Статья 'Развитие зернового импорта России в XIX – начале XX вв.' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Journal Menu
> Issues > Rubrics > About journal > Authors > About the Journal > Requirements for publication > Editorial collegium > The editors and editorial board > Peer-review process > Policy of publication. Aims & Scope. > Article retraction > Ethics > Online First Pre-Publication > Copyright & Licensing Policy > Digital archiving policy > Open Access Policy > Open access publishing costs > Article Identification Policy > Plagiarism check policy
Journals in science databases
About the Journal

MAIN PAGE > Back to contents
Genesis: Historical research
Reference:

Development of the Russian grain imports in the XIX – early XX centuries

Chistyakov Yurii Federovich

ORCID: 0000-0003-0339-9646

PhD in Economics

Senior Scientific Associate, Institute of Economics of Ural Branch of the Russian Academy of Sciences

620014, Russia, Sverdlovskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. Moskovskaya, 29, of. 406

uch1961@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-868X.2021.12.37041

Review date:

03-12-2021


Publish date:

10-12-2021


Abstract:   The object of this research is the Russian imports of grain and grain products (flour and cereal) over the period from 1802 to 1917. The subject of this research is the dynamic processes of changes in the volume and commodity structure of the import of grain and grain products in the XIX – early XX centuries. The article leans on the analysis of sources that contain data on the Russian imports of grain and grain products (annual “Reviews of Russian foreign trade through European and Asian borders”), which characterizes import of grain to the Russian Empire of this period. The study employs the methods of historical, source studies, and statistical analysis. The analysis of sampling relies on the tabular summary of data and graphic representation of data. The novelty lies in the analysis of the key trends in the development of import of grain to the country throughout a prolonged historical period, which is carried out virtually for the first time. Based on examination of the statistical data in the import of grain, the following results were obtained: 1) a significant dependence of the volume of grain imports on the state of domestic grain production and the absence or presence of “lean years” in particular is underlined; 2) the periods of excess of grain imports over exports is determined. 3. The conclusion is made on the significant increase in the volume and transformation of the structure of the Russian grain imports in the beginning of the XX century. It is also indicated that due to insignificant volumes of import, compared to export, the grain imports did not affect the overall level of grain consumption among the Russian population.  


Keywords: grain import, Russian Empire, history of foreign trade, history of the Russian economy, history of Russia, grain export, famine years, grain, flour, rice
This article written in Russian. You can find full text of article in Russian here .

Общая характеристика внешней торговли и зерновой внешней торговли страны

Российская империя на протяжении XIX – начала ХХ вв. являлась крупным экспортером аграрной продукции, составлявшей более половины экспорта страны. Основным продуктом сельскохозяйственного экспорта в этот период было зерно, объемы вывоза которого постоянно росли. В 1913 г. зерновой экспорт России составил 9083, 5 тыс.т., или 22,1% мирового экспорта этой продукции (рассчитано по: [1, с. 406-463]) . По этому показателю страна занимала первое место в мире, незначительно уступая Аргентине. В начале XX в. в сельскохозяйственном экспорте существенную роль стали играть продукты животноводства. Например, в 1913 г. стоимостной объем экспорта яичной продукции составил 40% экспорта пшеницы [2, с. 30]. Благодаря большому вывозу сельскохозяйственной продукции Российская империя в начале XX вв. имела профицит торгового баланса. [3, с. 95].

Внешняя торговля Российской империи начинает существенно увеличиваться с XVIII в. в связи с развитием международной торговли, расширением государства и входом к Черному и Балтийскому морю. С 1717 по 1800 г. среднегодовые объемы внешней торговли России увеличились в 13,1 раза – с 5,178 до 68,1 млн. золотых рублей, а 1841 по 1913 г. – в 9,9 раза, с 179,7 до 1485,6 млн. золотых рублей [4, с. 113]. Несмотря на существенный рост, общая товарная структура внешней торговли менялась в негативную сторону – в экспорте росла доля сырьевых товаров и уменьшалась – готовых изделий. Если в 1725 г. на готовые изделия приходилась 72,2% российского экспорта, а в 1762 г. 50,3%, то в период 1802-1804 гг. – только 14%. Сырье и материалы заняли 77,6% [5, с. 87].Прежде всего, вывозилось сельскохозяйственное сырье. По мнению Б. Н. Миронова, причиной аграризации экспорта страны, начавшейся в конце XVIII века, послужила «революция цен» в стране в этот период, заключавшаяся в существенном повышении цен на аграрную продукцию при отставании роста цен на ряд видов готовой продукции. В частности, индекс цен (в граммах серебра) на зерновые составил в 1802-1805 г. 564% (1701-170 гг. = 100%), на пеньку 433%, лен – 386%, масло коровье – 545%. В то же время индекс цен на железо за этот период повысился только до 230%, на лесные товары – до 249%, а на текстиль - до 366% [5, с. 89; 6. с. 50].

К началу XIX в. основными товарами, которые Россия экспортировала, была продукция сельского хозяйства - зерно, пенька, сало свиное и говяжье, лен. Общий стоимостной объем экспорта этой продукции в 1802-1805 гг. составлял 63,2% стоимости всего вывоза (рассчитано по: [5, с. 89]).

Экспорт зерна и муки в начале XIX в. был незначителен – например в 1815 г. было вывезено 11308 тыс. пуд. или чуть более 185 тыс. т.

Таблица 1

Удельный вес экспорта-импорта зерна, муки и крупы в общем объеме ввоза-вывоза России в 1825-1917 гг.

Год

Экспорт

Импорт

Зерно, мука, крупа

Всего (тыс. руб., = 100%)*

Зерно, мука, крупа

Всего (тыс. руб., = 100%)*

Количество (тыс. руб.)*

%

Количество (тыс. руб.)*

%

1825

18130

7,4

244606

804

0,4

191306

1850

20608

21,0

98119

478

0,5

93918

1875

186954

48,9

381952

3152

0,6

531056

1900

306402

42,8

716418

5852

0,9

626375

1913

594501

39,1

1520135

39694

2,9

1374034

1917

9586

1,9

498738

52732

2,0

2576786

*1820-1839 гг. – тыс. руб. ассигнациями, 1840-1894 гг. – тыс. руб. кредитных, 1895-1914 гг. – тыс. руб. золотых

Рассчитано по: 1825-1875гг. - [7, с. 104-105, c. 120-121 (таблицы).; 8]

1900-1917 гг. - [9]

Существенное расширение зернового экспорта Российской империи в Европу началось с конца 40-х годов и было связано, прежде всего, с изменением ситуации на мировом продовольственном рынке. Ф. Турчинович писал в 1859 г.: «До начала нынешнего столетия европейские государства мало нуждались в привозе иностранного хлеба, и торговля им оживлялась только в неурожайные годы, но и тогда, при несовершенстве внутренних сообщений и ограниченном развитии коммерческих связей и мореходства, снабжение привозным хлебом тех стран, которые терпели недостатки в продовольствии, не могло быть значительно. Почти во всех европейских государствах внутреннее продовольствие обеспечивалось собственным хлебом при обыкновенном урожае, а в изобильные годы еще оставались избытки для заграничного отпуска»[10, c. 61-62].

В результате начала модернизации как процесса перехода от аграрного к индустриальному обществу в наиболее развитых странах Западной Европы и Северной Америки (Голландия, Бельгия, Англия, Франция, Швейцария, позднее США) к началу XIX в. были созданы основы для строительства индустриального общества. Результатом модернизационного процесса стало формирование нового типа общественной модели — индустриальной цивилизации. В развитых странах в период конца XVIII в. – последней трети XIX в. проходила промышленная революция.

Одним из результатов этих изменений стал резкий рост населения в развитых странах Европы и изменение его структуры.

С 1800 по 1900 гг. население Европы (без России) увеличилось с 147,8 млн. чел. до 287,6 млн чел.. или на 94,6%, т.е. почти в 2 раза[11, c. 414-415]. Для сравнения: с 1700 по 1800 гг. население Европы увеличилось на 46,5% [11, c. 414-415]. Росла численность городского населения. Потребность наиболее развитых стран Европы в продовольствии и, прежде всего, в хлебе существенно возросла.

Следствием было изменение внешнеторговой политики в сфере внешней торговли продовольствием ряда стран Европы с протекционистской на более либеральную. В частности в Англии, бывшей одним из ведущих европейских рынков, к 1849 г. были отменены т.н. «хлебные законы», ограничивающие импорт зерна в страну.

В результате, в России во второй половине XIX в. наблюдался существенный рост экспорта хлебов. К 1875 г. стоимостной объем вывоза зерна, муки и крупы составил почти половину всего экспорта страны (табл. 1). В дальнейшем удельный вес зерна в экспорте России несколько снижается за счет роста вывоза других видов продовольствия. Максимальный объем вывоза зерна из России был достигнут в 1910 г. – 848554 тыс. пудов или 13899 тыс.т.

Одновременно с экспортом во внешней торговле России в1802-1917 гг. наличествовал и импорт зерна, муки и крупы. Однако по стоимости в большинстве лет зерновой ввоз был меньшим, чем экспорт зерна Россией. По данным таблицы 1, в 1825 г. объемы зернового импорта составляли 4,4% стоимости экспорта этой продукции, в 1850 г. – 2,3%, в 1875 г. 1,7%, в 1900 г. – 1,9%. Только в период 1900-1914 гг. импорт зерновой продукции стал расти, достигнув в 1913 г. 6,7% стоимости экспорта зерна, муки и крупы. Максимальный объем импорта этой продукции составил 37491 тыс. пуд (1908 г.) или 614 тыс. т.

Обзор исследований зерновой внешней торговли

Рассмотрение данной темы началось в работах современников, посвященных анализу внешней торговли России XIX в. в целом. В работах Г. П. Небольсина [12], М. П. Заболоцкого [13], Ф. Г. Тернера [14] на основании доступной статистики анализировались тенденции развития зерновой внешней торговли и показывались проблемы, мешающие развитию хлебного экспорта. Ф. Турчинович рассматривал продовольственную внешнюю торговлю при изучении истории сельского хозяйства России до второй половины XIX столетия [10]. И. И. Кауфман показал место российского зернового вывоза на рынках ряда развитых стран Европы и состояние мирового зернового рынка в 70-80-х гг. XIX в. [15]. Однако эти работы охватывали небольшие временные периоды и не касались общих тенденций развития внешней зерновой торговли страны за длительный период. Этого недостатка в значительной степени лишена работа В. И. Покровского, посвященная общим тенденциям развития внешней торговли России на протяжении всего XIX в [7]. Значительное место в ней автор уделил и зерновой внешней торговле.

Кроме того, необходимо отметить, что вышеупомянутые и подобные им работы основное внимание уделяют зерновому экспорту страны. Рассмотрение импорта зерна в них занимает крайне незначительное место. Только В. И. Покровский более подробно рассматривает ситуацию с ввозом в страну одного из видов зерновых – риса.

В начале ХХ вв. внимание исследователей переместилось на проблему влияния зерновой внешней торговли России на социально-экономическое развитие страны.

Крупный экономист Н.Д. Кондратьев писал в своем труде «Рынок хлебов и его регулирование во время войны и революции» (1922) относительно зернового экспорта: «… избытки хлебов в России, товарность этих хлебов и развитие экспорта их базируется в общем на относительно низких нормах потребления широких народных масс населения»[16, c. 95]. Известный экономист-аграрник Н.П. Огановский писал о продовольственном экспорте Российской империи в 1927г.: «Лозунг «не доедим, а вывезем» был не пустым лозунгом, ибо рост внутренних цен был связан с ростом мировых цен… Не только крестьяне центральных районов перманентно недоедали, не только производители яиц и птицы сами в рот их не брали… Главные сельскохозяйственные продукты шли за границу: половина товарного зерна, ¾ льна, яиц, половина масла. Отсюда ужасающая смертность детей. Отсюда сила эпидемий, отсюда глухое недовольство масс, постоянная борьба всеми доступными крестьянам способами с помещиками и стихийные вспышки бунтов – предвестники революционной грозы»[17].

Аналогичной позиции придерживался и другой известный экономист П.И. Лященко. Он считал, что «Усиленное снабжение иностранных рынков колониальным сырьём России шло за счёт недоедания и нищеты масс населения»[18, c. 282].

Авторы более позднего периода придерживались подобных же взглядов. В качестве примера можно привести высказывание Т. М. Китаниной, автора фундаментальной монографии «Хлебная торговля России в конце XIX – начале ХХ века», изданной в 1978 и 2011 гг. и посвященной развитию зернового рынка и хлебного экспорта: «усиленный, порою расточительный хлебный вывоз далеко не всегда был оправдан с точки зрения экономической целесообразности, ибо его интенсивность определялась не столько естественным расширением производственной базы, сколько совсем иными, в том числе фискальными потребностями» [19, c. 47]. И далее: «… форсированный экспорт нарушал динамику развития внутреннего рынка, содействовал искусственному повышению хлебных цен…»[19, c. 50].

Как видно из вышеприведенных высказываний, вопросы, связанные с социально-экономическими последствиями зернового экспорта для развития страны, рассматривались зачастую в контексте анализа изменений уровня жизни крестьянского населения России. В советской историографии снижение уровня жизни российских крестьян в пореформенное время и в результате преобразований П. А. Столыпина считалось одной из важнейших социально-экономических предпосылок революционных катаклизмов начала ХХ века. Тезис о «голодном экспорте» органично вписывался в эту концепцию.

В постсоветский период значительное количество авторов продолжали отстаивать эту концепцию. Тем не менее, стали появляться и альтернативные точки зрения. В конце 1990-х – начале 2000-х гг. ряд историков подвергли сомнению тезис о снижении уровня жизни российского крестьянства в XIX – начале ХХ века. Б. Н. Миронов в своих многочисленных публикациях стал приводить данные, свидетельствующие, по его мнению, о росте сельскохозяйственного производства и доходов крестьянства в этот период, снижении налоговых отчислений и повышении уровня жизни сельского населения (см. [20, 21]). В рамках этой концепции исследователем был отвергнут и тезис о «голодном экспорте». Российский историк-аграрник М. А. Давыдов в своих исследованиях сельского хозяйства России конца XIX –начала ХХ века солидаризировался с этой позицией (см. [22, 23, 24]). На основании анализа статистики железнодорожных перевозок зерна был сделан вывод о преувеличении доли зернового вывоза в общем объеме российских сборов хлебов. В связи с этим, тезис о «голодном экспорте» им также был отвергнут [25, 26].

С другой стороны, исследователь С. А. Нефедов представил традиционную точку зрения, переформулированную в рамках неомальтузианской демографически-структурной теории Дж. Голдстоуна ( см. [27, 28]).

Однако, авторы перечисленных и подобных им исследований рассматривали только вопрос о влиянии зернового экспорта на уровень социально экономического развития крестьянского населения России. Зерновой импорт в этом контексте не рассматривался.

Таким образом, по итогам рассмотрения важнейших исследований зерновых внешнеэкономических связей России в XIX – начале ХХ вв. выявляется необходимость более целостного рассмотрения зернового импорта, особенно в его количественном и структурном аспекте.

Статистические источники и методы обработки

Исследователи использовали различные источники данных для анализа статистики зерновой внешней торговли. В частности, М. А. Давыдов использовал статистический сборник «Материалы к пересмотру торгового договора с Германией. Вып. V. Россия» [23, c. 161]. Однако, большинство исследователей зерновой внешней торговли в качестве источника статистики использовало ежегодно выпускавшийся сборник «Обзор внешней торговли России по европейской и азиатской границам». В качестве примера можно привести монографии Т. Ф. Изместьевой [29, с. 44] и С. Р. Томпсона [2, с. 30-32], а также статью Г.Г. попова и Е.И.Чибисовой [3, с. 95]. Рассмотрим этот источник более подробно.

Статистический сборник, содержащий сведения по внешней торговле России, под обобщающим библиографическим названием «Обзор внешней торговли России по европейской и азиатской границам» выпускался в 1802-1915 гг. (за исключением 1808-11 гг.). За этот период его название неоднократно менялось: 1802-1807 гг. – «Государственная торговля … года в разных ее видах», 1812-1841 гг. – «Государственная внешняя торговля … года в разных ее видах»1842-1862 гг. – «Государственная внешняя торговля в разных ее видах за … год», 1863 - 64гг. – «Виды государственной внешней торговли за … год», 1865 – 1866 гг. – «Виды российской внешней торговли за … год», 1867 – 1869 гг. – «Виды внешней торговли России за … год», 1870 – 1872 гг. – «Обзор внешней торговли России за год», 1873 – 1915 гг. «Обзор внешней торговли России по европейской и азиатской границам за … год». С 1813 г. этот сборник издавался Департаментом внешней торговли Министерства Финансов (с 1864 г. Департамент таможенных сборов). Сборник включал в себя сведения об экспорте (отвозе) и импорте (привозе) широкой группы товаров, номенклатура которой постоянно расширялась. До 1806 г. помещались только сведения о стоимости экспорта и импорта. С 1806 стали приводится и натуральные объемы экспорта и импорта. Постепенно стали публиковаться данные о географии ввоза и вывоза главнейших товаров.

Площадь таможенной территории, по периметру которой осуществлялся контроль над экспортом и импортом товаров, расширялась вместе с расширением российского государства. Периметр этот подразделялся на «европейскую» и «азиатскую» границу. Такое географическое разделение было во многом условным, так как экспорт и импорт по Черноморскому побережью Кавказа считался вывозом и ввозом по европейской границе, а подобные же операции по сухопутной границе в Закавказье считались экспортом и импортом по азиатской границе. Ряд территорий Российской империи в разные периоды имел особый таможенный режим. Ввоз-вывоз продукции с этих территорий учитывался статистикой отдельно. Такими территориями являлись – Финляндия (с 1824 г.), Польша (1822-1850 гг.), Бессарабия (1826-30 гг.)

Статистика внешней торговли была порождена потребностью государства в контроле и регулировании внешнеторговой деятельности и фискального обложения этой деятельности. Эта статистика базировалась на таможенной отчетности, имевшей централизованный характер и осуществлявшейся по единым формам и правилам. За этой отчетностью осуществлялся систематический контроль. Эти обстоятельства определяли более точный характер статистики внешней торговли по сравнению с другими видами существовавшей тогда статистики.

Однако различные характеристики внешнеторговой деятельности имели различную точность и достоверность. Если по натуральным объемам экспорта-импорта основных товаров, в силу особенностей таможенного контроля (взвешивание товаров на границе и т.п.), был достигнут достаточный уровень достоверности и, как подчеркивал Е. В. Дворецкий в своем подробном обзоре статистики внешней торговли, «…система таможенного учета, на которой основывался сбор сведений для статистики внешней торговли обеспечивала достаточную достоверность первичных данных о количестве товаров» [30, с. 355], то по стоимостным объемам такой продукции ситуация была несколько иной.

Методика оценки экспортируемых и импортируемых товаров неоднократно менялась. С 1802 по 1824 гг. стоимость товаров определялась по декларациям их владельцев. Однако быстро выяснилось, что декларанты либо завышают, либо занижают стоимость товаров по сравнению с рыночными биржевыми ценами. Согласно расчетам Е. В. Дворецкого для экспортных товаров цены либо завышалась, либо занижалась, а для импорта – в основном завышалась [31]. С 1825 г. была введена система справочных цен. Экспортные и импортные товары оценивались по среднегодовым ценам на аналогичные товары на биржах крупнейших торговых центров, расположенных около соответствующей таможни. В 1865 г. при оценке товаров внешней торговли была введена система постоянных цен, базировавшаяся на средней цене аналогичных товаров по европейской границе за последние три года. Однако очень быстро эти постоянные цены перестали соответствовать реальным рыночным ценам. В 1869 г. эти цены были пересмотрены, а в 1872 г. – отменены. Произошел возврат к прежней системе справочных цен, однако более дифференцированной – в ней учитывались не только среднегодовые биржевые цены, ни и данные о ценах на те или иные товары из других источников, в том числе экспертные цены зарубежной статистики. В целом же, по оценке В. И. Покровского, для периода 1890-95 гг., общая таможенная стоимость импорта завышалась до 10%, а экспорта – занижалась до 5% [32, с. II – III].

Важнейшим источником статистических данных по экспорту и импорту зерна является «Сборник сведений по истории и статистике внешней торговли России», подготовленный руководителем (с 1895 г.) Статистического отделения Департамента таможенных сборов Министерства финансов, выдающимся земским статистиков В. И. Покровским. Сборник, изданный в 1902 г., содержит подробный очерк развития внешней торговли России с древнейших времен, подробную характеристику экспорта и импорта важнейших товаров ввозившихся и вывозившихся Россией в XIX в. и развернутые статистические таблицы содержащие сведения о натуральных и стоимостных объемах экспорта и импорта большинства товаров, вывозившихся и ввозившихся Россией за 1802-1897 гг., взятые из ежегодных «Обзоров внешней торговли России по европейской и азиатской границам». В ряде случаев, при недостатке данных, использовались собственные авторские расчеты. Главным недостатком сборника являлось то обстоятельство, что анализ внешнеторговой статистики в нем завершался 1897.

Последний недостаток был в значительной мере ликвидирован статистическими таблицами содержащими данные по экспорту - импорту большинства российских товаров за период 1896-1917 гг. и составленных как продолжение таблиц сборника В. И. Покровского. Данные таблицы были составлены Т. Я. Валетовым на основании «Обзоров внешней торговли России по европейской и азиатской границам» за 1896-1915 гг. и последующих статистических изданий, в рамках интернет – проекта исторического факультета МГУ «Динамика экономического и социального развития России в XIX – начале XX вв. (руководитель Л.И.Бродкин)» [33]. Кроме того, в таблицах содержится ряд частично скорректированных данных сборника В. И. Покровского за период 1802-1895 гг. Подробная характеристика данного интернет ресурса представлена Т. Я. Валетовым в статье [34].

Таким образом, детализированную информацию о зерновом экспорте-импорте за период XIX – начале ХХ вв. содержат 3 источника – базовый – «Обзор внешней торговли России по европейской и азиатской границам» и 2 обобщающих - «Сборник сведений по истории и статистике внешней торговли России» В. И. Покровского и таблицы по внешней торговле Т. Я. Валетова в рамках интернет- проекта исторического факультета МГУ «Динамика экономического и социального развития России в XIX – начале XX вв. (руководитель Л.И.Бродкин)»

Перейдем теперь к характеристике формата данных о российском импорте зерна, муки и крупы за XIX – начале ХХ вв. содержащихся в этих трех источниках. В «Сборнике сведений по истории и статистике внешней торговли России» информация об импорте этой товарной группы представлена в двух разделах таблицы «Привоз главнейших товаров по всем границам Российской империи с 1802 по 1897 годы» - «Хлеб, мука, крупа кроме риса» и «Рис» [7, с. 120-121 (Таблицы)]. Эти разделы содержат данные о натуральных и стоимостных объемах импорта этих товарных групп в тысячах пудов и тысячах рублей соответственно. В таблицах по внешней торговле интернет – проекта МГУ «Динамика экономического и социального развития России в XIX – начале XX вв.» - в разделах с аналогичными названиями таблиц «Импорт товаров в Российскую империю 1802-1917 (в тыс. руб.)» и «Импорт товаров в российскую империю 1896-1917 (в натуральном выражении)».

Более подробная информация представлена в изданиях «Обзор внешней торговли России по европейской и азиатской границам». В связи с периодическим изменением структуры сборников, название таблиц, содержащих сводную информацию об импорте (привозе) товаров в страну менялось. В этих таблицах содержались количественные и стоимостные данные об импорте зерна, муки и крупы, разбитые по видам продукции и по таможням. Приведены итоги отдельно по европейской и азиатской границе и, в ряде лет, общие итоги по всей стране. Импорт данных продуктов из Финляндии (с 1824 г.), Бессарабии (1826-30 гг.) и Царства польского (1822-1850 гг.) приведен в отдельных таблицах. В связи с увеличением объема данных об импорте и усложнением структуры таблиц, с течением времени поиск информации об импорте товаров данной группы усложнился. Если первоначально, в первые годы выпуска издания, данные об импорте зерна, муки и крупы представлялись компактно, в рамках одного раздела, то, в последствии, они часто разносились по различным разделам таблицы с данными об импортных товарах. Объем этой таблицы постоянно возрастал.

Данные о зерновом импорте России, представленные в большинстве охарактеризованных источников, имеют ряд особенностей, затрудняющих их использование и анализ. Прежде всего, в «Сборнике сведений по истории и статистике внешней торговли России» отсутствуют данные об общем объеме импорта зерна, муки и крупы (кроме риса) в натуральных показателях до 1880 г. Также для импорта риса такие данные отсутствуют за период 1824-33 гг.

Эти недостатки связаны с особенностями представления данных в исходном источнике – «Обзоре внешней торговли России и европейской и азиатской границам». В этом издании во многих случаях отсутствуют данные о натуральных объемах импорта отдельных видов зерна, муки и крупы. При этом наименования товаров, для которых отсутствуют эти данные, часто менялись. Наиболее сложная ситуация сложилась в 1824-33 г. с данными по импорту риса, перловой крупы и сорго. В «Государственной внешней торговле в разных ее видах» за эти годы отсутствуют сведения о натуральных объемах вышеупомянутой продукции. Более того, стоимостной объем импорта такой продукции показан суммарно по всем трем видам – крупе рисовой, крупе перловой и сорго. Тем не менее, с течением времени количество наименований продукции для которых в «Обзорах внешней торговли России» не указывался объем импорта в натуральных единицах постепенно сокращалось. Сокращался и стоимостной объем импорта по таким группам.

Кроме того, вплоть до 70-х гг. XIX в. натуральные объемы импорта различных видов зерна, муки и крупы в «Обзорах внешней торговли России по европейской и азиатской границам» представлялись в разных единицах измерения - частично в четвертях, частично в пудах. Исключение составляли рис и сорго – импорт этой продукции в основном считался в пудах. Полный переход на исчисление импорта всех видов зерновой продукции в пудах начинается с «Обзора внешней торговли России за 1870 год». Перевод данных об импорте продукции из объемных единиц (четверть) в весовые (пуд) представлял некоторую сложность, особенно если учесть, что в ряде случаев в статистических сборниках импорт разных видов зерна с разними коэффициентами пересчета из четвертей в пуды объединялся в одну группу.

Еще одной особенностью данных в «Сборнике сведений по истории и статистике внешней торговли России» и «Обзорах внешней торговли России по европейской и азиатской границы» является то обстоятельство, что стоимостные объемы экспорта и импорта исчислены в них в нескольких разновидностях денежной единицы России – рубля. С 1802 по 1839 г. исчисление велось в рублях ассигнациями, с 1840 г. – по 1897 г. - в рублях кредитных. Коэффициенты пересчета этих единиц содержатся в таблице «Таможенные доходы российской империи 1822-1917» раздела по внешней торговле интернет - проекта исторического факультета МГУ «Динамика экономического и социального развития России в XIX – начале XX вв.».

Перейдем к краткой характеристике методов и этапов обработки данных об импорте зерна, муки и крупы, представленных в вышеуказанных 3 источниках. Основной целью такой обработки являлась построение общего погодового ряда статистических данных о натуральных объемах импорта зерна, муки и крупы за период 1802 – 1879 гг. отсутствующих в «Сборнике сведений по истории и статистике внешней торговли России» и в «Обзорах внешней торговли России по европейской и азиатской границам». Данные за 1880 -1897 гг. в первом источнике присутствуют, а за 1898-1917 гг. – присутствуют в таблицах по внешней торговле интернет – проекта исторического факультета МГУ ««Динамика экономического и социального развития России в XIX – начале XX вв.»

Первый этап заключался в создании выборки данных об импорте зерне и продуктов его переработки из «Обзоров внешней торговли России». Полнота выборки проверялась по сравнению годового общего стоимостного объема выбранных в «Обзоре внешней торговли» наименований импортной продукции с аналогичной цифрой в «Сборнике сведений по истории и статистике внешней торговли России». Различия между ними были незначительны – в пределах 1 тыс. руб., за исключением трех случаев с более существенной разницей. В первом (1821 г.) – ошибка составителя, во втором и третьем (1863 и 1878)– вероятная опечатка источника.

Второй этап заключался в пересчете натуральных объемов импортного зерна и продукции его переработки, выраженных в четвертях, в пуды. Для пересчета были взяты следующие пропорции, принятые для официальной статистики того времени: рожь - 1 четверть = 9 пудам, овес: 1 четверть = 6 пудам, все остальные виды зерновых, мука и крупа: 1 четверть = 10 пудов [7, с. 34]. Однако, как уже отмечалось, в «Обзорах внешней торговли» очень часто различные виды зерновых объединялись в одну группу. Например: рожь, ячмень, кукуруза. Или - пшеница, горох, чечевица, фасоль. Как видно из этого перечисления – «тяжелые» виды зерновых объединялись с «легкими». Средний вес таких и подобных групп стремился к пропорции – 1 четверть = 10 пудов. Эта пропорция и была принята.

Третий этап состоял в пересчете стоимости тех товаров, натуральные объемы импорта которых не были указаны, в весовые показатели. Для этого использовалась импортная цена на тот или иной вид зерна или ту или иную совокупность различных видов зерновых, муки и крупы за прошедший год или несколько лет или год, где такие цены было возможно выявить. В ряде случаев брались цены не прошедших, а последующих лет. В частности, для того чтобы дать оценку зерновому импорту в 1802-1806 гг. были использована средняя стоимость импорта ржи, муки разной, гороха, крупы рисовой за 1813- 1815 гг. Существенную трудность представляла оценка импорта риса, крупы перловой и саго 1824 – 1833. Как уже отмечалось, в этот период во внешнеторговой статистике импорт этих продуктов отражался только в обшей стоимости ввоза этих продуктов. Поэтому необходимо было определить цену на эти продукты в те годы, где это было возможно (1820-1821 гг.), затем определить среднюю процентную долю импорта каждого продукта в общей стоимости их ввоза за 1820-1821 гг. Затем, приняв как гипотезу, что общая стоимостная структура ввоза этих трех продуктов в последующий период существенно не изменится, дать примерную оценку импорта этих продуктов (риса, крупы перловой и саго) за последующий период. Безусловно, такая оценка могла иметь существенную погрешность.

Возможность количественной оценки импорта зерна и продуктов его переработки через ценовые показатели возможна, поскольку, несмотря на приблизительность оценки экспортных и импортных товаров на таможне, погрешность таможенных оценок экспорта и импорта зерна по сравнению с биржевыми оценками была весьма незначительной. По оценке Е. В. Дворецкого таможенная оценка экспортного зерна была ниже биржевых цен на 2 – 5%, а для импортного зерна эта разница составляла 0% (для 1824 г.) [31, с. 9-10]. По оценке В. И. Покровского для экспорта зерна в целом для четырех главных видов зерна, разница между таможенной оценкой и биржевой ценой колебалась от +7% до – 4, 7% в 1851-1880 гг. (за исключением, периода действия постоянных таможенных цен в 1866 – 1870 гг.) [7, с. 12, табл. 21]. Таким образом, погрешность таможенной оценки для экспортного и импортного зерна была низкой.

В итоге показанного процесса обработки выборки данных получился статистический ряд данных об импорте зерна, муки и крупы Российской империей за период 1802 – 1879 гг. Добавив к нему уже имеющиеся в источниках данные о подобном импорте за 1880 - 1917 г., мы получили статистическую базу данных об объемах российского зернового импорта за период XIX – начала ХХ вв.

Рис. 1 Импорт зерна, муки и крупы Российской империей 1802 – 1917 гг. (тыс. пуд.)

Тенденции изменения динамики и структуры импорта зерна и зернопродуктов

Рассмотрим динамику изменений импорта зерна, муки и крупы. Объем статьи не позволяет полностью привести созданную базу данных об импорте этой продукции. Приведем только отдельные фрагменты этих данных

Вначале рассмотрим изменения общих объемов ввоза зерна и зернопродуктов за XIX – начало ХХ вв. Как видно из графика (рис. 1) импорт зерна в первую половину XIX в. был незначителен (за исключением 1834 г.). Некоторый рост начал наблюдаться с 1869 г. и существенный рост начался в начале XX в. Как уже отмечалось ранее, максимальный объем импорта зерна, муки и крупы наблюдался в 1908 г. и составил 37,5 млн. пудов (614 тыс.т.). Однако, несмотря на существенный рост по сравнению с первой половиной XIX в., импорт этой продукции был существенно ниже зернового экспорта России за этот период. Согласно следующему графику (рис.2), практически на протяжении всего периода XIX – начала ХХ вв. зерновой экспорт превышал импорт. Особенно значительным это превышение стало наблюдаться с конца 60-х гг. XIX в, когда начался резкий рост экспорта зерна. Как уже отмечалось ранее, существенный рост зернового импорта начался с начала ХХ в. Эти два процесса, следовавшие друг за другом, ярко свидетельствовали об ускорении вхождения России в мировой продовольственный рынок.

Рис. 2. Экспорт и импорт зерна, муки и крупы Российской империей 1802 -1917 (тыс. пуд.)

Незначительные, по сравнению с экспортом, объемы импорта зерна, муки и крупы существенным образом не сказывались на общем уровне самообеспеченности страны зерном и, тем более, не сказывались на уровне душевого потребления этой продукции, по крайней мере, в рамках всей страны.

График на рис. 2 показывает, что, несмотря на существенное преобладание зернового экспорта России над импортом, было два периода, когда импорт этой продукции преобладал на экспортом. Это 1834 г. и 1917 г. Рассмотрим эти случаи более подробно.

В 1834 г. единственный раз в XIX в России наблюдалось превышение импорта зерна над его экспортом. Как видно из графика на рис.3, в 1832 – 1837 гг. импорт зерна возрос по сравнению с предшествующими годами. Максимум зернового ввоза пришелся на 1834 г. после этого наблюдается постепенное снижение импорта. Одновременно, с 1832 г. начинается снижение экспорта зерна, также достигшее максимума в 1834 г. после этого к 1838 г. экспорт восстанавливается до уровня 1832 г. (рис. 3.)

Ведущую роль в падении зернового экспорта и в росте импорта этой продукции сыграл неурожай 1833 г. Директор Департамента внешней торговли Д.Г. Бибиков писал, комментируя итоги внешней торговли России в 1834 г.; «Бывший в 1833 году во многих губерниях неурожай имел большое влияние на торговлю последующего года. Заграничные спекулянты спешили воспользоваться дозволением беспошлинного привоза в Россию хлеба, где надеялись иметь верный сбыт и несомненные выгоды» [35, с. 5].

Рис. 3. Экспорт и импорт зерна и зернопродуктов Россией в 1830-38 гг. (тыс. т.)

В целом, в описываемый период неурожаи в России способствовали росту зернового импорта. Такая корреляция прослеживается для 1839 г., 1844 г., 1891-92 гг., 1908 и 1911 гг. Тем не менее, для наиболее известного российского неурожая 1891-92 гг. мы наблюдаем, в отличие от 1834 г., только незначительное повышение объемов зернового импорта, сопровождавшееся, однако, существенным падением экспорта зерна вследствие временного запрета на вывоз зерна, введенного правительством страны. Как писал С. А. Нефедов, «На протяжении полувекового периода в России было два периода концентрации неурожайных лет, а именно 1889-1892 гг. и 1905-1908 гг.» [36, с 40-41]. Возможно, вышеназванный второй период был одной из причин существенного роста российского импорта зерна в начале ХХ вв.

Таким образом, первый случай превышения зернового импорта над зерновым экспортом за период XIX – начала ХХ вв. по-видимому был связан с неурожаем зерна в России того периода. Второй случай (1917 г.) имел иную природу.

Начало первой мировой войны привело к резкому сокращению зернового экспорта России. К концу 1917 г. Он упал практически до нуля (рис.4). Главными причинами этого были: правительственный запрет на вывоз продукции за границу, особенно странам – противникам России, блокада транспортных путей (железных дорог на европейском направлении и морских путей в Балтийском море, ставшими ареной боевых действий, закрытие Турцией черноморских проливов в 1914 г.). Свою роль в этом сыграл также нараставший, особенно со второй половины 1916 г., продовольственный кризис и обострение политической борьбы внутри страны вокруг внутренней продовольственной политики (об этом см. [37, с. 210-302; 38; 39, с. 450 – 500; 40]. Совокупность продовольственного кризиса, дезорганизации внутреннего транспортного сообщения и обостряющейся политической борьбы помешала в 1917 г. Временному правительству организовать крупные поставки зерна союзникам России по Антанте – Франции и Англии [41, с. 279-308].

Рис.4. Экспорт и импорт зерна и зернопродуктов Россией в 1913 –1917 гг.(тыс.т.)

Импорт зерна, муки и крупы также упал вследствие блокады транспортных путей .Однако ввоз зерна, муки и ряда видов крупы завозившейся по европейской границе упал существенно – с 22660 тыс.пуд. в 1914 г.до 159 тыс. пуд. в 1917 г. Импорт риса, в значительной степени завозившейся по азиатской границе, за годы войны даже несколько вырос – с 8108 тыс. пуд. в 1914 г.до 10088 тыс.пуд в 1917 г. (львиная доля из этого количества – 9690 тыс.пуд. была завезена по азиатской границе и Владивостоку). Таким образом, в 1917 г. российский импорт зерна и зернопродукции превысил экспорт.

Таблица 2

Структура российского импорта зерна, муки и крупы и динамика импорта риса в 1825 – 1917 гг.

1825

1850

1875

1900

1913

1917

Структура зернового импорта (%)

Зерно, мука, крупа(кроме риса)

63,7

46,9

53,3

49,6

77,4

1,6

Рис

36,3

53,1

46,7

50,4

22,6

98,4

Динамика импорта риса (тыс.пуд.)

Импорт риса

77

198

1198

2951

8202

10088

Рассчитано по: 1825-1875гг. - [7, с. 104-105, c. 120-121 (таблицы).; 8]

1900-1917 гг. - [9]

Охарактеризуем эволюцию структуры зернового импорта за период XIX – начала ХХ вв. Особенности представления данных об импорте зерна, муки и крупы в источниках, позволяют, без дополнительных исследований, показать эту эволюцию на протяжении всего указанного периода только по двум крупнейшим совокупностям товаров – импорт зерна, муки и крупы (кроме риса) и импорт собственно риса. Однако, рис на протяжении большей части XIX в. был крупнейшей товарной группой в зерновом импорте, ввозившимся в Россию. Его доля в общем объеме импорта зерна, муки и крупы составляла около 50 % (табл. 2) Только в начале ХХ в. произошло снижение удельного веса этого товара в общем объеме зернового импорта России. Однако общее количество риса в период 1900-1917 гг. существенно возросло – более чем в 3,4 раза (табл.2).

Рассмотрим географию ввоза риса в Россию. В статистике внешней торговли страны велся учет разделения товаров импорта как по стране происхождения или прибытия товара, так и по географическому положению участка границы через который товар поступал. В последнем случае существовало, как уже отмечалось ранее, общее разделение географии привоза импорта – по европейской границе и по азиатской границе. Ели по этой классификации рассмотреть географию ввоза импортного риса, то можно увидеть, что за весь рассматриваемый период XIX – начала XX вв. произошло существенное географии ввоза данного товара. Если в начале XIX в. основная часть риса завозилась по Европейской границе, а ввоз по азиатской границе составлял 10-15% всего объема поставок, то с 1876- 1880 гг. ввоз по азиатской границе составил около 2/3 всего импорта риса. В дальнейшем удельный вес поставок данной продукции по азиатскому направлению продолжал расти. Основную часть поставок риса по азиатской границе составлял импорт этой продукции из Ирана. Частично рост импорта по азиатской границе объяснялся более низкими пошлинами на ввоз, этой продукции, чем по европейской границе и более выгодными условиями растаможивания товара.

Рис. 5. Динамика изменений импорта 2-х крупнейших товарных групп российского импорта зерна, муки и крупы в 1812 – 1917 гг. (тыс. пуд.)

Если сравнить динамику изменений 2-х крупнейших товарных групп импорта Россией - зерна, муки и крупы и отдельно риса (рис. 5), то можно отметить совершенно разный характер этих изменений, особенно в XIX в. Причинами этих различий, на наш взгляд, является разные ведущие факторы, влиявшие на изменение этой динамики. Для первой группы, одной из главных причин, влиявших на объемы зернового импорта, на протяжении значительной части XIX в., являлось общее состояние внутреннего зернового производства (наличие или отсутствие неурожайных лет) и только в конце XIX – начале XX в. на объем импорта этой группы зерновых товаров начал оказывать влияние общий процесс вхождения России в систему мирового продовольственного рынка. Для второй группы – риса, который в незначительных объемах производился на территории Российской империи, одной из главных причин являлось расширение спроса и потребления данного товара.



References
1.
Sbornik statistiko-ekonomicheskikh svedenii po sel'skomu khozyaistvu Rossii i inostrannykh gosudarstv. God desyatyi. Pg.: Ministerstvo zemledeliya. Otdel sel'skoi ekonomii i sel'skokhozyaistvennoi statistiki, 1917. 673 s.
2.
Tompson S. R. Rossiiskaya vneshnyaya torgovlya XIX – nachala XX vv.: organizatsiya i finansirovanie. M.: ROSSPEN, 2008. 471 s.
3.
Popov G. G., Chibisova E. I. Vneshnyaya torgovlya i khlebnye tseny v Rossiiskoi imperii. Za ili protiv neoklassicheskikh teorem vneshnei torgovli? // Terra Economicus. 2016. №3, S. 87 – 100.
4.
Mironov B. N. Khlebnye tseny v Rossii za dva stoletiya (XVIII – XIX vv.). L.: Nauka, 1985. 304 s.
5.
Mironov B. N. Vliyanie revolyutsii tsen v Rossii XVIII veka na ee ekonomicheskoe i sotsial'no-politicheskoe razvitie // Istoriya SSSR. 1991. №1. S. 86 – 101.
6.
Mironov B. N. «Revolyutsiya tsen» v Rossii v XVIII veke // Voprosy istorii. 1971. №11. S. 49-61.
7.
Sbornik svedenii po istorii i statistike vneshnei torgovli Rossii / Pod. red. V.I.Pokrovskogo. Tom 1. SPb.: Departament tamozhennykh sborov, 1902. 616 s.
8.
Obzor vneshnei torgovli Rossii po evropeiskoi i aziatskoi granitsam. SPb: Departament vneshnei torgovli, 1802-1915.
9.
Proekt MGU «Dinamika ekonomicheskogo i sotsial'nogo razvitiya Rossii v XIX – nachale XX vv. Vneshnyaya torgovlya». Tablitsy. URL: http://www.hist.msu.ru/Dynamics/data/10_001.xls; http://www.hist.msu.ru/Dynamics/data/10_002.xls.
10.
Turchinovich F. Istoriya sel'skogo khozyaistva Rossii ot vremen istoricheskikh do 1850 goda. SPb: Tipografiya A.Dmitrieva, 1854. 170 s.
11.
Urlanis B. Ts. Rost naseleniya v Evrope (opyt ischisleniya). M.: OGIZ-Gospolitizdat, 1941. 436 c.
12.
Nebol'sin G. P. Statisticheskoe obozrenie vneshnei torgovli Rossii. Ch.1-2. SPb: Tipografiya Departamenta vneshnei torgovli, 1850. 934 s.
13.
Zabolotskii M. P. Sravnitel'noe obozrenie vneshnei torgovli Rossii za poslednie 25 let (1824-1848) // Sbornik statisticheskikh svedenii o Rossii, izdavaemyi statisticheskim otdeleniem Imperatorskogo russkogo geograficheskogo obshchestva. Kn. 1 SPb: Tipografiya II Otdeleniya Sobstvennoi E.I.V Kantselyarii, 1851. S. 123-184.
14.
Terner F. Dvizhenie vneshnei torgovli Rossii s 1853 po 1856 god. SPb: Tipografiya morskogo ministerstva, 1858. 356 s.
15.
Vremennik Tsentral'nogo statisticheskogo komiteta Ministerstva vnutrennikh del. 1889. №5. Svedeniya o mezhdunarodnoi khlebnoi torgovle. Statisticheskie tablitsy sostavlennye I. I. Kaufmanom. SPb: TsSK MVD, 1889. 47 s.
16.
Kondrat'ev N. D. Rynok khlebov i ego regulirovanie vo vremya voiny i revolyutsii. M. Nauka, 1991. 487 s.
17.
Oganovskii N.P. Ravnovesie sel'skogo i narodnogo khozyaistva SSSR v aspekte perspektivnogo plana //Ekonomicheskoe obozrenie. 1927, iyun'. S .29. Tsit. po: Nefedov S.A. O prichinakh russkoi revolyutsii // O prichinakh russkoi revolyutsii. M.: Izdatel'stvo LKI, 2010. S. 42.
18.
Lyashchenko P. I. Istoriya narodnogo khozyaistva SSSR. Tom II. Kapitalizm. M.: GIPL, 1952. 735 s.
19.
Kitanina T. M.. Khlebnaya torgovlya Rossii v kontse XIX – nachale KhKh veka. Strategiya vyzhivaniya, modernizatsionnye protsessy, pravitel'stvennaya politika. SPb.: Dmitrii Bulanin, 2011. 608 s.
20.
Mironov B.N.. Sotsial'naya istoriya Rossii perioda imperii (XVIII-nachalo XX v.): Genezis lichnosti, demokraticheskoi sem'i, grazhdanskogo obshchestva i pravovogo gosudarstva. SPb.: Dm. Bulanin, 2003. T. 1, 2. 548+583 s.
21.
Mironov B.N. Blagosostoyanie naseleniya i revolyutsii v imperskoi Rossii: XVIII –nachalo KhKh veka. M.: Novyi khronograf, 2010. 911 s.
22.
Davydov M.A. Ocherki agrarnoi istorii Rossii v kontse XIX – nachale KhKh vv.: (po materialam transp. statistiki i statistiki zemleustroistva). M.: RGGU, 2003. 565 s.
23.
Davydov M.A. Vserossiiskii rynok v kontse XIX – nachale KhKh vv. i zheleznodorozhnaya statistika. SPb.: Aleteiya, 2010. 832 s.
24.
Davydov M. Ob urovne potrebleniya Rossii v kontse XIX – nachale KhKh v. URL: http://polit.ru/article/2010/12/10/consumlevel/;
25.
Davydov M.A. K voprosu o «golodnom eksporte» khleba iz Rossii v kontse XIX – nachale XX v. //Ekonomicheskaya istoriya: ezhegodnik, 2004 / MGU im. M.V. Lomonosova, Tsentr ekon. istorii pri ist. fak., Ros. akad. nauk, In-t ros. istorii, Gruppa «Sots.-ekon. istoriya: ekonomika i o-vo»; [otv. red. L.I. Borodkin, Yu.A. Petrov]. M.: ROSSPEN, 2004. S. 243-283.
26.
Davydov M. «Golodnyi eksport» v istorii Rossiiskoi imperii.URL: http://polit.ru/article/2012/06/26/hunger/
27.
Nefedov S.A. Demograficheski-strukturnyi analiz sotsial'no-ekonomicheskoi istorii Rossii. Konets XV – nachalo KhKh veka. Ekaterinburg : Izd-vo UGTU, 2005. 543 s.
28.
Nefedov S.A. Istoriya Rossii. Faktornyi analiz. T.2. Ot okonchaniya smuty do Fevral'skoi revolyutsii. M.: Izdatel'skii dom «Territoriya budushchego», 2010. 177 s.
29.
Izmest'eva T. F. Rossiya v sisteme evropeiskogo rynka. Konets XIX – nachalo KhKh v. (opyt kolichestvennogo analiza). M.: Izd-vo MGU, 1991. 192 c.
30.
Massovye istochniki po sotsial'no-ekonomicheskoi istorii Rossii perioda kapitalizma. M.: Nauka, 1979. 415 s.
31.
Dvoretskii E.V. problemy dostovernosti otsenki tovarov v statistike vneshnei torgovli Rossii pervoi chetverti XIX veka // Nauchnye vedomosti BelGU. 2008. №1 (Vyp. 5). s. 5-11.
32.
Pokrovskii V.I. K voprosu ob ustoichivosti aktivnogo balansa russkoi vneshnei torgovli. – SPb.: Tipografiya I. L. Gol'dberga, 1901. 115 s.
33.
Proekt MGU «Dinamika ekonomicheskogo i sotsial'nogo razvitiya Rossii v XIX – nachale XX vv. Vneshnyaya torgovlya». URL: http://www.hist.msu.ru/Dynamics/Foreign_trade.htm
34.
Valetov T.Ya. Proekt «Statistika vneshnei torgovli Rossiiskoi imperii»: kharakteristika istochnika i tsifrovogo resursa // Istoricheskaya informatika. – 2017. – № 1. – S. 5-14. URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=22195
35.
Gosudarstvennaya vneshnyaya torgovlya 1834 goda v raznykh ee vidakh. – SPb.; Departament vneshnei torgovli, 1835. 125 c.
36.
Nefedov S. A. O prichinakh russkoi revolyutsii // O prichinakh russkoi revolyutsii. – M.: Izdatel'stvo LKI, 2010. 432 s.
37.
Kitanina T. M. Voina, khleb i revolyutsiya.-L.:Nauka,1985. 384 s.
38.
Kitanina T. M. Rossiya v pervoi mirovoi voine 1914-1917 gg.: ekonomika i ekonomicheskaya politika. – SPb: Gumanitarnaya akademiya, 2016. 352
39.
Sidorov A. L. Ekonomicheskoe polozhenie Rossii v gody pervoi mirovoi voiny. – M.:Nauka,1973. 655 s.
40.
Os'kin M. V Prodovol'stvennyi vopros v Rossii v 1917 godu // Nauchnye vedomosti BelGU. 2015. №7. s. 164-171.
41.
Ioffe A.E. Russko-frantsuzskie otnosheniya v 1917 g. (fevral'-oktyabr').-M.: GIPL,1958. 355 s.
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Other our sites:
Official Website of NOTA BENE / Aurora Group s.r.o.
"History Illustrated" Website