Статья 'Акко и Алфито: к вопросу о греческих страшилках для детей' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Journal Menu
> Issues > Rubrics > About journal > Authors > About the Journal > Requirements for publication > Editorial collegium > The editors and editorial board > Peer-review process > Policy of publication. Aims & Scope. > Article retraction > Ethics > Online First Pre-Publication > Copyright & Licensing Policy > Digital archiving policy > Open Access Policy > Open access publishing costs > Article Identification Policy > Plagiarism check policy
Journals in science databases
About the Journal

MAIN PAGE > Back to contents
Genesis: Historical research
Reference:

Acre and Alphito: to the question of Greek scary stories for children

Makeeva Vladislava Igorevna

Educator, the department of Humanities and Bioethics, St. Petersburg State Pediatric Medical University

194100, Russia, gorod federal'nogo znacheniya Sankt-Peterburg, g. Saint Petersburg, ul. Litovskaya, 2

makeeva.vladislava@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-868X.2021.8.36349

Review date:

19-08-2021


Publish date:

26-08-2021


Abstract: This article is describes the Ancient Greek mythological characters Acre (Ἀκκώ) and Alphito (Ἀλφιτώ). Both of them are commonly attributed to surly persons who frighten and posed treat to the little ones, by analogy with Lamia, Mormo and Gello, who murdered children. The goal of this research is to determine the differences between the tales about Acre and Alphiro and the tales about demons who murdered children. The object of this work is the mythological representations of Ancient Greeks, while the subject is the Greek scary stories for children. The author analyzes the testimonies of ancient authors about Acre and Alphito. The conclusion is made that these characters differed from the typical children's monsters. Special attention is given to the tale of Acre due to better preservation of its history in the sources. She was a stupid woman, known for her absurd actions. Her name was associated with the origin of the words denoting stupidity; it also became a common name and was of proverbial nature. The foolish acts of Acre made her a fitting example of the wrong pastime. The tales of Acre and Alphito were not typical scary stories for children; their motif was not to frighten the little ones with their terrible doings as Lamia, Mormo and Gello, but to demonstrate not to waste their time in a foolish way.


Keywords: Mormo, Lamia, Alphito, Makko, Akko, greek folklore, ancient mythology, Ancient Greece, Gello, child-killing demons
This article written in Russian. You can find full text of article in Russian here .

Воспитание детей в Древней Элладе не обходилось без историй, рассказываемыми матерями и кормилицами. Среди них внимание привлекают страшилки, предназначавшиеся для малышей. Известно, что детей пугали прожорливыми Ламией, Мормо, Гелло [4]. Особый интерес представляют два мифологических персонажа, которые упоминаются отдельно от всех остальных: Акко (Ἀκκώ) и Алфито (Ἀλφιτώ).

Самое раннее упоминание о них мы встречаем у Плутарха. В «Противоречиях стоиков» передана позиция Хрисиппа, который выступает против Платона и говорит, что Кефал был не прав, утверждая, что страх перед богами удерживает людей от несправедливости (имеются в виду положения, изложенные в Plat. Resp., 330d–331b). По словам Хриссипа, это учение легко искажается и ничем не отличается от историй об Акко и Алфито, «которыми женщины пытаются удержать маленьких детей от проказ» (ὧν τὰ παιδάρια τοῦ κακοσχολεῖν αἱ γυναῖκες ἀνείργουσιν) (Plut. De Stoic., 1040b).

Про Алфито нам известно только из этого фрагмента у Плутарха. Её имя пытались связать с ἄλφιτα — мукой, ἀλφός — белым лишаем, проказой, ассоциировали с духом растительности [9], Белой богиней [1, c. 83–84], представляли старухой с волосами цвета муки [12, p. 102]. Но в связи с недостаточностью источников ни одно предположение до сих пор не может получить однозначного подтверждения.

Информации об Акко больше, хотя она представлена в схолиях и лексиконах весьма отрывочно. Одни источники уточняют, что эта женщина была из Афин (Diogenianus, I, 24), другие — с Самоса (Ps.-Zonaras s. v. Ἀκκώ, Ἀκκισμοί, Ἀκκίζεται; Etym. M. s. v. Ἀκκισμοὶ; Etym. Gen. s. v. Ἀκκίζεται; Etym. Sym. s. v. ἀκκίζεσθαι; Mich. Apost. Par., VII, 67). Основной её характеристикой является то, что она была глупой.

Низкий уровень её умственных способностей иллюстрируют несколькими историями. Говорят, однажды, глядя в зеркало, она начала разговор со своим отражением, как если бы это был кто-то другой. (Zenobius, I, 53; Diogenianus, II, 4, 1.; Suet. Peri blasph., VII, 49–51; Etym. M. s. v. Ἀκκισμοὶ; s. v. Μακκοᾶν; Etym. Gen. s. v. Ἀγκίζεσθαι). Ещё одним примером её глупости является то, что она стучала губкой по колышку (Suda s. v. Ἀκκώ, Σπόγγος). Судя по другим источникам, эта фраза обозначает бессмысленность действий, и обычно применяется к усилиям, обречённым на неудачу (Mantissa Proverbiorum 2, 88; Aristaenetus Epist., II, 20, 8). Также она оделась в недоделанный гиматий (Schol. Plat. Gorg., 497a; Suet. Peri blasph., VII, 49–51).

С именем Акко связывают происхождение глагола ἀκκίζομαι. Поясняя значение его форм, авторы передают, что он означает — притворяться незнающим, жеманиться, вести себя по-женски, поступать безрассудно, глупо (Zenobius, I, 53; Diogenianus, II, 4; I, 24; Ps.-Zonaras s. v. Ἀκκώ, Ἀκκισμοί, Ἀκκίζεται; Etym. M. s. v. Ἀκκίζεσθαι; Etym. Gen. s. v. Ἀκκίζεσθαι; Etym. Sym. s. v. ἀκκίζεσθαι; Mich. Apost. Par., VII, 67; Suda s. v. Ἀκκώ). В Суде находим также уточнение, что словом Ἀκκιζόμενος обозначают человека говорящего что-то, но притворяющегося, что не хочет того, о чём говорит (Suda s. v. Ἀκκιζόμενος).

Существительное ἀκκισμός объясняется как притворная стыдливость (Ps.-Zonaras s. v. Ἀκκισμοί), жеманничание, притворство и глупость (Suda s. v. Ἀκκιζόμενος).

Акко известна как персонаж комических представлений. У Амфиса (ок. сер. IV в. до н. э.) была комедия с названием «Акко», а у Гермиппа (V в. до н. э.) она фигурирует в пьесе «Рождение Афины» (Ἀθηνᾶς γοναί). У. фон Виламовиц-Мёллендорф предположил, что Акко могла как Арахна вызвать Афину на соревнование по ткачеству [18, p. 141]. Дж. Винклер трактует название пьесы Гермиппа иначе — «Потомки Афины», полагая, что эта комедия могла носить ироничное название, указывающее на неполноценность женщин и их склонность к ошибкам. По его мнению, множественное число γοναί подразумевает, что в пьесе запечатлены образы нескольких девушек, которые были как Акко неумелыми. Дж. Винклер предполагает, что, так как у Плутарха Акко упоминается в связи с наказанием богов, то и история её персонажа связана с каким-то наказанием — она могла быть наказана Афиной [19, p. 138]. Ф. Ф. Зелинский предположил, что Акко изначально была комической маской [20, s. 115].

Интересно сходство Акко с персонажем с близко звучащим именем Макко (Μακκὼ), которая тоже является бестолковой (Suda s. v. Μακκοᾷ, Μεμακκοακότα, Μακκὼ). Примечательно, что схолиаст Аристофана, помещая её в список глупцов, иллюстрирует недалёкость Макко точно такой же историей о разговоре с зеркалом (Schol. Ar. Nub., 1022; Schol. Ar., Ran., 990). От имени Макко тоже образован глагол, обозначающий глупость, — μακκοάω (Schol. Ar. Eq., 62, 396). А Etymologicum Magnum и Псевдо-Зонара вообще объясняют этот глагол через историю Акко (Etym. M. s. v. Μακκοᾶν; Ps.-Zonaras s. v. Μακκοῶ). От μακκοάω в свою очередь происходит Макк / Маккус (Maccus) [17] — дурак из Ателланы.

Л. Радермахер помещает Акко и Макко в перечне типичных глупцов как разных персонажей [13, s. 449]. О. М. Фрейденберг писала, что Акко просто была вариативным названием Макко [5, c. 9]. Вероятно, Акко и Макко были тождественны друг другу.

Акко вместе с Алфито обычно относят к букам, которыми пугают маленьких. Полагая, что по аналогии с Ламией, Мормо и Гелло, которые убивают детей, они тоже несли для малышей опасность [6, p. 126; 7, p. 101–102; 8; 10, p. 156; 14, p. 1005; 16, p. 246]. В. Г. Рошер предлагал следующее объяснение: имя Акко связано ἀσκός (кожаный мех, бурдюк), поэтому она является призраком с мешком, в который сажает непослушных детей. Аналогично объясняется и Алфито, потому что ячменная мука (ἄλφιτα) хранилась в кожаных мешках. А история глупой женщины Акко, он полагал, была придумана позже [15].

О. Крузиус утверждает, что глупость Акко вполне соответствует умственным способностям низших демонов, ссылаясь на то, что сатиры не отличаются умом, а Полифем, Силен, Тритон из Танагры были легко одурманены вином [8]. Хотя в целом сюжет, в котором кто-то принимает своё отражение за другого, не редок. У Эзопа собака приняла своё отражение в воде за другую собаку (Aesopus, Fab. 133). В русской и корейской сказках отражение в привезённом зеркале принимают за любовницу [2; 3]. В немецкой сказке рыцарь смог одолеть линдворма (змея) с помощью зеркал, отражение в которых чудище приняло за своего сородича [11].

Возможно, Акко вместе с Алфито отличались от типичных детских монстров. Обратим внимание на то, что её имя стало нарицательным и имело характер поговорки (τό παροιμιῶδες κύριον) (Eustath. Thess. Comm. ad Hom. Il., II, 291, 2). В сочинении Светония «О греческих бранных словах» автор объясняет, что «Акко» говорят о глупой женщине (Suet. Peri blasph., VII, 49). Гесихий сообщает, что ἀκκός — почти глупый (παράμωρος) — так говорят детям, которые глупые (Hesych. s. v. ἀκκός). Имя другого мифологического персонажа, которым пугали детей, — Мормо — тоже стало нарицательным, но использовалось соответствующе её образу — для обозначения чего-то страшного (Ar. Ach., 582; Аr. Pax., 474; Schol. Ar. Ach., 582; Schol. Ar. Eq., 693). Кажется маловероятным, что кого-то, особенно детей, могли называть глупым, используя имя монстра или его производные, ведь в таком случае название теряло свой устрашающий потенциал.

В словах Плутарха об Акко и Алфито тоже возможна иная интерпретация. Использованное им κᾰκοσχολέω, можно перевести как «дурно пользоваться своим досугом, без пользы расточать время». Учитывая способность, точнее неспособность Акко к работе, можно предположить, что Акко с её глупыми занятиями была подходящим примером неправильного времяпрепровождения.

Таким образом следует, что истории Акко и Алфито не были типичными страшилками для детей. Основной их задачей было не напугать малышей своими ужасными поступками подобно Ламии, Мормо и Гелло, а продемонстрировать им необходимость не тратить время глупым способом.



References
1.
Greivz R. Belaya boginya: Istoricheskaya grammatika poeticheskoi mifologii / Per. s angl. L. I. Volodarskoi. Ekaterinburg: U.Faktoriya, 2005. 656 s.
2.
Zerkalo / Per. Vadima Paka // Fei s Almaznykh gor: Koreiskie narodnye skazki. M.: Khudozhestvennaya literatura, 1991. URL: http://lib.ru/TALES/koreja.txt
3.
Zerkal'tse // Shergin B. Izyashchnye mastera. Pomorskie byliny i skazaniya. M.: Molodaya gvardiya, 1990. S. 227.
4.
Makeeva V. I. Grecheskie demony, ubivayushchie detei // Genesis: istoricheskie issledovaniya. 2021. № 7. S. 54–68. URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=36131
5.
Freidenberg O. M. K semantike fol'klornykh sobstvennykh imen ‛Makkus’ i ‛Maria’// Sovetskoe yazykoznanie. 1936. T. 2. S. 3–20.
6.
Anderson Gr. Greek and Roman folklore: a handbook. Westport: Greenwood Press, 2006. 234 p.
7.
Bremmer J. N. The Early Greek Concept of the Soul. Princeton: Princeton University Press, 1983. 154 p.
8.
Crusius. O. Akko // Paulys Realencyclopädie der classischen Altertumswissenschaft. Band I, 1. Stuttgart: Metzler, 1893. Sp. 1171–1173.
9.
Crusius. O. Alphito // Paulys Realencyclopädie der classischen Altertumswissenschaft. Band I, 2. Stuttgart: Metzler, 1894. Sp. 1637.
10.
Kerényi C. Man and Mask // Papers from the Eranos Yearbooks, Eranos 4: Spiritual Disciplines / Ed. by Joseph Campbell. Princeton: Princeton University Press, 1960. P. 151–167.
11.
Lindwurm im Ammertal // Die schönsten Sagen von Neckar-und Unterland und der Schwäbischen Alb / Gesammelt und erzählt von Franz Georg Brustgi. Mit Illustrationen von Franz Josef Tripp. Konstanz: Südverlag GmbH, 2018. S. 132.
12.
Olender M. Aspects of Baubo: ancient texts and contexts // Before Sexuality: The Construction of Erotic Experience in the Ancient Greek World. Princeton: Princeton University Press, 1990. P. 83–114.
13.
Radermacher L. Motiv in persönlichkeit // Rheinisches Museum für Philologie. Neue Folge. 1908. Bd. 63. S. 445–464.
14.
Robinson V. The nurse of Greece // Bulletin of the Institute of the History of Medicine. 1938. Vol. 6. No. 9. P. 1001–1009.
15.
Roscher W. H. Akko // Ausführliches Lexikon der griechischen und römischen Mythologie / Hrsg. W. H. Roscher. Band I. Leipzig: Verlag B. G. Teubner, 1884–1890. Sp. 210–211.
16.
Scobie A. Storytellers, storytelling, and the novel in graeco-roman antiquity // Rheinisches Museum für Philologie. Neue Folge. 1979. Bd. 122. H. 3/4. P. 229–259.
17.
Valpy F. E. J. Maccus // An etymological dictionary of the Latin language. London: Printed by A. J. Valpy, sold by Baldwin and Co., 1828. P. 243.
18.
Wilamowitz-Moellendorff U. von. Observationes Criticae in Comoediam Atticam // Hermes. 1873. Bd. 7. H. 2. P. 140–158.
19.
Winkler J. J. Akko // Classical Philology. 1982. Vol. 77. No. 2. P. 137–138.
20.
Zieliński T. Quaestiones comicae // Iresione. T. 1, Dissertationes ad comoediam et tragoediam spectantes continens. Leopoli: apud Societatem philologam Polonorum, 1931. S. 76–190.
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Other our sites:
Official Website of NOTA BENE / Aurora Group s.r.o.
"History Illustrated" Website