Статья 'Армения в условиях ирано-византийской войны 571-591 годов' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Journal Menu
> Issues > Rubrics > About journal > Authors > About the Journal > Requirements for publication > Editorial collegium > The editors and editorial board > Peer-review process > Policy of publication. Aims & Scope. > Article retraction > Ethics > Online First Pre-Publication > Copyright & Licensing Policy > Digital archiving policy > Open Access Policy > Open access publishing costs > Article Identification Policy > Plagiarism check policy
Journals in science databases
About the Journal

MAIN PAGE > Back to contents
Genesis: Historical research
Reference:

Armenia in the conditions of Byzantine–Sasanian War of 571-591

Sukhodolskaya Elena Sergeevna

Postgraduate, the department of Ancient and Medieval History named after Professor V. F. Semyonov, Moscow State Pedagogical University

119991, Russia, g. Moscow, ul. Malaya Pirogovskaya, 1, stroenie 1

lenapetrosyn93@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-868X.2020.5.32789

Review date:

02-05-2020


Publish date:

31-05-2020


Abstract: This article examines the position of Armenia in the conditions of Byzantine–Sasanian War of 571-591. On the example of activity of Armenian dukes, the author trace the stance of Armenians on the developed conflicts, defines the role and degree of participation of Armenians in military expeditions on the side of belligerent powers. The subject of this research is activity of the representatives of Armenian ducal families in the conditions of Byzantine–Sasanian conflict. The object is the records of the Syriac historian of the VI century John of Ephesus, Armenian historical of the VII century Sebeos, and Byzantine historical of the late VIII century Theophanes the Confessor. The main conclusion of the conducted research consists in inability of Armenian Nakharar to create an independent Armenian Kingdom. Despite the favorable external conditions, caused by the Byzantine–Sasanian War, there were multiple contradictions between the Nakharar that impeded the achievement of common goal. Byzantine emperors and Persian monarchs use the lack of unity between the Armenian dukes for reaching the own goals and retention of leading positions in the region. The scientific novelty consist in comprehensive analysis of the activity of Nakharars in Western and Eastern Armenia based on the Byzantine and Armenian sources.


Keywords: medieval Armenia, middle Ages, Chalcedon Cathedral, national struggle, Iran-Byzantine wars, Armenian princes, Sassanian Iran, Byzantine Empire, Armenia, Armenian marzpanism
This article written in Russian. You can find full text of article in Russian here .

В условиях многополярного мира, малые народы и государства, не имея возможности вести самостоятельную активную внешнюю политику, оказываются перед выбором цивилизационного пути, вынужденно примыкая к существующим глобальным политическим игрокам и согласовывая свою политику с ними. С одной стороны, мы наблюдаем желание малых государств выйти на уровень наднациональных структур, где первоочередными становятся вопросы и проблемы мирового масштаба, а политика страны определяется глобальными тенденциями. С другой стороны, они стремятся сохранить национальные основы государства, которые могут быть выражены своим языком, уникальной культурой, популяризацией национальной истории, с целью избежать возможной угрозы ассимиляции в рамках глобальных международных процессов. «Глобализационные процессы, охватывающие все сферы общественной жизни, сокращают возможности национальных правительств по контролю внутриполитической ситуации и управлению ею. Отдельные государства, находясь под усиливающимся воздействием ситуации на мировом рынке, теряют юрисдикцию над национальной экономикой» [8]. Не имея возможности на протяжении долгого времени распространять в народе свои традиции, религиозные нормы, порой даже язык, эти государства сегодня стремятся восполнить именно эти аспекты, делая их ведущими «скрепами» во внутренней политике. Характерным примером такого «этноориентированного» государства может служить современная Армения, испытывающая определённый культурный кризис, как и другие государства на постсоветском пространстве. Обретя духовную свободу, молодое поколение на рубеже XX-XXI веков стало судорожно искать истоки своей собственной истории. Культурное наслоение в истории страны очевидно, в разные времена армянский народ находился частично или полностью в составе государств Междуречья, Персии, Римской империи, Византийской империи, Османской империи и других государств. Ценным с точки зрения самоидентификации представляется период IV-VI веков. В 387 году Восточная Римская империя и Сасанидский Иран подписали Асилисенский мирный договор, предопределивший раздел Армении на Восточную и Западную. Восточная Армения по договору отошла Сасанидскому Ирану, а Западная Армения стала частью Восточной Римской империи, будущей Византийской империи. С этого момента некогда единый народ испытывает активное влияние извне, проявляющееся не только в ключе политической и экономической зависимости, но и отразившееся на культурной жизни народа. Выбор темы исследования обусловлен стремлением изучить опыт армян в непростых геополитических условиях, вызванных уязвимым положением государства ситуации ирано-византийской войны.В разное время представители армянской знати, являясь главными участниками во внутренней и внешней политике Армении в условиях потери государственности, оказывают поддержку одному из воюющих государств, в то время как представители персидской и византийской власти ищут пути для сближения с нахарарами с целью утверждения своего лидерства в регионе.

Целью данной статьи является выявление положения Армении в условиях ирано-византийской войны 571-591 годов на примере деятельности армянских князей.

Предметом статьи выступает деятельность представителей армянских княжеских родов в условиях ирано-византийского конфликта.

Объектом исследования выступают сведения Иоанна Эфесского, Себеоса и Феофилакта Симокатты, историков, относящихся к разным этническим и религиозным группам, но творившим приблизительно в одно время. Себеос – единственный армянский историк VII века, помимо того, что он рассказывает историю Армении с древнейших времён до 661 года, он даёт хронологию армянских царей, персидских шахов, римских и византийских императоров. Автор является очевидцем многих событий VII века, и, несмотря на возможную субъективность, сочинение Себеоса выступает уникальным источником этого времени. Иоанн Эфесский – сирийский историк VI века, проживавший в Византийской империи. Историк – последователь нехалкидонисткого миафизитского вероучения, даёт ценные сведения об ирано-византийской войне, опираясь на воспоминания очевидцев, среди которых армянский католикос. Наконец, Феофилакт Симокатта – византийский историк конца VI – начала VII веков. Выбор источников обусловлен полнотой содержания описываемых в исследовании событий. Критический анализ сведений разноплановых авторов позволит получить наиболее полное представление о роли Армении в ирано-византийской войне 571-591 годов.

Как в отечественной, так и в зарубежной историографии проблема ирано-византийских отношений рассмотрена обширно. Среди наиболее ярких исследований по данной проблематике, можно выделить труды Пигулевской Н.В., Струве В.В, Чекаловой А.А. Положение Армении в изучаемый период освещается в трудах советских исследователей-армяноведов Сукиасяна А.Г., Меликсет-бека Л.М., Юзбашяна К.Н. Современные исследования по раннесредневековой Армении представлены работами Шагиняна А.К. Частично данный аспект затрагивает историк В.А. Арутюнова-Фиданян, рассматривая проблему контактных зон Армении.

Новизна исследования заключается в комплексном анализе деятельности нахараров как Западной Армении, так и Восточной Армении на основе византийских и армянских источников.

Методологической основой исследования станет сравнительный анализ исторических источников представителей армянской, византийской и византийской-нехалкидонской мысли, позволяющий сделать наиболее полные выводы о целях и стремлениях нахараров Армении в условиях ирано-византийской войны.

Географические рамки исследования охватывают территорию сасанидского Ирана, в большей степени, границы, так называемой, Персармении – Восточной Армении в составе государства Сасанидов, и территорию Византийской империи в VI веке.

Нижней хронологической границей исследования станет 571 год. Данная граница обусловлена началом двух значимых событий в истории региона. В первую очередь речь идёт о начале восстания армянских князей против персидского владычества на территории Восточной Армении и, как следствие, начавшейся ирано-византийской войне. Верхней хронологический границей исследования станет 591 год, год окончания ирано-византийской войны, в результате которой большая часть Восточной Армении войдёт в состав Византийской империи.

В 562 году завершилась Лазская война за контроль над грузинской областью Лазика [6], между Византией и Сасанидским Ираном был подписан «Пятидесятилетний мир», определивший временное завершение многовековой борьбы между влиятельными державами в Малой Азии. Область Лазика являлась важной стратегической территорией, так как располагалась на побережье Чёрного моря и одновременно контролировала горные проходы Кавказа. Преимущество в войне оказалось на стороне Византии. «По «Пятидесятилетнему миру» 562 г. император обязался платить дань персидскому царю. В свою очередь, персидский царь обещал не препятствовать своим подданным-христианам соблюдать собственные религиозные обряды». [11] Государства сохраняли баланс сил, а правители признавали друг друга равноправными союзниками. Несмотря на это, напряжение в регионе сохраняется, и Византия активно реагирует на социальные процессы, происходящие на территории Восточной Армении с целью успешного использования их в своих интересах. Так, в 571-572 годах в марзпанской Армении организовывается очередное восстание против персидского царя под предводительством местных нахараров. Такие восстания были нередкими, наиболее крупные из них были организованы представителями династии Мамиконянов: Варданом в 450-451 гг. [1] и Вааном в 481-484 гг. [3] Главной идеей организованных движений была национально-освободительная борьба, направленная на обретение независимости от Византии и Ирана и восстановление единого Армянского царства [13, С. 262]. Наряду с крупными восстаниями предпринимались частые попытки организации мелких протестных движений, которые могли вспыхнуть внутри отдельного города или княжества. Политика персидских царей в отношении христианского марзпанства была нестабильной и могла изменяться в зависимости от внутриполитических и внешнеполитических условий государства. Так, например, результатом восстания Ваана Мамиконяна стал Нварскаский договор между армянскими князьями и представителями персидской власти, условия которого были продиктованы армянской знатью [9, С. 261]. Отныне нахарары восстанавливали свои наследственные права, все высшие должности в марзпанстве сохранялись за нахарарами, во главе армянского марзпанства вставал персидский царь и нахарары подчинялись только ему, без посредников в лице марзпана. Кроме того, по условию Нварсакского договора на территории Армении разрешалось свободно исповедовать христианство, вновь открываются храмы, а зороастрийские храмы, напротив, уничтожаются [7, С. 149]. Позднее в 485 году персидский царь Балаш восстановит должность марзпана, но назначит марзпаном Армении Ваана Мамиконяна. «И так как была разбита сила его многочисленного войска, то он не захотел вести войну против кого бы то ни было и потому установил всюду мир; он заключил мир также с армянами, пригласил Вагана ко двору, почтил его большими почестями. Дал ему марзпанство 49 над Армянской землей и владения Мамиконянского рода, принял от него присягу в верности подданства и отпустил добром в свою страну» [4]. В данной должности Ваан сохранится вплоть до своей смерти до 505 года, после чего она перейдёт его брату Варду. Благодаря национально-освободительным движениям 450-451 гг. и 481-484 гг. Армения приобретает полунезависимое положение, которое сохранит на последующие 85 лет.

В армянских и византийских источниках VI-VII веков сохранились сведения о восстании 571-572 годов, которые дают представления о причинах, ходе и результатах восстания. Автор «Церковной истории», рассказывая о события 571 года, ссылается на сведения армянского католикоса, который, по его словам, был свидетелем и инициатором начала восстания. Причиной организованного движения, по мнению Иоанна Эфесского, стало распространение зороастризма на территории Восточной Армении. Иоанн передаёт слова католикоса: «он [Хосров] послал одного марзбана с 2000 вооруженных всадников, прибывшего прежде всего к нам, в наш город и доставившего приказ построить там храм огня для почитания царя». [2] Появление нового марзпана подтверждается в сведении армянского историка Себеоса. Он пишет: «В 41-ом году царствования Хосрова, сына Кавата, Вардан восстал и, в согласии со всеми армянами, вышел из подчинения Персидскому царству. Внезапно напав на Сурена в городе Двине, они умертвили его, захватили много добычи и пошли на службу грекам» [4]. И если Иоанн Эфесский в своём сочинении делает акцент именно на религиозном аспекте, то Себеос подчёркивает политический фактор. Появление марзпана Сурена способствует ограничению местного самоуправления в лице армянского нахарарства. После смерти армянина Варда Мамиконяна должность марзпана Армении по решению царей занимали персы, как правило, их роль оставалась второстепенной, все высшие должности по-прежнему сохранялись в руках нахараров. С назначением царем Хосровом I Ануширваном (531-579) марзпаном перса по имени Сурен ситуация изменилась, в силу чего было принято решение организовать восстание. Назначение Сурена совпало с переходом царя Хосрова к ликвидации самоуправления на территории христианских марзпанств. Несмотря на то, что при царе Хосрове сохраняется веротерпимость, он стремится, через объединение кавказских территорий в единое территориальное образование в составе Ирана, привести своё государство к унификации. Ответом на это действие становится выступление Вардана II Мамиконяна и Смбата Багратуни, а отправной точкой для восстания выступает убийство персидского марзпана. Феофилакт Симокатта вовсе связывает смерть марзпана Сурена с действиями византийского императора. «Прежде всего, что ромеи подчинили себе Армению, находившуюся в области, которая считалась подчиненной персам, и стали действовать деспотически, убив Сурена, назначенного персидским царем климатархом Армении». [2] Голову убитого марзпана Сурена Вардан отправил Юстину, присягая ему на верность и провозглашая своим верховным правителем [9, С. 561]. Впоследствии византийцы действительно окажут поддержку восставшим. Известно, что после событий в Двине Вардан Мамиконян со своими сподвижниками попросил убежища у византийского императора Юстина II (565-578 гг.). Император не только предоставил защиту армянским восставшим, но и, желая получить военно-стратегическое преимущество, втянул Византию в очередную войну с Ираном, которая продлится вплоть до 591 года. Как известно, прежде в вопросах взаимоотношений Восточной Армении с Ираном Византия сохраняла позиции нейтралитета, однако на этот раз император, напротив, оказывает активную поддержку восставшим. Себеос пишет: «Царь же греческий дал армянам клятвенное обещание и восстановил договор, который был заключен между блаженным Трдатом и Константином, и дал им в помощь императорское войско. С этим войском они напали на Двин, его осадили, разрушили и выгнали оттуда засевшее там персидское войско» [4]. Согласно сведениям Себеоса император Юстин решил оказать поддержку армянам, чтобы сохранить религиозную свободу и помочь христианскому народу в составе сасанидского Ирана. Этой же точки зрения придерживается Иоанн Эфессикй. Он пишет: «… наш император ромейский всю эту борьбу, которую он имел с персами, вел ради того, чтобы не предать тех христиан, которые пришли к нему [искать] убежища». [2] Более того, поддерживая армян и принимая при дворе армянских князей, император Юстин II, в 572 году признаёт армянскую христианскую церковь и прекращает гонения на армян-нехалкидонитов. Феофилакт Симокатта отходит от предложенной ранее точки зрения о стремлении помочь христианскому народу и сообщает, что у Византии были личные цели для участия в сложившемся конфликте: оказывая поддержку армянам, император стремился нарушить условия «Пятидесятилетнего мира» о регулярной выплате дани сасандискому Ирану. Он пишет: «… ромеи не желают им платить ежегодно по пятьсот фунтов золота, как было установлено и на что согласился по договору император Юстиниан, – ромеи считали недостойным для себя быть обложенными такой данью со стороны персидского царя». [5] Финансовая подоплёка могла быть ключевой для императора, а стремление нахараров поднять восстание против персов стало удобным инструментом для прекращения условий «Пятидесятилетнего мира». Наконец, в качестве возможной причины необходимо рассматривать территориальные притязания Византии. По итогам раздела 387 года 4/5 Армянского царства образовало собой армянское марзпанство в составе империи Сасанидов, в то время как Византия стала наследницей лишь малой территории бывшего государства. «На Востоке, с Ктесифоном оставалось много разногласий. Следовательно, поддерживая мятежных персидских армян, Византия могла таким образом подчинить себе подвластную Ирану большую часть великоармянских земель». [11] Территориальные претензии, безусловно, могут выступать серьёзным основанием для поддержки народно-освободительного движения, результаты которого определят отношения Ирана и Византии на последующие двадцать лет.

Во главе персидского войска для подавления восстания был поставлен полководец Михран-Михревандак, он был провозглашен новым марзпаном вместо умершего Сурена и намеревался призвать армян к покорности. [9, С. 562] По сведениям Себеоса сражение произошло на поле Хагамахья. Помощь византийской армии оказалось ощутимой, и, несмотря на 20-ти тысячное персидское войско (Иоанн Эфесский сообщается о 15 000 воинов [2]), восставшие смогли одержать победу. После неудач Михран-Михревандака сам Хосров отправился на подавление восстания, однако и этот поход не увенчается успехом для персов. «Половодная река унесла многочисленных беглецов подобно саранче, и немногие в тот день могли спастись. Но царю с немногими людьми едва удалось спастись, полагаясь на слонов и коней, и он убежал через Аг’дзник в место своего жительства» [4]. Впоследствии восставшие захватят богатства царя, которые будут в его лагере, недалеко от места сражения. Несмотря на успехи армян в условиях ирано-византийской войны, национально-освободительное движение 571-572 гг. не привело к желаемым результатам, восставшие стали лишь инструментом для начала нового военного конфликта, в который будет втянута Армения.

В условиях раздела Армении представители армянских княжеских родов находились на службе как у византийского императора, так и у персидского царя. Восстание на территории Восточной Армении и переход князей из рода Мамиконянов и Багратуни вместе со своими сподвижниками на службу в Византию в условиях очередного ирано-византийского конфликта поспособствовали усугублению отношений между нахарарами. Себеос сообщает об отказе нахарара Вагана из рода Сюни поддержать восставших. «Перед этим Ваган, владетель Сюнийской земли, восстал и отделился от армян и просил персидского царя Хосрова, чтобы он архивы Сюнийской земли перенес из Двина в город П’айтакаран и их город внес в границы Атрпатакана, чтобы имя армян было снято с них. Приказ был приведен в исполнение». [4] Причиной такого поведения со стороны представителя рода Сюни могло быть то, что в условиях ирано-византийского конфликта переход на службу к Византии мог означать лишь очередную форму зависимости. Понимая непостоянность византийской помощи, учитывая тот факт, что в предыдущих восстаниях Византия сохранила нейтралитет, Ваган Сюни принял решение сохранить верность персидскому царю. Впоследствии представитель рода Сюни, по имени Филипп, получит должность марзпана Армении за службу персидскому царю. Переход князей на службу был довольно частым явлением, Иоанн Эфесский сообщает, как некоторые из них, получив ряд привилегий от византийского императора позднее перешли на службу персидского царя. «После того как, так сказать, всех армян император обогатил подарками и богатыми дарами и установил отмену подати на 3 года, то послал ему перс сказать: “Выдай мне моих рабов, которые восстали на меня”. Но он не послушался его. Тогда перс схитрил и написал слово к армянам, что он не сделает им зла и не будет поминать их глупости. Тогда они отпали от ромеев, пошли и отдались ему» [2]. В условиях ирано-византийского конфликта каждый князь стремился получить больше привилегий и возможностей. С приходом к власти императора Маврикия (582-602) в Армении вновь предпринимается попытка организовать национально-освободительное движение. [10, С. 73] Себеос называет в качестве причины восстания отмену Маврикием указа о веротерпимости и возобновление гонений на христиан-нехадкидонитов. Помимо этого, автор сообщает о стремлении нового императора договориться с персидским царём о ликвидации нахарарства и повторном разделе армянской территории. «Поступим так: я соберу своих и отправлю во Фракию, а ты собери своих и прикажи отправить их на Восток. Если они умрут, то умрут наши враги, если же они убьют, то убьют наших врагов, а мы будем жить в мире. Ибо если они будут пребывать в своей стране, нам не будет покоя». [4] Данное заявление подтверждает стремление армянских князей восстановить независимое царство, в условиях смены власти в Византии. Поведение императора спровоцировало восстание армянских князей в Византии, о котором Себеос пишет следующее: «То были: Атат Хорхоруни, Самуэл Вахевуни и Мамак Мамиконян, Степанос Сюнийский и Котит, Аматунийский владетель, и Т’еодос Трпатуни и всадники числом около 2000 человек». [4] Феофилакт Симокатта говорит о том, что восстание спровоцировано византийцами: «Незадолго перед тем соседние с Персией жители Армении, подговоренные некоторыми из ромеев, составили заговор с целью отпадения и попытались перейти на сторону мидян. Они со злым умыслом убили правителя Армении, назначенного императором, – его имя было Иоанн». [5] Год организации восстания совпадает с годом утверждения Маврикия на престоле, известно, что власть его ещё долгое время оставалась нестабильной, против императора организовывались заговоры, предпринимались попытки свержения. В таком случае восстание нахараров могло быть спровоцировано византийской оппозицией.

Восстание не имело успеха, так как между князьями вновь возникло противостояние. «Тогда среди князей произошел раскол, и они стали расходиться друг от друга. Отложились Мамак Мамиконян и Котит, владетель аматунийцев, и Степанос и другие с ними, показав казначею, что они невиновны, и свои войска подчинили на службу персидскому царю» [4]. Но и византийский император быстро отступил от своей идеи, попытался усмирить и задобрить нахараров. Такое решение также могло быть вызвано нестабильным и уязвимым положением Маврикия на престоле. Атат Хорхоруни и Самвел Вахуни перешли на службу Византии. [4] Впоследствии политика Маврикия привела к ухудшению положения армян в составе империи: император вновь запрещает восточное христианство и провозглашает в армянских церквах постановления Халкидонского собора, что ещё больше способствует разобщению нахарарства, но уже внутри Византийской империи. «Многие, не обращая внимания на повеление, не тронулись с места и остались непоколебимыми, многие же из честолюбия приобщились и соединились в вере. Католикосский престол при этом разделился на две части. Имя одного католикоса было Моссс, другого Иоган; Мосес - в персидской части, Иоган - в греческой» [4]. В условиях ирано-византийского конфликта переход нахараров на службу то к византийскому императору, то к персидскому царю является частым явлением. Некоторые из князей бегут к новому правителю в попытке спасти свою жизнь, другие – чтобы сохранить положение и богатства, ряд нахараров смогли получить немало выгоды, используя сложившуюся ситуацию. В 591 году победой Византийской империи завершится многолетняя ирано-византийская война. По итогам войны в Ктесифоне будет подписан мирный договор, согласно которому происходит новый раздел Армении, по которому большая часть армянского марзпанства переходит в состав Византийской империи.

Таким образом, Армения, находящаяся в сфере интересов как Византийской империи, так и Сасанидского Ирана, активно вовлечена в военный конфликт. Персидский цари и византийский императоры нередко прибегают к хитростям и подкупам для привлечения нахараров и их войск на службу. Армянские князья стремятся использовать увлечённость правителей ирано-византийской войной для восстановления независимого армянского царства. Несмотря на сложившуюся ситуацию, отсутствие единства между князьями мешает им достичь желаемого результата, по итогам мирного договора в Ктесифоне армянские земли по-прежнему сохраняют своё зависимое положение.



References
1.
Egishe. O Vardane i voine Armyanskoi. Erevan, 1971.
2.
Ioann Efesskii. Tserkovnaya istoriya [Elektronnyi resurs] URL: http://www.vostlit.info/Texts/rus15/Ioann_Efess/frametext36.htm (data obrashcheniya: 18.04.2020).
3.
Parpetsi Lazar, Istoriya Armenii i poslanie k Vaaganu Mamikonyanu. Tiflis, 1904.
4.
Sebeos. Istoriya episkopa Sebeosa [Elektronnyi resurs] URL: http://www.vostlit.info/Texts/rus10/Sebeos_3/frametext2.htm (data obrashcheniya: 14.04.2020).
5.
Simokatta Feofilakt. Istoriya. M. 1957.
6.
Zvyagintsev S.S., Lipich V.V., Korochenskii A.P. K istorii rannevizantiiskoi missii na yugo-vostok // Nauchnye vedomosti Belgorodskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Istoriya. Politologiya. 2011. №19 (114). URL: https://cyberleninka.ru/article/n/k-istorii-rannevizantiyskoy-missii-na-yugo-vostok (data obrashcheniya: 10.05.2020).
7.
Kazaryan A.Yu. Arkhitektura Armenii IV-VI vekov i osobennosti rannekhristianskoi traditsii v sosednikh stranakh. //Vizantiiskii vremennik. – M. 2001.
8.
Kulakov Andrei Viktorovich Politicheskaya i kul'turnaya globalizatsiya: dva izmereniya mnogomernogo protsessa chast' 1. Politiko-ekonomicheskoe prostranstvo globalizatsii // Prostranstvo i Vremya. 2011. №1. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/politicheskaya-i-kulturnaya-globalizatsiya-dva-izmereniya-mnogomernogo-protsessa-chast-1-politiko-ekonomicheskoe-prostranstvo (data obrashcheniya: 12.05.2020).
9.
Mishin D. E. Khosrov I Anushirvan (531–579), ego epokha i ego zhizneopisanie i pouchenie v istorii Miskaveikha. — M. 2014.
10.
Melikset-bek L. M. Iz istorii armyano-vizantiiskikh otnoshenii («Mavrikievy legendy» v pamyatnikakh kul'tury drevnei Armenii) // Vizantiiskii vremennik. 1961. — T. 20.
11.
Muradyan E.G. Prichiny peremen v vostochnom vektore vneshnei politike Vizantii v khode vosstaniya v marzpanskoi Armenii 571-572 gg [Elektronnyi resurs] // KPZh. 2015. №3. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/prichiny-peremen-v-vostochnom-vektore-vneshney-politiki-vizantii-v-hode-vosstaniya-v-marzpanskoy-armenii-571-572-gg (data obrashcheniya: 17.04.2020).
12.
Pigulevskaya N.V. Vizantiya i Iran na rubezhe VI i VII vekov / Otvetstvennyi redaktor V.V.Struve. M.,L. 1946.
13.
Sukiasyan A.G. Obshchestvnnno-politicheskii stroi i pravo Armenii v epokhu rannego feodalizma. Erevan. 1963.
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Other our sites:
Official Website of NOTA BENE / Aurora Group s.r.o.
"History Illustrated" Website