Статья 'Зарождение источниковедения истории государства и права в отечественной исторической науке и правоведении (XVIII – начало XIX вв.)' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Journal Menu
> Issues > Rubrics > About journal > Authors > About the Journal > Requirements for publication > Council of editors > Redaction > Peer-review process > Policy of publication. Aims & Scope. > Article retraction > Ethics > Online First Pre-Publication > Copyright & Licensing Policy > Digital archiving policy > Open Access Policy > Article Processing Charge > Article Identification Policy > Plagiarism check policy
Journals in science databases
About the Journal

MAIN PAGE > Back to contents
Legal Studies
Reference:

Genesis of source studies of history of state and law in the Russian historical science and legal studies (XVIII - early XIX centuries).

Kodan Sergei Vladimirovich

Doctor of Law

Honored Lawyer of the Russian Federation; Chief Scientific Associate, Department of Scientific Research Governance; Professor, Department of Theory of State and Law, Ural State Law University

620137, Russia, Sverdlvskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. Komsomol'skaya, 21, of. 210

svk2005@yandex.ru
Other publications by this author
 

 

DOI:

10.7256/2305-9699.2014.7.12062

Received:

14-07-2014


Published:

28-07-2014


Abstract: The object of studies concerns analysis of genesis of source  studies in the sphere of cognition of development of state and law in Russia in XVIII - early XIX centuries in historical and legal spheres of knowledge. The author shows growing attention to the legal acts among the historians, how they revealed and published legal materials, how they started recognizing legislation as one of the most important sources for studying the past.  The author discusses growing scope of attention to sources of law in the historical projection in practical legal studies, and in the forming legal education and science.  Within the frameworks of historical and comparative approaches the author shows the process of defining place and role of legal acts in the studies of historical and political legal processes in Russia. As a result it may be stated that  the period from XVIII to early XIX century in the process of genesis of source studies in history of state and law of Russia was characterized by recognition of role and value of the sources of law, their active involvement in the scientific turnover in the historical studies. In this period of time there are prominent historical works showing the role of legislation as a historical source and actively revealing and publishing legislative classics.  Due to the underdevelopment of legal education and science the Russian legal studies mostly involved practical approach towards the studies of sources of law, when the studies of sources of legal information served the needs of law-making activities, searching for the ways to organize the legislation, public administration, legal, and especially judicial, practice.  Nevertheless, it was the time of genesis of the scientific historical and legal source studies, which was also related to the genesis of professional legal education and legal studies.


Keywords:

history of Russia, political and legal history of Russia, source studies, legal sources studies, sources of law, sources of legal cognition, legislation, legislative studies, legal education, legal science

This article written in Russian. You can find original text of the article here .
1. Изучение источников государственно-правового развития России в исторической науке

Развитие изучения истории как сферы знания об обществе стимулировало внимание в обществоведении к правовым памятникам как носителям информации о прошлом. Российские историки в рамках общеисторических исследований начали активно опираться на различного рода источники, включая и носители историко-юридической информации. Появление общеисторических работ отечественных историков закладывает основы изучения государственно-правового развития страны. Историки начинают активно осваивать носители исторической информации – летописи, воспоминания современников и свидетельства иностранцев исследуемых периодов и др. В их числе особое значение приобретают носители историко-правовой информации – памятники русского права. Именно поэтому российским историкам XVIII – начала XIX столетий принадлежала «первая скрипка» в выявлении и изучении исторических источников, включая и носители информации политико-юридического характера. Они заложили основу источниковедения истории государства и права в рамках исторической науки и акцентировали внимание на источниках познания права в широком плане – от собственно законодательных актов до различного рода материалов, характеризующих государственно-правовое развитие России. Именно развитие исторической науки и зарождение в ее рамках исторического источниковедения можно считать и зарождением юридического источниковедения.

Трудами историков XVIII столетия Г.Ф. Миллера, М.В. Ломоносова, В.Н. Татищева, А.Л. Шлёцера, М.М. Щербатова и др. начинает формироваться база законодательных актов и материалов официального делопроизводства как основа их исследования. Особое значение в этом отношении имели изданная в «История Российская с древнейших времен» В.Н. Татищева (издана после его смерти отдельными томами в 1768-1848 г.), в которой автор подчеркивал значение знания истории для юриспруденции – «Не может никакой юрист мудрым назван быть, если не знает прежних толкований и прений о законах естественных и гражданских, и как может судья право дела судить, если древних и новых законов и причин пременениям неизвестен, для того ему нужно историю знать» [1]. Работу в данном направлении продолжил М.М. Щербатов, написанная которым «История России от древнейших времен» (5 томов в 15 частях) освещает историческое развитие страны до 1610 г. на основе летописей и архивных материалов [2]. Н.П. Загоскин подчеркивал, что именно «Татищев и Щербатов вводят читателя в область многих вопросов русского права и законодательства» [3].

XVIII столетие стало периодом обращения внимания историков к правовым источникам. В 1734 г. В.Н. Татищев он преподнес рукопись императрице Анне Ивановне «яко вещь дивную» найденный им Судебник 1550 г. и передал копию в Академию наук. Он был издан Г.Ф. Миллером в 1768 г. с примечаниями Татищева и приложением узаконениями за 1550-1607 гг. Г.Ф. Миллер в предисловии к этому изданию – «Древние законы, сколь бы отдалены от нашего времени не были, заслуживают внимания нашего … по тем причинам, для которых оные сочинены, то есть для спознания прежних прав и оных производства» [4]. В 1738 г. В.Н.Татищев реконструировал по Новгородской первой летописи (младшего извода) и приготовил к печати краткую редакцию Русской правды, опубликованную А.Л. Шлецером [5].

Во второй половине XVIII в. продолжилось издание источников по истории России. В 1768 г. С. Башилов подготовил к печати и издал Судебник 1550 г. (по списку, подаренному в 1746 г. Академии наук канцеляристом Устюжской епархии И. Поповым) с приведением двух списков В.Н. Татищева, ряда последующих узаконений и «материям и древним словам по алфавиту». Башилов в предисловии к изданию указывал на значение законодательства как исторического источника и подчеркивал, что «сей Судебник очевидно подтвердить может ту истину, что законы … представляют живое начертание того времени и тех людей, в которое и для которых они установлены, а сие есть то, что история за первейший свой предлог признавать долженствует» [6].

Выявление носителей информации исторического характера продолжалось на протяжении XVIII в. и в 1773-1775 гг. последовало первое крупное издание источников по российской истории – «Древняя российская вивлиофика», которое осуществил Н.И. Новиков. В 10 частях издания содержалось и большое число правовых актов - ярлыки ордынских ханов, различного рода грамоты великих и др. Второе издание (1788-1791 гг.) расширило представленный объем источников и содержало 20 частей. В 1786 – 1801 гг. Академией наук издавалось «Продолжение Древней российской вивлиофики» [7].

Г.С. Фельдштейн, отмечая характерные черты изучения в исторической проекции источников права подчеркивал: «В XVIII в. усиливается в России в сознании отдельных личностей интерес к изучению юридических древностей. Под влиянием стремления к восстановлению верной картины прошедшего юридического быта отдельные лица разыскивают и изучают памятники нашего старого законодательства, комментируют их, стараются восстановить условия, вызвавшие к жизни те или другие институты, законодательные памятники и проч. Как представители направления, могущего рассчитывать на успех только в том случае, когда им достигнуто более или менее совершенное реконструирование минувшего и успел сложиться определенный интерес к этого рода течению мысли, любители старины долгое время не получают признания. Это объясняется часто и самыми условиями их работы. Они вынуждены ограничиваться догадками и оперировать с небольшим количеством точных данных. Некоторые из них, не собрав достаточного материала из прошлого, не построив чего-нибудь цельного, стараются перейти к выводам в смысле предложения определенных идеалов, находящих будто бы опору в самом прошлом. Естественно, что такие исследователи должны были натолкнуться не только на равнодушие большинства, но и на резкую критику подчас того, что по состоянию знаний того времени и не могло быть уяснено с большею точностью. Так или иначе, но стремление изучать древности права не проходит бесследно и в дальнейшем образует основу, на которую может опереться правильно понятое историческое изучение законодательства» [8].

В XVIII – начале XIX столетии, таким образом, в общеисторической науке были определены основные черты источниковедения истории государства и права России - выявлен ряд источников права, началась публикация законодательных актов. Общеисторические исследования с активным включением в них государствоведческого и правового материала стимулировали внимание в обществе государственно-правовому прошлому России, создавали определенную базу и формировали внимание к памятниками права в формирующейся истории права.

2. Изучение источников права в сфере практического законоведения, юридического образования и науки

В юридической сфере деятельности изучение источников права продолжило тенденции «приказного законоведения» - изучение законодательства в ходе практической деятельности в сфере государственного управления и правосудия. При этом необходимо учитывать, что в правление Петра I «единственным источником права становится закон», а «единственным субъектом законодательной власти стал самодержавный государь, воля которого творила закон» - подчеркивает В.Н. Латкин [9]. Одновременно закон и законодательство становится важным средством трансляции в общество политико-идеологических установок власти. На это обращает внимание О.А. Омельченко, отмечая, что узаконения «…становятся не только естественной фор­мой при­сутствия официальной идеологии (главным образом, в вопросах го­сударственной политики и государст­венного строительства), но и особой формой ее возникновения вообще. К исходу первой половины XVIII в. при­сутствие таких официально-идеологических построений определенного тео­ретического единства и доктринальной наполненно­сти стало, пожалуй, пока­зательной чертой содержания законодательных актов – как правило, важней­ших пра­вовых видов: манифестов и именных указов» [10].

Практическое изучение источников права было связано с усилением роли закона и законности как средств управления верховной государственной властью различных сфер жизнедеятельности российского общества. Уже в правление Петра I в связи с формированием механизмов и процедур законодательной деятельности в условиях абсолютной монархии, усложнением сфер государственного управления, системы отношений между государством и подданными (как и среди последних) законодательно закрепляется презумпция знания закона и механизмов обнародования и издания текущего законодательства. При этом начинает уделяться внимание публикации законодательных актов [11]. Так, например император указом 29 апреля 1720 г. предписал все изданные указы классифицировать, «разбирать на двое: которые временные (правоприменительные. – С.К.) в особливую книгу, а которые в постановление какого дела (нормативные, дополняющие прежде изданные узаконения. – С.К.) припечатывать, а именно: что надлежит до коллегии, то в регламент коллегии, а что к уставу или артикулам и прочим делам, в регламент, а не на время: оные припечатывать по все годы к оным книгам» [12]. В соответствии с данным распоряжением были изданы указы отдельными книгами по годам за 1714-1720 гг., а затем издавались узаконения по прошествии года (издавались до 1730 г.). Издания узаконений, хотя и непоследовательно, продолжалось на протяжении XVIII – начала XIX столетий. Тем самым сами представители верховной государственной власти осознавали необходимость официального издания и обнародования законодательных актов, что создавало базу для изучения источников права.

В последующие правления значительно возрастает массив узаконений, все более ощущается отсутствие выстроенной системы узаконений, несогласованность между ними и отсутствия точной информации о действующих законодательных актах не способствовало реализации монаршей воли и обеспечению законности в стране. Поэтому без системно выстроенного, приведенного в систему и официально оформленного законодательства эффективное использование закона как средства управления социальными процессами было просто невозможно. Последнее требовало ясности с источниками права, их исторического изучения и упорядочения. Это понималось верховной властью и нашло отражение в попытках систематизации законодательства и деятельности многочисленных кодификационных учреждениях XVIII столетия. Стремление к созданию нового уложения (по образцу Соборного уложения 1649 г.) без проработки ранее изданных источников права при практическом отсутствии теоретической и практической юриспруденции и неразвитости юридического образования не могло решить данную проблему [13].

Тем не менее, именно опыты деятельности кодификационных учреждений и их попытки упорядочить законодательный массив страны показали всю сложность обозначили проблемы и выработали определенные подходы, связанные с определением системы источников российского права, их выявлением и классификацией. В этом отношении особо показательна попытка кодификации законодательства в правление Екатерины II. Созданная ею в 1766 г. Комиссия о сочинении проекта нового Уложения (восьмое с начала века систематизационное учреждение) должна была с участием представителей от сословий создать новый общегосударственный кодекс. Не останавливаясь на истории ее деятельности, заметим, что императрица подготовила весьма интересный документ - «Наказ Комиссии о составлении проекта Нового уложения», в котором она на основе работ европейских философов и юристов (Ш. Л. Монтескьё и Ч. Беккариа) изложила политико-теоретические основы понимания и отношения к праву, акцентировала внимание на вопросах организации государственной власти, управления, законодательной деятельности, законности, принципах общественного устройства и др. Позднее Екатерина II дополнила и более четко выстроила свои подходы к определению сфер правового регулирования, источникам права и системе права в «Начертании о приведении к окончанию Комиссии проекта нового уложения» от 8 апреля 1768 г. [14]

Частная инициатива в издании собраний узаконений также была связана с практическими потребностями и стимулировала изучение источников права. Потребность в издании узаконений для потребностей практической деятельности и образования, а также повышение интереса к истории государственно-правового развития в обществе под влиянием развивающейся исторической науки находит отклик частных систематизаторов – составителей сборников правовых актов [15]. Первоначально, как указывает П.И. Дегай, «сии собрания были письменные» и «в течении многих лет обращались между деловыми людьми в списках, и продавались высокой ценой» [16]. Так, например, в 1749 г. П. Елесов составил такой рукописный сборник узаконений – «Книга Woselesow, т.е. собрание купное из состоявшихся Высочайших Государя Петра Великого собственноручных указов и резолюций и прочих при Его Величестве произведений и определений» в трех книгах [17]. В 1788 г. чиновник Ф.И. Ланганс опубликовал «Словарь юридической, или Свод российских узаконений, по азбучному порядку для употребления императорского Московского университета в юридическом факультете» [18]. В 1792-1793 гг. чиновник Правительствующего Сената М.Д. Чулков издал «Словарь юридический, или Свод российских узаконений, временных учреждений, суда и расправы» начиная «с времен Владимира Великого» [19]. В 1798 г. сенатский секретарь Ф.Д. Правиков во Владимире издал в четырех частях «Памятник из законов, руководствующий к познанию приказного обряда, собранный по азбучному порядку». После смерти автора издание продолжил его сын - А.Ф. Правиков, который дополнял и продолжал издание, переиздававшееся несколько раз до конца 1820-х гг. [20] Указанные издания заложили в практическом законоведении основы выявления и издания источников российского права, на которых в последующее время базировались уже научные подходы к работе с носителями правовой информации.

Зарождение академического и университетского изучения источников права отразило усиление внимания к ретроспективному освещению развития узаконений. В Академии наук, а затем и в созданном в 1755 г. Московском университете обозначилась тенденция к самостоятельному изучению истории российского права.

В рамках Академии наук первой попыткой специального исследования истории российского права стала работа, которую написал академик «юриспруденции и политики» наук Ф.Г. Штрубе де Пирмонт, один из авторов «норманской теории» возникновения русской государственности. Он также был привлечен к кодификационным работам и был включен в 1754 г. в состав комиссии «для сочинения нового Уложения», учрежденной при Сенате. В 1749 г. Штрубе по поручению Академии начал исследование по истории права России, результаты который он огласил в виде речи «Слово о начале и переменах российских законов» на торжественном собрании Академии наук 6 сентября 1756 г. [21] Речь была издана на французском и русском языках и стала. Именно эту работу Н.П. Загоскин рассматривал как «первую попытку выдвинуть историческое изучение русского права из общих рамок русской истории» [22]. Он также подчеркивал, что «этот первый опыт в области истории русского законодательства обратил на себя внимание людей, интересующихся наукою, впервые познакомив Европу с минувшими судьбами нашего права» [23].

Создание Московского университета 1755 г. обозначило ориентированность на формирование отечественного юридического образования, а в числе преподавателей предусматривался «профессор юриспруденции Российской», что предусматривало обращение в преподавании к отечественному законодательству. При этом заметим, что именно университетское образование актуализировало необходимость изучения российских узаконений в научных и учебных целях, положило начало зарождению юридического источниковедения. Первоначально все преподавание сосредотачивал в одном лице доктор права Ф.Г. Дильтей, приглашенный для преподавания из Германии. Его труды внесли вклад как в разъяснение для студентов источников римского, так и в изучение российских узаконений, имеющих отношении к судоустройству, судопроизводству и гражданскому праву [24]. И хотя в дальнейшем преподавание в университете обеспечивалось профессорами-иностранцами (И. Пургольд, Ф.Г. Баузе, К.-Г. Лангер, Х. Штельцер и др.), которые преимущественно опирались в преподавании на римское и европейское право и в рамках которых изучались источники права, изучение источников российского права, анализ их содержания становился предметом изучения [25].

Необходимо заметить, что изучение в Московском университете римского права, его источников способствовало и зарождению отечественного историко-юридического источниковедению. В этом отношении показательно сочинение «Краткоеначертаниеримскихироссийскихправ с показанием купно обоих равномерно как и чиноположения оных историй», которое подготовил выпускник Московского университета и университетский служащий А.А. Артемьев. Автор подчеркнул свое «намерение … показать всеобщие правила, на коих римские и российские законы утверждаются, показать также перемены, которые в различные времена и веки различными государями в рассуждении законов предпринимаемы были, сделать точное и ясное всех прав разделение, изъяснить подробно и по порядку дела уголовные, присоединяя к каждому преступлению из римских и российских прав приличные за оные истязания и проч.» Данная работа весьма интересна и в плане сравнительного освещения истории развития институтов римского и русского гражданского и уголовного права, истории правового развития России, анализа терминологии [26]. Эту работу Н.П. Загоскин рассматривал как «труд, делающий не только попытку изложения исторических основ русского права, но даже попытку его сранительно-исторического изложения» [27]. Артемьевым, как отмечает В.А. Томсинов были предприняты первые в российском правоведении «попытки проследить эволюцию институтов римского и русского права, объяснить их генезис, найти их корни в общественных отношениях» [28].

Зарождение отечественного юридического источниковедения было связано и с появлением первых российских профессоров права. В 1768 г. в Московском университете после командировки для изучения различных наук (в т.ч. и юриспруденции) в Университете Глазго в Шотландии стали преподавать профессора С.Е. Десницкий и И.А. Третьяков, обратившиеся к изучению российского права. С.Е. Десницкий обозначил вопрос о необходимости изучения истории права и знакомства с его источниками не только в научных, но в практических целях [29]. С.Е. Десницкий подчеркивает неразвитость отечественной юриспруденции, отсутствие упорядоченности и системаности в законодательстве – «Удивительно, что в России до сих времен никакого почти особлибого старания к отечественной юриспруденции прилагаемо не было. Мы не имеем и поныне никаких сокращенных по примеру других государств наставлений российских законов; и хотя старинные сводные уложения и не однажды деланы были, однако за неимением совершенных и печатных трудный доступ есть к запертым в приватным хранилищах рукописными». Он также обращает внимание на и прикладное значение изучение источников права, указывая, что «ныне в России по причине множества, и внутрь и вне государства происходящих, и по причине разных беспрестанно устанавливаемых возобновлений законы и дела довольно умножились и требуют уже необходимо, чтоб сделаны были и напечатаны для общего все знания наставления российских прав» [30]. Работы первых русских профессоров права Московского университета обозначили в качестве проблемного поля изучение источников российского права, значимость его в целях науки и практической подготовки юристов.

В юридической сфере деятельности, таким образом, внимание к изучению источников права развивалось преимущественно в рамках обеспечения прикладного их использования – практического законоведения. И лишь с развитием академической науки, юридического образования и правоведения начинает активизироваться внимание к познанию источников права в историческом плане. В период XVIII – начало XIX вв. начали закладываться основы юридического источниковедения.

* * *

Итак, период XVIII – начало XIX вв. – в зарождении источниковедения истории государства и права России характеризовался осознанием роли и значения источников права, активном их включение в научный оборот в исторических исследованиях. В это время на первый план выдвигаются работы историков, показавших роль законодательства как исторического источника и активно занявшихся выявлением и публикацией памятников законодательства. В российском законоведении, в связи с неразвитостью юридического образования и науки, преобладающим направлением был практический подход к изучению источников права, в рамках которого изучение носителей правовой информации обслуживало интересы законодательной деятельности, поисков путей упорядочения законодательного массива, государственного управления и правоприменительной, особенно судебной, практики. Тем не менее, уже в это время начинается зарождение научного историко-юридического источниковедения, связанного с формированием профессионального юридического образования и правоведения, появлением первых университетских исследователей отечественного права.

References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
38.
39.
40.
41.
42.
43.
44.
45.
46.
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Other our sites:
Official Website of NOTA BENE / Aurora Group s.r.o.