Статья 'Реалии двуязычия в контексте языковой политики в современном Башкортостане' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Journal Menu
> Issues > Rubrics > About journal > Authors > About the Journal > Requirements for publication > Editorial collegium > The editors and editorial board > Peer-review process > Policy of publication. Aims & Scope. > Article retraction > Ethics > Online First Pre-Publication > Copyright & Licensing Policy > Digital archiving policy > Open Access Policy > Open access publishing costs > Article Identification Policy > Plagiarism check policy
Journals in science databases
About the Journal

MAIN PAGE > Back to contents
Genesis: Historical research
Reference:

Realities of bilingualism in the context of language policy in modern Bashkortostan

Khaliulina Aigul Ilyasovna

PhD in History

Senior Scientific Associate, R. G. Kuzeev Institute for Ethnological Studies, Subdivision of the Ufa Federal Research Center of the Russian Academy of Sciences

450054, Russia, respublika Bashkortostan, g. Ufa, ul. Karla Marksa, 6

aygul_kamila@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Ishemgulov Murat Nilovich

Postgraduate student, the department of Ethnic Political Science, Institute of Ethnological Research named after R. G. Kuzeev, branch of Ufa Federal Research Center of the Russian Academy of Sciences

450077, Russia, respublika Bashkortostan, g. Ufa, ul. Karla Marksa, 6

murat-ishemgulov@mail.ru
Idrisova Elina Failevna

PhD in Philology

Senior Educator, the department of English Language and Intercultural Communication, Bashkir State University

450076, Russia, respublika Bashkortostan, g. Ufa, ul. Zaki Validi, 32

sunny_elianna@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-868X.2020.10.33877

Review date:

10-09-2020


Publish date:

09-10-2020


Abstract: The subject of this research is bilingualism in the context of language policy in modern Bashkortostan. Special attention is given to actualization of the ethno-lingual identity of non-Russian population in the republic. Leaning on the ethnosociological studies, the author examine the scale of proliferation of national-Russian bilingualism in Bashkortostan, analyze the key markers in selection of the native language among some ethnic groups, as well as determine the role of Russian language as a language of interethnic communication. The novelty of this work lies in the attempt to determine the intensity of usage of national languages of non-Russian peoples and their interaction with the Russian language based on the wide-scale ethnosociological studies. The acquired results demonstrate that among Bashkir population, the native language still prevails over Russian by the level of language competence; while among urban Tatars, the Russian language has noticeably exceeded the native language of communication. At the same time, the results of ethnosociological research, confirming the results of the All-Russia Population Census of 2010 on the language competence of the residents of Bashkortostan, testify to the fact that their speech activity is oriented mostly towards learning Russian than the language of their ethnicity.


Keywords: ethnosociological research, Bashkortostan, Russian, ethnic groups, native language, ethnicity, bilingualism, language policy, language proficiency, language competence
This article written in Russian. You can find full text of article in Russian here .

Исследование выполнено в рамках темы государственного задания № АААА-А18-118041290049-1 «Особенности этносоциальных и этнокультурных процессов в республиках Урало-Поволжья».

 

Языковая политика, как показывает практика многих государств мира, строится из сложившейся этнической и языковой структуры. В целях наилучшего удовлетворения национально-языковых потребностей населения, в ряде многонациональных странах, государственный статус имеют несколько языков. Многонациональность России обязывает государство учитывать интересы народов, проживающих в стране. Главными пунктами государственной национальной политики Российской Федерации, отмеченные в документе  «О Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года (с изменениями на 6 декабря 2018 г. № 703)» [17],  обозначены «сохранение и развитие культур и языков народов Российской Федерации» и «обеспечение равных условий для развития народов Российской Федерации и этнических общностей». Одной из важных задач государственной программы Российской Федерации «Реализация государственной национальной политики», утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2016 г. № 1532, является «обеспечение права на сохранение родного языка из числа языков народов России, его изучение и развитие» [6].

В Республике Башкортостан языковая политика также направлена на сохранение и всестороннее развитие языков народов Башкортостана. В свою очередь, она осуществляется на основе ряда законодательных документов [6]; [8–12]; [15]; [18, 19], которые направлены на обеспечение функционирования государственных языков РБ, в том числе для закрепления позиций башкирского языка в образовательных учреждениях, масс-медиа и др., а также на защиту и обеспечение развития языков других народов, которые проживают в регионе и реализацию возможности изучения родного языка.

В регионе, согласно закону «О языках народов Республики Башкортостан» башкирскому и русскому языкам предоставлен равноправный государственный статус [8]. Иными словами, двуязычие в республике получило юридический статус, соответственно башкирский язык имеет наравне с русским равноправное применение.

Деятельность по исполнению этого законодательного акта реализуется через Комиссию при Кабинете Министров, где были созданы службы топонимики и терминологии, и, которая отвечает за совместную работу образовательных учреждений, научных структур, различных ведомств и министерств в этом ключе. В свою очередь в муниципалитетах также стали функционировать комиссии по реализации закона о языках.

Наряду с Министерством науки и высшего образования и Министерством культуры в работу по подготовке обеспечения всеми условиями процесса осуществления обучения и воспитания на родном языке, изучению государственных языков подключились и общественные организации, в том числе и Исполком Всемирного курултая башкир.

Русский язык, как государственный, изучается в школах республики согласно учебных планов, утвержденных Министерством науки и высшего образования РФ. В государственном протоколе, официальном делопроизводстве, судопроизводстве используется русский; в оформлении официальных вывесок, информационных, надписей, табло, указателей и пр. – параллельно башкирский и русский языки.

Важно отметить, что государство, а вместе с ним и национальные субъекты, при решении о поддержке конкретного языка должны учитывать «ряд обстоятельств практического характера, включая численность и концентрацию говорящих на этом языке, уровень потребностей в его использовании или преподавании, наличие традиции преподавания на данном языке» [25, с. 25] и т.д.

Проведенные с начала 2000-х гг. этносоциологические исследования в Башкортостане представляют более подробную информацию, связанную непосредственно с языковой компетенцией, речевой деятельностью и языковой ориентацией населения в условиях официального двуязычия. Главной целью состоявшихся опросов являлось не выявление показателей национальной принадлежности, а «доказательство постоянства иллюстрации этнического показателя в разноуровневых исследованиях» [5, с. 148]; [20], а также выявление интенсивности применения национальных языков нерусских народов или взаимодействие их с русским языком [16, с. 93–94].

Исходя из того, что этническая идентичность у человека наиболее четко проявляется и осознается в ходе межнационального и межкультурного взаимодействия, а основным этноразличительным элементом является родной язык, респондентам необходимо было указать его.

Но как указывает ряд исследователей, внутри одного и того же этноса в условиях его билингвизма будут существовать три типа языковых этноличностей: 1) родной язык является и основным способом коммуникации, и символом этноидентичности; 2) родной язык не является основным способом коммуникации и не служит символом этноидентификации; 3) родной язык не является основным способом коммуникации, но служит при этом символом этнической самоидентификации [Васильев, c. 102-103].

Как проявляются эти три типа этноязыковой идентичности и языковой коммуникации индивидов, попытаемся раскрыть на основе данных этносоциологических опросов в диахронном и синхронном срезах.

 

Так, опрос населения, организованный в начале 2014 г. в рамках научного проекта «Современные этнические процессы в Башкортостане: этничность, идентичность и толерантность» [15], отразил довольно высокую планку этноязыковой идентичности нерусского населения в республике. Абсолютное большинство представителей народов, проживающих в Республике Башкортостан, признали в качестве родного язык своего этноса, а точнее: татары – 94,7 %, башкиры – 89,7 %, представители других национальностей – 87,3 %. В то же время, среди башкир, процент респондентов, указавших в качестве родного русский язык, оказался на уровне двух, тогда как доля татар, по аналогичному показателю составила 4,0 %, среди опрошенных других национальностей, это число достигло 7,9 % (рис. 1).

Иными словами, в данном случае родной язык выступает как символ этнической и языковой идентичности, при этом, индивиды при общении в условиях Башкортостана употребляют ни один и даже не два языка, они могут использовать три языка - русский, башкирский, татарский. Исходя из реалий языковой ситуации, нами предпринята попытка раскрыть языковое поведение представителей нескольких этнических групп в условиях моно и полиязычной среды.

Исследование, проведенное спустя пять лет [17], показало весьма интересные цифры. Так, например, снизился показатель признания родным язык своего этноса. У башкир он составил 87,2 %, у татар – 87,9 %, представителей других национальностей – 59,5 %. При этом среди нерусского населения втрое и более увеличилось число респондентов, которые указали родным русский язык, что также коррелирует с данными переписи 2010 г. Например, 39,7 % участников опроса других национальностей (удмурты, чуваши, марийцы, белорусы, мордва и т.д.) родным языком указали русский. Другими словами, русский язык стремительно распространяется не только в общественной, но и в семейно-бытовой сфере многонационального общества. Вместе с тем, среди русских Башкортостана в последние годы проявляется тенденция приобщения к национальным языкам. Как выяснилось в ходе опросов, среди русских 93,6 % в качестве родного признали русский, а оставшиеся 6,4 % отметили – башкирский и в большей степени – татарский языки, что является показателем незначительного распространения русско-национального двуязычия, ибо в советский период превалировало только национально-русское двуязычие

Рис. 1. Выбор родного языка у ряда этнических групп (в %) [15]

По материалам этих этносоциологических опросов следует сделать вывод, что при указании определенного языка в качестве родного, участники исходят из множества факторов. Наиболее важным маркером, по мнению респондентов, выступает язык родителей. В некоторых случаях язык отца, в других – матери. Возможны и другие варианты. Здесь зависимость, прежде всего от выбора самого опрашиваемого. Вдобавок, усвоение языковой идентичности происходит в самой семье, общении за стенами дома, с друзьями, а также в образовательных заведениях, начиная с детского сада, заканчивая колледжем, вузами, в процессе обучения языку.

Согласно материалам, проведенной в 2010 г., переписи населения, башкирский язык в качестве родного признали 75,2 % представителей этноса, а среди татар Башкортостана эта цифра составила 85,2 % [8].

 

Рис. 2. Как Вы определяете свой родной язык? (в %) [17]

Понятие «родной язык» понимается этническими группами по-разному. Как показали данные опроса, респонденты разных национальностей по-разному подошли к определению понятия «родной язык». Башкиры больше склонялись обозначить родной язык, как язык своего народа (37,4 %), тогда как русские (37,4 %) и татары (31,7 %) посчитали, что это их первый язык, на котором они научились разговаривать. Однако, значительная часть татар (27,4 %), а также, в меньшей степени, русских (17,0 %), все же родной язык связывают со своим народом, что также характерно и для респондентов иных национальностей (26,7 %). Часть респондентов, независимо от этнической принадлежности, родной язык определила, как язык отца и матери, тем самым подчеркивая генетическую составляющую. По мнению каждого пятнадцатого из ста опрошенных русских и более четверти респондентов иных национальностей (27,5 %), родной язык – это тот язык, которым они владеют лучше всего, причем для последних, данный вариант ответа оказался на первом месте (рис. 2).

Следует констатировать, что данные как переписей, так и этносоциологических опросов в синхронном срезе показывают, что в республике из года в год идет процесс постепенной утери родного языка, не только среди башкир, но и среди других нерусских народов, которые в качестве родного отмечают русский [см. об этом 10, с. 92]. Одной из причин смены родного языка у нерусских народов является рост доли горожан среди нерусских народов, где в условиях городской действительности преобладает русскоязычное общение. Хотя и сами города в Башкортостане в целом остаются с преимущественным преобладанием русского населения. Процесс урбанизации и дальнейшей глобализации способствует росту межэтнических браков, в которых языком межэтнического общения снова выступает русский язык.

 

Рис. 3. Каким был первый разговорный язык Вашей матери? (в %)[17]

По данным опроса 2019 г. 87,2 % башкир в качестве родного признали башкирский язык. При этом, у родителей большинства респондентов, как матери (74,3 %) (рис. 3), так и отца (79,3 %), первым разговорным языком был башкирский, что намного ниже, чем у самих опрошенных респондентов (87,2 %). Таким образом, если мы говорим, с одной стороны, о сокращении доли родного языка, то с другой стороны, проявляется такая тенденция, что, во втором поколении дети все же в некоторой степени приобщаются к родному башкирскому языку. Одной из причин такого, пусть и небольшого роста процента представителей этноса, признающих родным язык своего этноса, видимо, является то, что вот в течение уже более 25 лет (целое поколение) в школах республики, в том числе и в городских, изучается башкирский язык. Несмотря на общение вне уроков в большинстве случаев на русском или же на смешанном башкирско-русском варианте, все же определенные разговорные навыки общения на родном языке у детей прививаются. Кстати, у респондентов татарской национальности данная тенденция проявляется лишь на половину – у матерей (83,0 %) (рис. 3) показатель сравнения первого разговорного языка ненамного ниже, чем у самих респондентов (87,9 %), а у отцов (87,9 %) он на одном уровне.

Эти данные в свою очередь подтверждаются и результатами другого опроса, в том числе и молодежи, проведенного в ноябре 2018 г. [16]. Согласно результатам данного исследования, 23,7 % башкирской молодежи в качестве первого языка, на котором они начали разговаривать указывают русский, тогда как абсолютное большинство – 72,4 % язык свой национальности. Как представляется, лишь немногим около 2 % респондентов башкирской молодежи в качестве первого разговорного языка отмечают смешанный башкирско-русский и столько же татарский. Более 50 % представителей иных национальностей в качестве первого разговорного языка указывают русский и лишь около 40 % язык своей национальности (табл. 1).

Таблица 1.

Определение первого языка, на котором начали разговаривать (в %) [16]

язык

башкиры

татары

русские

другие

русский

23,7

50,5

97,9

53,7

башкирский

72,4

1,6

0,5

2,4

татарский

1,9

44,3

1,0

4,9

русско-башкирский

1,9

0

0

0

русско-татарский

0

3,1

0,5

0

другой

0

0,5

0,1

39,0

 

Согласно данным сравнительного социологического анализа свободного пользования русским языком в диахронном аспекте, если в первой половине 1990-х гг. три четверти башкир (75,7 %) и почти столько же татар (73,9 %) отмечали, что они свободно владеют русским языком, то спустя два десятилетия доля таковых уже составляла соответственно 87,1 % и 86,3 %, увеличившись более чем на 10 процентов. В свою очередь, меньше стал процент населения, у которого наблюдаются трудности в разговоре на русском языке. Своеобразием и, в некоторой степени, парадоксом этнических и языковых процессов в регионе явилось то, что в исследуемый период идет увеличение абсолютной и относительной доли лиц, владеющих русским языком.

Тем не менее, чтобы научиться разговаривать и общаться на языке большинства или же на родном языке своей национальности, а также для наилучшего овладения нужна языковая практика. В свою очередь, в функционировании двуязычия и формировании языковой компетенции важную роль играет семья. Поскольку каждый язык независимо от уровня развития народов, которому он принадлежит, пожалуй, наиболее полнокровно проявляет свои коммуникативные функции, служа средством общения при семейно-бытовых контактах [Губогло, с. 196]. При этом многонациональность Башкортостана, в свою очередь, вносит свои коррективы на практику овладения тем или иным языком для разных этнических групп, проживающих в республике, о чем свидетельствуют данные, приведенные в табл. 2.

Таблица 2.

Каким языком Вы владеете лучше? (в %)[17]

варианты ответов

башкиры

татары

русские

другие

башкирским

43,6

1,3

0,8

1,5

татарским

4,5

31,2

1,9

1,5

русским

20,1

32,1

93,9

69,5

башкирским и татарским в равной степени

2,2

0,9

0,4

0,0

башкирским и русским в равной степени

23,5

0,9

0,4

0,0

татарским и русским в равной степени

3,9

26,8

1,5

0,8

тремя языками (баш., тат., рус.)

2,2

6,7

0,4

1,5

другим

0,0

0,0

0,8

25,2

 

Сложившаяся языковая среда, особенно русскоязычная в городах, способствует владению того языка, на котором разговаривает большинство населения данного населенного пункта. Об этом информируют результаты этносоциологических опросов, проведенных в республике в разные годы. Как показал опрос 2019 г. [17], каждый второй из пяти (43,6 %) башкир отметили лучшее владение башкирским языком, а почти четверть (23,5 %) в равной степени башкирским и русским языками. Каждый пятый башкир (20,1 %) считает, что они лучше владеют русским языком. В отличие от башкир, лишь немногим одна треть (32,1 %) кровнородственных татар призналась, о своем преимущественном владении русским, нежели языком своей национальности (31,2 %). При этом четверть татар (26,8 %) отметила, что она одинаково в равной степени лучше владеет татарским и русским языками. Причем среди представителей всех этнических групп татары больше всех указали маркер хорошего владения «тремя языками – башкирским, татарским и русским» (6,7 %) (табл. 2).

Таблица 3.

На каком (каких) языке(а) Вы обычно разговариваете? (в %) [17]

варианты ответов

дома с отцом

дома с матерью

бабушкой

по линии отца

бабушкой

по линии матери

с другом (

подругой)

 

на башкирском

57,5

55,3

58,1

57,5

21,8

 

на смешанном

башкирско-русском

20,1

21,8

17,9

17,9

29,1

 

на татарском

6,1

7,8

6,7

7,8

6,7

 

на смешанном

татарско-русском

3,4

3,4

3,9

3,4

4,5

 

на смешанном башкирс.-татарском

2,2

1,7

3,4

3,4

2,8

 

на русском

9,5

9,5

8,4

8,9

34,1

 

на другом

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

 

нет ответа

1,1

0,6

1,7

1,1

1,1

 

 

Несмотря на определенную языковую компетенцию, языковое поведение индивидов в разных ситуациях проявляется по-разному. Согласно данным этносоциологического опроса 2019 г. [17], башкиры при общении дома с родителями в своем большинстве (56 %) разговаривают на башкирском языке или же употребляют смешанную башкирско-русскую речь (20 %). Употребление башкирского языка повышается при общении со старшим поколением, например, при разговоре с бабушками по линии отца или матери. Но при этом смешанная башкирско-русская речь имеет тенденцию снижения. Ярким примером резкого изменения языкового поведения показывает ситуация, связанная с общением с близким другом или подругой, при котором употребление башкирского языка сокращается более чем в 2,5 раза в пользу перехода одной трети респондентов на русский язык (34,1 %), или же на смешанную башкирско-русскую речь (29,1 %). При этом, как выяснилось в ходе опроса, не исключаются варианты употребления татарского (в пределах 7 %), смешанного татарско-русского (3,5 %), а также смешанного башкирско-татарского (3 %) сочетания речевой деятельности при общении не только с родителями, но и с близкими друзьями и подругами. Поскольку башкирский и татарский языки очень близки и схожи, носители тех и других, разговаривая на своих языках, легко понимают друг друга (табл. 3). В рассмотренном варианте проявляется применение так называемой гетерогенной речевой дятельности, когда индивиды употребляют попеременно тот или иной язык, при этом переходят к использованию единиц разных языков, что уже отмечается как разноязычие [Васильев, с. 104].

Таблица 4.

На каком (каких) языке(а) обычно разговаривают башкиры? (в %) [17]

варианты ответов

с соседями

на работе с коллегами

на работе с начальн-м

на рынке, в магазине

в общест.

транспорте

 

на башкирском

21,8

9,5

8,4

5,6

5,6

 

на смешанном

башкирско-русском

27,4

29,1

24,6

30,2

29,6

 

на татарском

6,7

5,6

5,6

5,0

5,0

 

на смешанном

татарско-русском

3,9

4,5

2,2

4,5

3,9

 

на смешанном башкирс.-татарском

2,2

1,1

0,6

1,7

0,6

 

на русском

36,3

49,2

57,5

52,0

54,2

 

на другом

0,6

0,0

0,0

0,0

0,0

 

нет ответа

1,1

1,1

1,1

1,1

1,1

 

 

Употребление башкирского и татарского языков за пределами семейного общения имеет тенденцию существенного сужения. При разговоре с соседями у представителей этих национальностей употребление родного нерусского языка, как выяснилось в ходе опроса, значительно сокращается в пользу применения общения на русском языке (у башкир – 36,3 %, у татар – 44,2 %) или же смешанного башкирско-русского, татарско-русского вариантов (27,4 % и 31,2 % соответственно). Причем башкиры также при общении с соседями (в случае, если последние – татары по национальности) переходят на татарскую (6,7 %) или же смешанную татарско-русскую речь (3,9 %) (табл. 4). Однако среди татар поддержание диалога с соседом на башкирском или башкирско-русском и переход на язык собеседника наблюдается крайне редко, составив лишь 0,4 % и 0,9 %. Следовательно, выбор языков общения, их функционирование и взаимодействие в этой сфере обусловлены национальной и социальной принадлежностью коммуникантов и национальным речевым этикетом [Баскаков , с. 43].

Таблица 5.

Язык общения с коллегами по работе (в %) [18]

варианты ответов

татары

башкиры

русский

55,2

40,3

башкирский

1,0

40,3

татарский

32,9

9,8

затруднились ответить

10,9

9,5

 

Согласно материалам этносоциологического исследования 2002 г. [16], 40,3 % башкир, 55,2 % татар, а также абсолютное большинство русских, при взаимодействии с коллегами на работе употребляли только русский язык. Использование определенного языка в работе, зависит, главным образом, от национального состава населения. Здесь показатели не зависят от того, где находится трудовой коллектив – в городе или на селе. По данным опроса, вне зависимости от смешанности состава рабочих коллективов, большая часть опрошенных отмечала, что при взаимодействии с коллегами они, в том числе, используют национальные языки своих этносов (табл. 5). Более одной трети опрошенных татар, 40 % башкир используют родной язык соответствующей национальности. При этом чуть меньше одной трети представителей башкирского этноса и такое же число татар использовали в общении на работе два или даже три языка. Башкиры соответственно использовали башкирско-русскую речь, татары – смешанную татарско-русскую. Интересно наблюдать, что, если, общаясь в коллективе с равными себе по статусу работниками, башкиры и татары могут употреблять слова из родного языка, то, при взаимодействии с начальством, они в большинстве случаев используют только русский язык. К примеру, 70,0 % башкир и 73,3 % татар указали, что со своим прямым начальником взаимодействуют, используя русский язык. В этом случае, также степень использования смешанного национально-русского двуязычия имеет тенденцию снижения почти в два с половиной раза.

По прошествии семнадцати лет [17], степень использования русского языка представителями башкирского и татарского этносов, в особенности при взаимодействии с коллегами по работе, значительно увеличивается. Уже примерно половина (49,2 %) башкир, и чуть более половины (56,7 %) татар указали, что на работе с коллегами они отдают предпочтение русскому языку, который удобен для всех. В то же время, для 29,1 % башкир и 25,9 % татар приоритетом при взаимодействии на работе обладает башкиро-русское или же татаро-русское двуязычие. Не лишены этого и сами русские, которые также в рабочей среде иногда переходят на русско-башкирское (0,8 %) или русско-татарское (1,5 %) двуязычие, исходя из национального состава рабочей группы. Среди представителей иных национальностей, русский язык доминирует почти стопроцентно: 96,2 % респондентов общаются с коллегами на русском и лишь 3,8 % выбирают в разговоре родной нерусский язык (табл. 6).

Таблица 6.

Язык общения с коллегами по работе (в %)[17]

варианты ответов

русские

башкиры

татары

другие

на русском

93,6

49,2

56,7

96,2

на башкирском

0,8

9,5

0,4

0

на смеш. башк.- русском

0,8

29,1

0

0

на татарском

1,1

5,6

15,6

0

на смеш. татарско-русском

1,5

4,5

25,9

0

 на смеш. башк.-татарском

0

1,1

0,4

0

на другом

0

0

0,9

3,8

затрудняюсь ответить

2,3

1,1

0

0

 

Между уровнем владения родным языком своего этноса и условиями реализации употребления башкирского и русского, а также татарского и русского языков в трудовой сфере, обнаруживается довольно тесная связь. Она проявляется в том, что, как в городской, так и в сельской среде региона, нерусские народы, разговаривающие на языке своего этноса лучше, чем на русском, тем не менее, в рабочей обстановке, при взаимодействии с коллегами, предпочтительно используют русский язык. Репрезентативный опрос, проведенный среди всего населения региона в 2019 г., также проиллюстрировал предпочтительность выбора русского языка для общения с близкими друзьями. Так, к примеру, третья часть татар и башкир, а также более половины опрошенных других национальностей отметили, что при общении с близкими друзьями они используют разговорный русский язык [17]. Таким образом, налицо тенденция неуклонного расширения использования русского языка как при разговоре с родителями дома, так и при общении с близкими друзьями.

Как видим, полиэтнический состав населения Башкортостана в значительной степени оказывает влияние на выбор того языка, который больше понятен представителям других национальностей, которые в свою очередь также используют язык при общении между собой. К примеру, общаясь между собой на различных рынках, в магазинах при покупке товаров, опрошенные представители нерусских народов, в своем большинстве, как выяснилось в ходе опроса, отдали предпочтение русскому языку. Только 11,6 % татар и 5,6 % башкир отметили, что при тех же условиях использовали язык своего этноса. Более одной трети из них отметила использование смешанного национально-русского двуязычия. Примечательно, что доля башкир, разговаривающих в магазинах и на рынке на татарском, составила 5 %, а на татарско-русском языке около 4,5 %. Тогда как доля татароязычных респондентов, разговаривающих на башкирском, или смешанном башкирско-русском, или башкирско-татарском вариантах двуязычия в общественном транспорте, на рынке при покупке товаров, продуктов, в сфере обслуживания варьирует от 0,4 % до 0,9 % [17].

Рассмотренные варианты языковой коммуникации этнических групп в Башкортостане показывают, что из трех, отмеченных выше типов языковых этноличностей, в основном проявляется третий вариант - когда "родной язык служит символом этнической самоидентификации, но при этом не является основным способом коммуникации" [Васильев, с. 103].

Что касается русского населения республики, то в каждодневной деятельности в бытовой сфере, к примеру, в разговоре с соседями они общаются на русском языке. Это объясняется низким уровнем речевой компетентности и владения национальными языками русским населением региона. Несмотря на это, определенная их часть при общении с соседями, на работе, в магазинах и т.д. также склонна прибегать к русско-национальному двуязычию. Причем на смешанном татарско-русском (2,3 % – на рынке, 1,5 % – в транспорте, 1,5 – с соседями) речевая деятельность респондентов русской национальности встречается чаще, чем на башкирском или башкирско-русском (0,8 % – на рынке, 0,8 % – в транспорте, 1,9 – с соседями) [17]. Иными словами, для русского насления в условиях республики владеть национальным языком титульной этнической группы нет особой необходимости, поэтому "речь может идти прежде всего о сохранении двуязычия для нерусских народов" [Алпатов, с. 155].

В этом ключе важно отметить роль этнокультурного содержания образования, которое принесло свои положительные плоды. На наш взгляд, уменьшение или же абсолютное отсутствие этнокультурного содержания образования может привести к ассимиляции соответствующих этнических групп. Поэтому в сфере национальной политики Республики Башкортостан одной из наиболее актуальных является проблема формирования и последующего развития национально-русского двуязычия.

Таблица 7.

На каком языке желательно обучать Ваших детей в школе? (в %) [17]

варианты ответов

башкиры

татары

русские

другие

только на башкирском

3,9

0,9

0,4

0,0

только на татарском

0,0

2,7

0,4

0,0

только на русском

17,9

27,2

56,1

40,5

 на башкирском и русском

45,8

2,7

6,1

1,5

на татарском и русском

2,2

21,9

4,9

2,3

на русском с изучением родного языка

15,6

29,5

16,3

34,4

на трех языках (башкир., татарс.,  русском)

9,5

6,2

6,1

0,0

затрудняюсь ответить

5,0

8,9

9,9

21,4

 

Как выяснилось в ходе опроса 2019 г. немногим менее половины башкир (45,8 %) высказались за то, чтобы обучение в школах осуществлялось на башкирском и русском языках. Тогда как одна треть респондентов иных национальностей (34,4 %), немногим менее этого татарской (29,5 %) отдали предпочтение русскому языку обучения, но с изучением родного языка как предмета. Хотя среди представителей «иных» национальностей каждый второй из пяти опрошенных, как и более половины русских выступили за обучение только на русском языке. С ними согласились более четверти татар и почти каждый пятый башкир (табл. 7). При этом примечательно то, что подавляющее большинство опрошенных, вне зависимости от национальной принадлежности (русские –70,1 %, татары – 69,2%, башкиры – 68,7 % и др. национальности – 58,0 %) согласились с тем, что человеку материально выгодно свободно владеть русским языком в будущем, независимо от политического статуса Башкортостана [17].

В целом по результатам этносоциологических исследований в рамках рассматриваемой нами темы следует сделать вывод, что в Башкортостане необходимо продолжить сохранение и развитие языкового и культурного плюрализма. Для осуществления языковой политики в полиэтничном регионе в рамках действующей «Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года» [11], нужно разработать новые общефедеральные стандарты обучения родным языкам для общеобразовательных школ, а также отдельные стандарты для учащихся, у которых изучаемый язык не является родным (языком семейного общения). Поскольку, как видно из практики национальных республик, преподавание языка в этом случае должна осуществляться по иному пути, нежели преподавание родного языка (первого языка). При этом «неродным изучаемый язык может являться как для учащегося, для которого он является этническим языком, так и для учащегося из семьи, в которой пользуются языком, в основном распространенным в другом регионе» [19, с. 44–45]. Нужно разработать методы повышения эффективности преподавания государственных и родных языков, национальной культуры, повысить уровень качества методики преподавания. Было бы правильным уделить особое внимание вопросам создания онлайн-систем обучения родным языкам. Необходимо повысить практику систематического мониторинга этноязыковой ситуации региона посредством этносоциологических исследований с целью предупреждения межэтнических противоречий.

 

 

 



References
1.
AgaevA.G. Funktsii yazyka kak etnicheskogo priznaka // Yazyk i obshchestvo. – M., 1968, S. 124– 138.
2.
Alpatov V.M. 150 yazykov i politika. 1917 2000. Sotsiolingvisticheskie problemy SSSR i posstsovetskogo prostranstva. M.: Kraft+, Institut vostokovedeniya RAN, 2000, 224 s.
3.
Baskakov A.N., Nasyrova O.D., Davlatnazarov M. Yazykovaya situatsiya i funktsionirovanie yazykov v regione Srednei Azii i Kazakhstana / Ros. akad. N auk. Otd-nie lit. i yaz. In-t yazykoznaniya. Nauch.-issled. tsentr po nats.-yaz. otnosheniyam. M.: Dominant, 1995,: 43.
4.
Vasil'eva S.G. Etnoidentsifitsiruyushchaya imitiruyushchaya funktsiya yazyka i ee rol' dlya protsessov istoricheskikh yazykovykh izmenenii // Yazyk i etnos: Materialy Pervoi vyezdnoi akademicheskoi shkoly dlya molodykh lingvistov-prepodavatelei vuzov RF, 30 noyabrya-2 dekabrya 2001 g. – Kazan': «RITs «Shkola», 2002, 280 s. s. 102-111
5.
Vlasova T.A. Etnokul'turnoe obrazovanie v gorodskikh shkolakh g. Izhevska (po materialam oprosa roditelei). // Pozitivnyi opyt regulirovaniya etnosotsial'nykh i etnokul'turnykh protsessov v regionakh Rossiiskoi Federatsii: Materialy Vserossiiskoi nauchno-prakticheskoi konferentsii. Kazan', 25-27 sentyabrya 2014 g. – Kazan': Institut istorii im. Sh. Mardzhani AN RT, 2014, s. 146–150.
6.
Gosudarstvennaya programma RF «Realizatsiya gosudarstvennoi natsional'noi politiki» (s izmeneniyami na 31 marta 2020 g.), utverzhdennaya postanovleniem Pravitel'stva Rossiiskoi Federatsii ot 29 dekabrya 2016 g. № 1532 // http://docs.cntd.ru/document/420388022 (data obrashcheniya 13.08.2020).
7.
Guboglo M.N. Sovremennye etnoyazykovye protsessy v SSSR. – M.: 1984, 288 s.
8.
Zakon Respubliki Bashkortostan «O yazykakh narodov Respubliki Bashkortostan» ot 15 fevralya 1999 g. № 216-z 9 (red. ot 28.03.2014 g. № 75-z) // http://docs.cntd.ru/document/935103425 (data obrashcheniya 13.08.2020).
9.
Zakon Respubliki Bashkortostan «O kul'ture» ot 13 iyulya 1993 g. №VS-18/19 (red. ot 22.06.2018 g. № 645-z) // http://docs.cntd.ru/document/935103425 (data obrashcheniya 13.08.2020).
10.
Zakon Respubliki Bashkortostan «Ob obrazovanii» ot 1 iyulya 2013 g. №696-z (red. ot 04.06.2020 №273-z) // http://docs.cntd.ru/document/935103425 (data obrashcheniya 13.08.2020).
11.
Zakon Respubliki Bashkortostan «O natsional'no-kul'turnykh avtonomiyakh» ot 17 marta 1998 №145-z (red. ot 29.09.2010 №308-z). // http://docs.cntd.ru/document/935103425 (data obrashcheniya 13.08.2020).
12.
Konstitutsiya RB ot 24 dekabrya 1993 g. № VS-22/15 // http://www.consultant.ru/search/ (data obrashcheniya 13.08.2020).
13.
Mezhetnicheskie otnosheniya i etnokul'turnoe obrazovanie v regionakh Rossii / Red. V.A. Tishkov i V.V. Stepanov. – M: IEA RAN, 2016, 297 s.
14.
Natsional'nyi sostav i vladenie yazykami, grazhdanstvo naseleniya Respubliki Bashkortostan po dannym Vserossiiskoi perepisi naseleniya 2010 g. – Ch. II. – Ufa, 2013, 189 s.
15.
Rasporyazhenie Pravitel'stva RF «O plane meropriyatii po realizatsii v 2019–2021 gg. Strategii gosudarstvennoi natsional'noi politiki Rossiiskoi Federatsii na period do 2025 g.» ot 28 dekabrya 2018 № 2985-r (red. ot 11.06.2020) // http://www.consultant.ru/search/ (data obrashcheniya 13.08.2020).
16.
Safin F.G., Khaliulina A.I. Rol' russkogo yazyka v formirovanii obshcherossiiskoi grazhdanskoi identichnosti v polietnichnom regione (na primere Bashkortostana) // Sotsis, 2015, № 11, s. 90–96.
17.
Ukaz Prezidenta RF «O Strategii gosudarstvennoi natsional'noi politiki Rossiiskoi Federatsii na period do 2025 goda» // http://docs.cntd.ru/document/902387360 (data obrashcheniya 13.08.2020).
18.
Federal'nyi zakon «O yazykakh narodov Rossiiskoi Federatsii» ot 25 oktyabrya 1991g. № 1807-1 // http://www.consultant.ru/search/ (data obrashcheniya 13.08.2020).
19.
Federal'nyi zakon «O gosudarstvennom yazyke Rossiiskoi Federatsii» ot 1 iyunya 2005 g. № 53-FZ (red. ot 05.05.2014) // http://www.consultant.ru/search/ (data obrashcheniya 13.08.2020).
20.
Etnicheskaya i yazykovaya identichnosti v regional'nom izmerenii: fenomen Bashkortostana (1959–2002 gg.) / F.G. Safin, A.I. Fatkhutdinova. – Ufa: Institut etnologicheskikh issledovanii im. R.G. Kuzeeva UNTs RAN, 2012, 152 s., tabl.
21.
Etnosotsiologicheskii opros po issledovatel'skomu proektu «Sovremennye etnicheskie protsessy v Bashkortostane: etnichnost', identichnost' i tolerantnost'» byl proveden v yanvare 2014 g. Avtory proekta – F. G. Safin, A. I. Khaliulina. Rukovoditel' issledovaniya – A. I. Khaliulina. Vyborka issledovaniya sostavila 1000 chel., v tom chisle 361 russkikh, 295 bashkir, 254 tatar i 90 chel. dr. natsional'nostei. Opros naseleniya provodilsya v 11 gorodakh, v tom chisle: v gg. Beloretsk, Birsk, Davlekanovo, Dyurtyuli, Kumertau, Neftekamsk, Sterlitamak, Oktyabr'skii, Tuimazy, Ufa, Uchaly, a takzhe v sel'skikh raionakh: Baltachevskom, Al'sheevskom, Miyakinskom, Krasnokamskom, Sterlibashevskom, Kuyurgazinskom, Dyurtyulinskom, Khaibullinskom, Tuimazinskom, Uchalinskom i Ufimskom.
22.
Etnosotsiologicheskii opros molodezhi «Proyavlenie etnichnosti i adaptatsiya molodezhi k novym sotsial'no-ekonomicheskim realiyam v polietnicheskom regione» byl proveden v g. Ufe v noyabre 2018 g. Avtory proekta – F. G. Safin, A. I. Khaliulina. Rukovoditel' issledovaniya – A. I. Khaliulina. V issledovanii prinyali uchastie 585 chelovek v vozraste ot 17 do 20 let, iz nikh – 195 russkikh, 157 bashkir, 193 tatar i 42 predstavitelya drugikh natsional'nostei.
23.
Etnosotsiologicheskii opros po issledovatel'skomu proektu «Sovremennye etnokul'turnye protsessy v Bashkortostane: etnichnost', yazyk, religiya» byl proveden v aprele 2019 g. Avtory proekta – F. G. Safin, A. I. Khaliulina. Rukovoditel' issledovaniya – A. I. Khaliulina. Vyborka issledovaniya sostavila 799 chel., v tom chisle 264 russkikh, 224 tatar, 179 bashkir i 131 chel. dr. natsional'nostei. Opros naseleniya provodilsya v gorodakh (Beloretsk, Birsk, Davlekanovo, Dyurtyuli, Kumertau, Neftekamsk, Sterlitamak, Oktyabr'skii, Tuimazy, Ufa, Uchaly) i sel'skikh raionakh (Baltachevskom, Al'sheevskom, Miyakinskom, Krasnokamskom, Sterlibashevskom, Kuyurgazinskom, Dyurtyulinskom, Khaibullinskom, Tuimazinskom, Uchalinskom i Ufimskom) respubliki.
24.
Etnosotsiologicheskii opros po issledovatel'skomu proektu «Elektrokardiagramma (EKG) tolerantnosti i solidarnosti» byl proveden v Bashkortostane v mae 2002 g. v sootvetstvii s Federal'noi tselevoi programmoi «Formirovanie ustanovok tolerantnogo soznaniya i profilaktika ekstremizma v rossiiskom obshchestve (2001–2005 gg.)». Avtory proekta – M.N. Guboglo, S.K. Bondyreva, F.G. Safin, S.K. Smirnova, V.A. Tishkov. Rukovoditel' issledovaniya po Bashkortostanu F.G. Safin. Bylo oprosheno 1229 chel., v tom chisle 315 bashkir, 434 russkikh, 413 tatar i 67 predstavitelei drugikh natsional'nostei v gg.Ufa, Sterlitamak i Sterlitamakskom raione, g.Salavate, g.Kumertau i Kuyurgazinskom raione, g.Beloretske i Beloretskom raione, g.Davlekanovo i Davlekanovskom i Al'sheevskom raionakh, g.Neftekamske i Krasnokamskom raione, g.Oktyabr'skom i Tuimazinskom raione.
25.
Yazykovaya politika v sovremennoi Rossii: problemy i perspektivy. Sb. ekspertnykh dokladov. Otv. red. M.A. Omarov. – M., RGGU, 2018, 143 s.
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Other our sites:
Official Website of NOTA BENE / Aurora Group s.r.o.
"History Illustrated" Website