/111.html, data obrashcheniya 08.04.2017.
30.
Adebajo, A. UN Peacekeeping in Africa From the Suez Crisis to the Sudan Conflicts.-Lynne Rienner Publishers, 2011.
31.
Andersson, A. Democracies and UN Peacekeeping Operations, 1990-1996, International Peacekeeping vol.7, #2, 2000.
32.
Durch, William J. The Evolution of U.N. Peacekeeping: Case Studies and Comparative Analysis, St. Martin's Press, New York, 1993.
33.
Hantington S. The Clash of Civilizations? // Foreign Affairs.-1993.-Summer.-P.22-49. [Elektronnyi resurs] URL: http://users.metu.edu.tr/utuba/Huntington.pdf , data obrashcheniya: 10.04.2017.
34.
Monthly Summary of Troop Contributions to Peace-Keeping Operations as of 30 November 1995.
35.
Multi-Partner Trust Fund Office. [Elektronnyi resurs]: Ofitsial'nyi sait OON. URL: http://mptf.undp.org/factsheet/donor/00206, , data obrashcheniya 08.04.2017.
36.
Toynbee A. Change and Habit: The Challenge of Our Time // Oxford University Press, 1966.
37.
Ranking of Military and Police Contributions to UN Operations. [Elektronnyi resurs]: Ofitsial'nyi sait OON URL: http://www.un.org/en/peacekeeping/contributors/2017/feb17_2.pdf, data obrashcheniya 08.04.2017.
38.
Summary of United Nations Peacekeeping forces by country/Ranking of Military and Police Contributions to UN Operations, 1990-November 2015. Zagorskii A.V. Mirotvorchestvo i mezhdunarodnoe upravlenie regional'noi bezopasnost'yu.-M.: IMEMO RAN, 2015. – S.86-87
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Other our sites:
Official Website of NOTA BENE / Aurora Group s.r.o.