Статья 'Опорные разрезы второй половины среднего неоплейстоцена енисейского севера' - журнал 'Арктика и Антарктика' - NotaBene.ru
по
Journal Menu
> Issues > Rubrics > About journal > Authors > About the Journal > Requirements for publication > Peer-review process > Article retraction > Ethics > Online First Pre-Publication > Copyright & Licensing Policy > Digital archiving policy > Open Access Policy > Article Processing Charge > Article Identification Policy > Plagiarism check policy > Editorial Board > Council of Editors
Journals in science databases
About the Journal
MAIN PAGE > Back to contents
Arctic and Antarctica
Reference:

Key sections of the second half of the Middle Neo-Pleistocene of Yenisei North

Gusev Evgenii Anatol'evich

PhD in Geology and Mineralogy

Deputy Director, All-Russia Research Institute of Geology and Mineral Resources of the World Ocean

190121, Russia, g. Saint Petersburg, Angliiskii pr., 1

gus-evgeny@yandex.ru
Molod'kov Anatolii Nikolaevich

Doctor of Geology and Mineralogy

Head of Laboratory, Tallinn Technological University

10120, Estoniya, g. Tallin, shosse Narvskoe, 25

anatoli.molodkov@ttu.ee
Kuznetsov Anton Borisovich

Doctor of Geology and Mineralogy

Head of Laboratory, Institute of Precambrian Geology and Geochronology of the Russian Academy of Sciences

199034, Russia, g. Saint Petersburg, nab. Makarova, 2

antonbor9@mail.ru
Novikhina Elizaveta Stanislavovna

Scientific Associate, All-Russia Research Institute of Geology and Mineral Resources of the World Ocean

190121, Russia, g. Saint Petersburg, Angliiskii pr., 1

khelizaveta@yandex.ru
Anikina Nadezhda Yur'evna

Geologist, Central Mining and Geological Laboratory

167004, Russia, g. Syktyvkar, ul. Markova, 29A

anikinanadya@mail.ru
Derevyanko Lyudmila Grigor'evna

Geologist, Central Mining and Geological Laboratory

167004, Russia, g. Syktyvkar, ul. Markova, 29A

luda.derevyanko@gmail.com
Chetverova Valentina Aleksandrovna

Engineer, A. P. Karpinsky Russian Geological Research Institute

199106, Russia, g. Saint Petersburg, Srednii pr., 74

valentinka4@inbox.ru
Krylov Anton Vladimirovich

Scientific Associate, A. P. Karpinsky Russian Geological Research Institute

199106, Russia, g. Saint Petersburg, Srednii pr., 74

krylov-polargeo@yandex.ru

DOI:

10.7256/2453-8922.2019.2.29676

Received:

05-05-2019


Published:

23-05-2019


Abstract: The subject of this research is the stratigraphy and paleography of the Middle Neo-Pleistocene of the north of Western Siberia. The authors examine the sediments of the Middle Neo-Pleistocene of Yenisei North, including Taz and Shirta horizons, correlated with marine isotope stages 6 and 7. The affiliation of the explored sections to the upper link of the Middle Neo-Pleistocene was substantiated by the chronometric studies, as well as sectoral position, palynological and microfaunistic data. Special attention is given to the genetic interpretation of sediments based on the results of the author’s personal laboratory and analytical data and published records. The goal of this work lies examination of the Middle Neo-Pleistocene sediments of the Yenisei North, as well as determination of their age and genesis on the basis of comprehensive analysis of the key sections. The authors applied lithological, microfaunistic, and palynological methods of research; as well as conducted age dating via the method of infrared-stimulated luminescence (IR-OSL). The obtained dating ranging between 166 and 217 thousand years ago on four key sections, including the stratotype of the Sanchugovskaya suite. Among the sediments of the Middle Neo-Pleistocene, there are varieties from pure sands to clayey silts and unsorted hybrid rocks. The results of lithological and paleontological analyzes testify to the marine origin of sediments from the majority of the sections explored. Such sediments contain the marine mollusks and foraminifera in situ. The results can be used for revising the paleogeography of Western Siberia in the Middle Neo-Pleistocene.


Keywords:

Middle Neo-Pleistocene, Western Siberia, Taz horizon, Shirtin horizon, Sanchugov suite, geochronology, genetic interpretation, diamict rocks, quaternary sediments, key sections

This article written in Russian. You can find original text of the article here .

Введение

Со средним неоплейстоценом севера Западной Сибири связана давняя дискуссия о происхождении диамиктонов, которые на значительной площади слагают цоколь равнины и предгорий Таймыра. Согласно Унифицированной региональной стратиграфической схеме четвертичных отложений Западно-Сибирской равнины [28] в среднем неоплейстоцене выделены тобольский, самаровский, ширтинский и тазовский региональные горизонты. Самаровский и тазовский горизонты признаны ледниковыми, а тобольский и ширтинский – межледниковыми [5]. Попытки внедрить в общую стратиграфическую шкалу квартера подразделения, соответствующие морским изотопным стадиям [2], встречают проблемы определения границ горизонтов в региональных схемах, включая Западно-Сибирскую. Четыре упомянутых западносибирских горизонта трудно сопоставить с шестью морскими изотопными стадиями от 6 до 11. Впрочем, два верхних – тазовский и ширтинский в первом приближении сопоставляются с 6ой и 7ой морскими изотопными стадиями. Возникающие трудности связаны прежде всего со слабой обеспеченностью региона геохронометрическими данными.

К началу XXI века в Западной Сибири были известны только термолюминесцентные (ТЛ) датировки и определения возраста с помощью метода электронно-парамагнитного резонанса (ЭПР) [1, 5]. В последние десятилетия получены средненеоплейстоценовые датировки, выполненные новым методом – оптико-стимулированной люминесценции (ОСЛ). Несмотря на очевидные преимущества нового метода, следует отметить, что он остается слабо разработанным. В практике геохронологических исследований неоплейстоцена Арктики часто наблюдаются возрастные инверсии в заведомо инситных отложениях. Известной проблемой является также некоррелируемость датировок, полученных разными лабораториями, что связано с использованием разных протоколов обработки измерений и другими техническими и методическими различиями.

Дискуссия о генетической природе средненеоплейстоценовых диамиктонов в основном утихла после работ сотрудников ВСЕГЕИ в низовьях Енисея [11, 12], которые по структурно-текстурным признакам отнесли толщи, считавшиеся ранее морскими [20] и ледниково-морскими [10], - к ледниковым. В настоящее время среди геологов-четвертичников доминирует точка зрения о гляциальном происхождении средненеоплейстоценовой толще валунных суглинков. Более того, диамиктоны считаются следами самого крупного в Западной Сибири покровного четвертичного оледенения, распространявшегося с Карского шельфа на равнину [31].

Верхняя часть средненеоплейстоценовых отложений на севере Западной Сибири представлена санчуговскими маловалунными суглинками. Санчуговский горизонт был выделен и описан выдающимся исследователем четвертичных отложений Арктики В.Н. Саксом как слои, обнажающиеся в основании береговых обрывов Енисея, сложенные суглинками и содержащие морские моллюски Portlandia lenticula. Отложения описывались в ранге разных стратиграфических подразделений: горизонта, слоёв, свиты. В.Н. Сакс считал санчуговские осадки отложениями максимальной плейстоценовой трансгрессии, и относил её к позднему плейстоцену. Название происходит от небольшой реки Санчуговки, правого притока Енисея, устье которого находится у поселка Усть-Порт. Коллектив авторов, занимавшийся составлением листа Государственной геологической карты масштаба 1:1 000 000 R-45 (Норильск), выделил суглинки из состава тазовского горизонта в «северосибирскую морену», которую он и коррелирует с санчуговской толщей [17, с. 68-69].

Со среднеплейстоценовыми валунными суглинками связаны подземные льды, в определении происхождения которых среди геокриологов до сих пор нет единого мнения. Многие считают пластовые льды захороненными глетчерами [22], другие относят их к внутригрунтовым образованиям [3, 4, 14, 29, 30].

Задачей данной работы являлось изучение средненеоплейстоценовых отложений енисейского севера, определение их возраста и генезиса на основе комплексного изучения опорных обнажений.

Материалы и методы исследований

Посещение опорных обнажений среднего неоплейстоцена проведено силами ВНИИОкеангеология с 2004 по 2013 г. Изучены: стратотип и парастратотип санчуговских отложений на р. Санчуговка (обн. 1301) и Никтиниский Яр (0909), кроме того, средненеоплейстоценовые отложения изучены в разрезах 0417 (у пос. Караул), 0801 (у пос. Воронцово), 0410 (у мыса Сопочная Карга) (см. Рис. 1). Исследованные нами обнажения вскрывались неширокими (до 2-4 м) расчистками на всю высоту обрыва. Образцы для лабораторных исследований отбирались с глубины 30-50 см от поверхности обнажения, чтобы по возможности исключить влияние процессов внутригрунтового растворения и выщелачивания с одной стороны, и засорения современной органикой - с другой. Опробование опорных разрезов на гранулометрический, минералогический, спорово-пыльцевой и микрофаунистический анализы производилось через каждые 30-100 см. Спорово-пыльцевые спектры и состав комплексов бентосных фораминифер изучались в Центральной горногеологической лаборатории (г. Сыктывкар). Отложения датировались методом оптически инфракрасно-стимулированной люминесценции (ИК-ОСЛ) зерен калиевого полевого шпата, в Лаборатории геохронологии четвертичного периода Института геологии Таллиннского технологического университета (ИГ ТТУ) под руководством А.Н. Молодькова.

Строение разрезов и результаты аналитических исследований

Стратотипическое обнажение санчуговских отложений посещено сотрудниками ВНИИОкеангеология в 2009 и 2013 гг., сделана расчистка № 1301 в точке с координатами 69°40,866′ с.ш., 84°25,657′ в.д. (рис. 1, 2). Основание разреза находится в 1 м над межевым уровнем р. Санчуговки и примерно в 6 м над уровнем реки Енисей (т.е. приблизительно в 10 м над уровнем моря), в 40 м от обнажения №29 В.Н. Сакса [20] выше по течению Санчуговки. Нами изучалась только суглинистая часть разреза, залегающая ниже толщи светло-серых мелкозернистых казанцевских песков. Санчуговские суглинки связаны с песками постепенными переходами через супеси. В нижней части казанцевской толщи появляются пропластки бурой супеси, а затем и суглинков, по составу идентичных санчуговским. В.Н. Сакс при описании обнажения так и указывает в полевом дневнике, что «о границе размыва не может быть и речи». Верхняя граница суглинков слабо наклонена к востоку.

Рис. 1. Положение изученных разрезов среднего неоплейстоцена в низовьях Енисея.

В верхней части суглинок голубовато-светло-серого цвета, легкий, сильно песчанистый, с редкой мелкой галькой. Ниже залегает однородный крупнооскольчатый суглинок коричневого (шоколадного) цвета, также с редкой галькой, покрытой железистыми корками, встречается также редкий гравий. Ниже в расчистке на глуб. 2.6-2.8 м - прослой песка желто-серого среднезернистого мощностью 20 см, имеющего слабо волнистые границы с суглинком, здесь более песчанистым, чем в верхних горизонтах. Ниже песчаного слоя вскрыт суглинок, аналогичный вышележащему.

Результаты, полученные в Институте геологии Таллиннского технологического университета при датировании изученных отложений, представлены в табл. 1. ИК-ОСЛ даты, полученные по образцам с глубины 2.65 и 2.7 м – 166.0±10.0 и 174.4±13.3 тыс. л.н. соответственно, т.е. приходятся на первую половину морской изотопной стадии (МИС) 6, либо (менее вероятно) - на самый конец МИС 7.

Рис. 2. Расчистка в нижней части обн. № 1301, являющегося стратотипом санчуговской свиты. 1 – суглинки, 2 – пески, 3 – обломки раковин моллюсков, 4 – мелкие валуны и галька, 5 – места отбора проб на ИК-ОСЛ датирование (кружок) и на спорово-пыльцевые, микрофаунистические и литологические анализы (точка).

Таблица 1.

Результаты ИК-ОСЛ-датирования

№ п/п

Лаб. №

№ разреза,

глубина отбора, м

Возраст,

тыс. лет

U (ppm)

Th (ppm)

K

(%)

1

RLQG 2307-104

1301, 2.65

166.0±19.0

0.48

2.34

1.40

2

RLQG 2305-104

1301, 2.7

174.4±13.3

0.32

2.10

1.25

3

RLQG 1951-119

0410, 5

214.5±17.0

0.72

3.01

2.39

4

RLQG 2076-052

0410, 6

217.3±16.6

0.12

1.16

1.02

5

RLQG 2115-122

0417, 2.5

174.1±16.2

0.98

3.81

2.36

6

RLQG 2116-122

0417, 7

180.4±16.8

1.07

6.10

2.44

7

RLQG 2547-118

0801, 3

166.5±13.0

0.30

0.80

1.65

8

RLQG 2548-118

0801, 4

171.3±13.3

0.98

3.45

1.79

В.Н. Сакс встретил в разрезе комплекс фауны, состоящий из раковин Yoldiella (Portlandia) lenticula (Moll), Arca glacialis Gray, Sipho togatus Morch., что по его мнению, говорит об отложении осадков в условиях открытого моря с глубинами не менее 50-100 м и с низкой температурой воды. Кроме того, встречены обломки Macoma calcarea Chemn. и Saxicava arctica L. В.Н. Сакс отмечал спорадичность встречающихся в санчуговских суглинках раковин моллюсков.

В отобранных нами в 2013 г. по разрезу стратотипа образцах везде встречены фораминиферы, кроме самого нижнего образца, взятого ниже песчаного прослоя с глуб. 3 м. Количество раковинок невелико - от 2 до 9 видов и от 5 до 17 экземпляров. Определены следующие формы: Haynesinaorbiculare(Brady), ElphidiumclavatumCushman, Elphidiumincertum(Williamson), ElphidiumbartlettiCushman, Elphidium sp., CassidulinareniformeNørvang, CassidulinaislandicaNørvang, Nonionellinalabradorica(Dawson), IslandiellahelenaeFeyling-Hanssen & Buzas, Buccellatennerima(Bandy), Robertinaarcticad'Orbigny (рис. 3).

Рис. 3. а - фораминиферы, выделенные из осадков санчуговской свиты в стратотипе (обн. 1301): 1 - Elphidium bartletti, 2 - Elphidium clavatum, 3 – Buccella tennerima, 4 - Haynesina orbiculare, 5 – Cassidulina reniforme, 6 - Quinqueloculina sp. б - раковины морских моллюсков из осадков санчуговской свиты в парастратотипе (обн. 0909): 1 – Yoldiella fraterna, 2 - Yoldiella lenticula, 3 - Portlandia arctica.

Палиноспектры проб из стратотипа похожие и характеризуют растительность сухой лесотундры. Доминируют травянистые и кустарниковые растения: разнотравье – 21-23%, сем. Chenopodiaceae – 1-2%, сем. Cyperaceae – 1-4%, Ranunculaceae – 4-8%, Pirolaceae – 0-2%, Umbelliferae – 0-1%. Betula sect. nanae – 4-7%, Alnaster – 3-4%. Среди cпоровых растений преобладают папоротникообразные сем. Polypodiaceae – 19-21%, мхи Sphagnum sp. – 10-13% , плаунки Lycopodium alpinum, Lycopodium sp. – 3-8%. Из древесных форм определены Betula ex. sect. albae – 5-9%, Salix sp. – 1-2%, Piceaobovata, Picea sp. – 8-13%, Pinussibirica, P. silvestris – 1-2%. В пробах от 20% до 30% переотложенных спор и пыльцы, много растительных остатков, отмечаются геммулы и спикулы губок, единичные центрические диатомовые водоросли.

Также нами был изучен парастратотип санчуговской свиты, находящийся между обн. 50 В.Н. Сакса [20] и обн. 124 О.В. Суздальского [21]. Наша расчистка № 0909 (69°41,201′ с.ш., 84°35,326′ в.д. (см. рис. 1, 4)) находится на правом берегу Енисея, который здесь называют Никитинскими Ярами. Этот участок берега характеризуется выдержанным строением разреза на протяжении 7 км. В нижней части береговых обрывов здесь залегают санчуговские суглинки, которые перекрываются казанцевскими песками, венчается разрез валунными суглинками зырянского горизонта. В расчистке 0909 в интервале 18-43 м ниже бровки обрыва вскрываются суглинки темно-серые, местами - коричнево-серые, мелкооскольчатые в верхней части, и крупно- в нижней, с редкими включениями гальки, небольших валунов, конкреций. В нижней части - линзы и прослои песчаных алевритов светло-серого цвета, а также редкие раковины моллюсков Portlandiaarctica (Gray, 1824) (рис. 3), Yoldiella lenticula (Muller, 1842), Yoldiella persei (Mesiatsev, 1931), Yoldiella fraterna (Verrill et Bush, 1898), Haminoea hydatus (Linnaeus, 1758), Astarte montagui (Dillwyn, 1817), и Mya sp. и их обломки.

Рис. 4. Расчистка в нижней части обн. № 0909, являющегося парастратотипом санчуговской свиты. 1 – суглинки, 2 – пески, 3 – целые раковины моллюсков и их обломки, 4 – мелкие валуны и галька, 5 – места отбора проб на ИК-ОСЛ датирование (кружок) и на спорово-пыльцевые, микрофаунистические и литологические анализы (точка).

Выделенные из образцов фораминиферы представлены эльфидиидами (Retroelphidium atlanticum Gud.,R. hyalinum (Brodniewicz), реже R. obesum (Gud.),R. sp.), а также Cribroelphidium goesi, Cr. granatum, Haynesina orbiculare, Cassidulina subacuta, Buccella frigida и единичными Fissurina, Lagena, Toddinella lenticulina, Elphidiella sp.(aff. tumida) и др. Раковинки в основном мелкие, несколько недоразвитые. Количество раковинок невелико - от 5 до 6 видов и от 8 до 11 экземпляров. Виды в основном арктические и аркто-бореальные, редко бореально-арктические. В данном случае можно говорить о сильно обедненном комплексе фораминифер, который формировался в холодноводном арктическом бассейне с пониженной солёностью.

Из суглинков интервала 18-43 м выделены палиноспектры, характеризующие растительность лесотундр. Доминируют травянистые растения. Из древесных форм определены Betula ex. sect. Albae - 2-10%, Salix sp. - 0-5%, Picea obovata, Picea sp.- 2-12%, Pinus sibirica, P. silvestris - единично. Травянистые и кустарниковые растения- Betula sect. Nanae – 9-20%, Alnaster - 0-7%, разнотравье - 4-26%, сем. Chenopodiaceae - 0-5%, сем. Cyperaceae - 0-14%, Ranunculaceae - 0-9%, единично Caryophyllaceae, Compositae. Cреди cпоровых растений преобладают сфагновые мхи Sphagnum sp.- 17-43%, сем. Polypodiaceae - 7-25%, Lycopodium alpinum, Lycopodium sp. - 1-12%. В пробах от 10% до 30% переотложенных спор и пыльцы, много растительных остатков, отмечаются геммулы и спикулы губок, единичные центрические диатомовые водоросли, споры грибов, единичные остракоды.

Рис. 5. Строение Воронцовского Яра (расчистки 1020 и 0801).

1 – суглинки, 2 – пески, 3 – переслаивание песков и алевритов, 4 – целые раковины моллюсков и их обломки, 5 – мелкие валуны и галька, 6 – места отбора проб на ИК-ОСЛ датирование, 7 – растительные остатки.

Еще один сложнопостроенный разрез изучен на правом берегу Енисея у поселка Воронцово (рис. 1,5). Склон долины Енисея высотой более 30 м вскрыт серией расчисток, в самой верхней из которых (№1020) обнажаются прибрежно-морские галечники с большим количеством раковин морских моллюсков казанцевского горизонта [7]. Непосредственно в береговом обрыве серия расчисток в нашем описании фигурирует под № 0801 (71°41,262′ с.ш., 83°34,426′ в.д.). Верхние 8 м разреза сложена светло-серыми косослоистыми песками с выцветами соли на поверхности. Ниже (8-13 м) залегает пачка переслаивания буровато-темносерых алевритов и светло-серых песков с горизонтальной, реже - косой слоистостью. В основании пачки – линза галечников. Ниже предполагаемой границы перерыва – пачка слоистых глинистых алевритов с многочисленными фрагментами обугленной древесины, местами смятые в небольшие складки. Подошва пачки глинистых алевритов, как и кровля, также является поверхностью несогласия. Ниже несогласной границы залегает пачка (около 4 м мощности) светло-серых песков с темно-серыми глинистыми алевритами, переполненная целыми раковинами и их обломками морских моллюсков, в основном гастропод. Встречены также раковины Cyrtodaria jenniseae Sachs, 1951 с сомкнутыми створками, по которым SIS-хемостратиграфическим методом получена датировка 5,65 млн. лет [15]. Ниже береговой обрыв перекрыт оползшими блоками и осыпями, не поддающимися расчистке, и в основании обрыва вскрываются крутопадающие галечники с песками мелового возраста [27].

ИК-ОСЛ даты, полученные по образцам с глубины 3 и 4 м из пачки косослоистых песков расчистки 0801 показали возраст – 166.5±13.0 и 171.3±13.3 тыс. л.н. соответственно, т.е. приходятся на МИС 6.

Количественные изменения в палинокомплексах из образцов расчистки 0801 указывают на существование двух фаз развития растительности: первая фаза характеризуется содержанием в лесных группировках как хвойных, так и мелколиственных древесных пород (косослоистые пески верхней части разреза); вторая фаза характеризуется большим содержанием берёзы, которая достигает наибольшего расцвета, содержание хвойных пород значительно уменьшается (суглинки средней части разреза). В спорово-пыльцевых спектрах наблюдалось высокое содержание пыльцы древесных пород как хвойных Picea obovata, Pinus sp., так и мелколиственных Betula sect. Albae, Alnus. Состав выделенных палинокомплексов совсем не сопоставляется с суровыми условиями криохрона. В образцах разреза, отобранных из толщи песков, встречается больше повреждённых форм (до 25%), чем в образцах, содержащих глинистую фракцию. Процент переотложенных форм составляет в среднем 30%, в некоторых образцах – до 60–70%. В изученных образцах кроме четвертичных, были определены переотложенные миоспоры позднемелового возраста: Laranthacites pilatus N. Mtch., Lygodium bellum E. Iv., L. сavernosum E. Iv., Expressipollis ocliferius Chlon., Coniopteris sp., Trudopollis sp., Aquilapollenites sp., Myrica sp. В песках не обнаружено остатков микрофауны, зато они во множестве встречаются в нижележащих суглинках.

Результаты, полученные по разрезу у пос. Воронцово, заметно отличаются от другого разреза среднего неоплейстоцена, изученного вблизи поселка Караул. Здесь на плоской водораздельной поверхности развиты гряды, сложенные сортированными косослоистыми песками с редкими галькой и валунами. Одна из гряд срезается береговым склоном Енисея (расчистка №0417, 70°04′04,3″ с.ш., 83°18′19,8″ в.д.), где верхние 5 м разреза представлены косослоистыми желтовато-серыми песками с редкой галькой, содержащими обломки раковин моллюсков и растительный детрит. По образцам из песков получены ИК-ОСЛ даты 174,1±16,2 и 180,4±16,8 тыс. лет назад - с глубины 2 и 7 м соответственно. Пески не содержат ни фораминифер, ни спор и пыльцы, зато и те и другие остатки широко представлены в залегающих ниже суглинках [7]. Скорее всего, пески накапливались в динамически активной среде, исключающей отложение легких органических остатков.

Самый северный разрез, вскрывший средненоплейстоценовые отложения, находится в окрестностях мыса Сопочная Карга. Расчистка 0410 находится на северном берегу озера Долган в точке с координатами 71°54′39,0″ с.ш., 82°42′25,3″ в.д. В 10-метровом береговом обрыве озера вскрывается пачка светло-серых, желтовато-серых крупно-среднезернистых песков косо- и горизонтально-слоистых, с линзами и пропластками алевритов, с редким раковинным детритом. По образцам из песков получены ИК-ОСЛ даты 214,5±17 и 217,3±16,6 тыс. лет назад - с глубины 5 и 6 м соответственно, что позволяет скоррелировать толщу с МИС 7. Образцы содержат споры и пыльцу, которые говорят о теплом периоде осадконакопления. В это время на окружавший бассейн территории произрастали темнохвойные леса. Состав спектров следующий: Betula ex. sect. Albae - 4%, Alnus sp. - 1%, Picea obovata, Picea sp.- 22%, Pinus sibirica - 20%, P. silvestris - 4%, Cedrus sp.- 8%; кустарниковые - Betula sect. Nanae - 2%; травянистые и споровые растения - разнотравье- 10%, сем. Cyperaceae - 6%, сем. Polypodiaceae - 12%, Sphagnum sp. - 4%, Lycopodium sp. - 2%. Переотложенных форм мезозойского и кайнозойского возраста – около 4%. В образцах содержатся остатки в основном аркто-бореальных фораминифер плохой сохранности, часто мелких и деформированных, что предполагает резкое опреснение бассейна или быстрое осадконакопление в нём.

Заключение

Изученные по енисейскому северу разрезы средненеоплейстоценовых отложений в основном относятся ко второй половине звена, к горизонтам тазовскому и ширтинскому региональной стратиграфической шкалы, и соответственно, к МИС 6 и 7. Кроме стратотипических для санчуговских суглинков, в остальных опорных разрезах средненеоплейстоценовые отложения представлены косослоистыми песками. Литологические характеристики диамиктонов могут трактоваться по-разному, монотонное бесструктурное строение в равной степени характерно как для морских осадков холодноводных бассейнов, так и для некоторых фаций ледниковых отложений. Суглинистые отложения тазовского горизонта отличаются в основном слабой сортированностью и разнородны по гранулометрическому составу. Среди изученных осадков встречаются разности от чистых песков до глинистых алевритов и несортированных смешанных пород. Разделение санчуговской свиты на верхнюю ледниковую (тазовскую морену) и нижнюю, морскую, собственно санчуговскую [1], не соответствует выявленным особенностям строения разрезов. Так, большее обогащение верхней толщи валунами, галькой и гравием нами не наблюдалось ни в одном из разрезов по низовьям Енисея и Енисейскому заливу. Скорее можно говорить о локальных скоплениях крупнообломочного материала, встречающихся на разных стратиграфических уровнях.

Полученные нами данные свидетельствуют скорее о правоте В.Н. Сакса [18-20], В.А. Зубакова [10], О.В. Суздальского [24] и С.С. Сухоруковой [26], И.Д. Данилова [9], считавших диамиктоны среднего неоплейстоцена ледово- и ледниково-морскими. На некоторых этапах своего развития бассейн был ледовитым, о чем свидетельствует обломочный материал, содержащиеся в суглинистых осадках. Кроме того, берегов бассейна возможно, достигали выводные ледники, айсберги которых разносили валунный материал. Часть маловалунных суглинков севера являются преимущественно морскими образованиями различной степени опресненности. К такому заключению пришли Костяев А.Г. и Куликов О.А. [13] по значениям устойчивых компонентов катионного спектра: К+, Na+, и Ca2+/Mg2+, изученного по образцам из многих районов, в том числе из района низовьев Енисея. О пониженной солености средненеоплейстоценового бассейна свидетельствуют и довольно бедные комплексы фораминифер. На выделенных раковинках фораминифер с реки Санчуговки и других опорных обнажений следов окатанности и переотложения не обнаружено. Хорошей степенью сохранности характеризуются и найденные раковины морских моллюсков, многие обнаружены с сомкнутыми створками, с сохранившемся эпидермисом. Характерные признаки хорошей сохранности и инситности палеонтологических остатков из суглинков тазовского горизонта, отмечались и ранее [6, 19, 23, 25].

Климатические условия времени накопления средненеоплейстоценовых осадков были изменчивыми, по спорово-пыльцевым данным были интервалы похолоданий и потеплений. Судя по составу спорово-пыльцевых спектров, на берегах бассейна были развиты лесотундровые ландшафты.

Таким образом, комплекс структурно-текстурных признаков, свидетельствующих, по мнению многих исследователей, о ледниковом происхождении диамиктонов среднего неоплейстоцена, характерен также и для осадков ледовитых арктических бассейнов. По всей видимости, часть деформаций, принятых за гляциодислокации, относятся к мерзлотным, неотектоническим и оползневым.

Отложения, соответствующие ширтинскому горизонту (МИС 7), развиты на енисейском севере гораздо меньше. Кроме изученного нами разреза в районе Сопочной Карги, отложения этого возраста изучены на юге Западной Сибири у с. Кривошеино [16], где они датированы U-Th методом, на мысе Зверевском в Енисейском заливе [32], где получена серия ОСЛ-дат, а также на острове Восточный Каменный в Карском море, где тоже получены ИК-ОСЛ датировки [8]. Ширтинские пески, алевриты и торфяники характеризуются теплыми спорово-пыльцевыми спектрами, иногда обилием остатков морской микрофауны.

Полученные нами результаты изучения средненеоплейстоценовых отложений тазовского и ширтинского горизонтов енисейского севера позволяют существенно уточнить представления о палеогеографии региона. Сделанные нами выводы могут быть использованы для корректировки средненеоплейстоценовой части региональной стратиграфической схемы четвертичных отложений Западной Сибири.

References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Other our sites:
Official Website of NOTA BENE / Aurora Group s.r.o.