Статья 'Принципы либерального интернационализма в дипломатической деятельности Л.Б. Пирсона' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Journal Menu
> Issues > Rubrics > About journal > Authors > About the Journal > Requirements for publication > Editorial collegium > The editors and editorial board > Peer-review process > Policy of publication. Aims & Scope. > Article retraction > Ethics > Online First Pre-Publication > Copyright & Licensing Policy > Digital archiving policy > Open Access Policy > Open access publishing costs > Article Identification Policy > Plagiarism check policy
Journals in science databases
About the Journal

MAIN PAGE > Back to contents
Genesis: Historical research
Reference:

The principles of liberal internationalism in diplomatic reality of Lester B. Pearson

Pokrovskaia Dar'ya Mikhailovna

Assistant, the department of International Relations and Political Science, Tambov State University named after G. R. Derzhavin

392 000, Russia, g. Tambov, ul. Sovetskaya, 181k

d.pokrovskaya68@gmail.com

DOI:

10.25136/2409-868X.2020.3.32428

Review date:

19-03-2020


Publish date:

01-04-2020


Abstract: The subject of this research is the practice of liberal internationalistic approach to foreign affairs, which form many decades is a defining factors in studying Canada’s foreign policy. The Canadian liberal internationalism emerged after the World War II, and the concept of its ideology received its development in the 1950’s being inextricably linked to the name of Lester Pearson. The object of this research is the views, ideas and main approaches of Lester Pearson, who held a post of Undersecretary of State and later Prime Minister of Canada, towards the formation of foreign policy of the country. Methodology contains the analysis of personal sources of Lester Pearson and his colleagues, public speeches, official documents of Canadian Department of Foreign Policy, as well as writings of the leading Russian and foreign scholars. The author highlights the key principles of the liberal internationalistic approach towards conducting Canada’s foreign policy, among which is the institutional approach, participation of Canada in world politics as a “medium superpower”, mediation in settlement of international disputes, peacekeeping activity and adherence to the ideas of collective security, etc. A detailed analysis is carried out on the personal views and techniques of conducting diplomacy of Lester Pearson that influences the development of the Canadian liberal internationalism.


Keywords: middle power, Lester Pearson, internation relations, world politics, liberal internationalism, Canadian foreign policy, Lester B Pearson, peacemaking, collective security, Canada
This article written in Russian. You can find full text of article in Russian here .

Принципы либерального интернационализма в дипломатической деятельности Л.Б. Пирсон

Изучая внешнюю политику Канады 50-х годов XX века, которые были ознаменованы «Золотым десятилетием» канадской дипломатии, многие ученые связывают ее с проявлениями либерального интернационалистского подхода.

Либеральный интернационализм в Канаде зародился после Второй мировой войны и пришел на смену канадскому изоляционизму межвоенного периода. Причин было несколько. Во-первых, победа во Второй мировой войне стала катализатором не только экономического роста Канады, но и вывела ее внешнюю политику на качественно новый уровень. В то время как Вторая мировая война ослабила многие страны, она оставила Канаду экономически сильной и физически неповрежденной. Во-вторых, смена политического руководства Канады способствовала более активному участию североамериканского государства в международных делах: в 1946 году Л. Сен-Лоран занял пост министра иностранных дел Канады, а пост его заместителя – Л. Пирсон, отличавшийся своими интернационалистскими взглядами и на участие Канады в мировой политике. Л. Пирсон и Л. Сен-Лоран увидели новый мир и новое место Канады в нем [1]. Министр иностранных дел Канады в период премьерства Э. Трюдо М. Шарп отмечает, что в послевоенный период Канада «вырвалась из изоляционизма 30-х годов и пришла к пониманию, что за пределами страны существует достаточно интересный мир, в развитие которого она может и должна внести свой вклад»[2].

Анализ общих принципов проведения канадской внешней политики обозначенного периода возможен с помощью оценки документальных архивных источников канадского внешнеполитического ведомства, представленный в открытом доступе на сайте Департамента внешних связей Канады [3]. Обозначенные темы также прослеживаются в мемуарах Л. Пирсона «Майк»[4, 5] и публичных выступлениях [6].

Особый интерес в изучении интерпретации центральных элементов системы убеждений канадского дипломата представлено в интервью с коллегами с сыном Пирсона, собранных в едином издании П. Стирбсрегом [7].

В статье «Принципы либерального интернационализма по Пирсону» канадский историк Э. Симпсон называет Пирсона «главным практиком либерального интернационализма» Канады и подчеркивает его особый вклад в развитие канадского либерально-интернационалистского подхода к внешней политике [8].

А. Чапник в статье «» и вовсе называет период «золотого десятилетия» - «Эпохой Пирсоновского интернационализма» (1940-1960) в течение которого национальный вклад в мир во всем мире сделал Канаду «уважаемым глобальным актором» [9].

В российской историографии данная тема изучена достаточно слабо. Среди российских исследований, затрагивающих данную тему, можно выделить статью Е. В. Исраелян «Канадский мультилатерализм: вопросы теории». Автор дает четкое определение основных принципов канадского либерального интернационализма, сформированного после Второй мировой войны. К нему Елена Владимировна относит: урегулирование конфликтов совместными усилиями на основе международных институтов, участие «средних держав» в принятии мировых политических решений, а также экономическое и гуманитарное влияние, в противовес использованию силы в мировой политике. Е.В. Исраелян подчеркивает, что либеральный интернационализм до сих пор остается одним из главных инструментов канадского внешнеполитического анализа [10].

Карьера Лестера Пирсона важна в изучении не только теории канадского либерального интернационализма, но и дипломатии, внешней и оборонной политики, ввиду его пожизненных усилий по обеспечению международного мира и безопасности и влиянию на многие международные процессы периода начала Холодной войны.

Интерес представляет биография канадского дипломата, которая помогает проследить формирование его взглядов. Пирсон рос в небогатой семье методистских проповедников, участвовал в Первой мировой войне, а затем преподавал в Университете Торонто, пока в 1928 году не поступил на службу в Департамент иностранных дел Канады. Молодой Пирсон быстро продвигался по служебной дипломатической лестнице, выступая в качестве главы канадской делегации в Лиге Наций, дипломата в Лондоне с 1935 по 1941 год и в первого посла Канады в Соединенных Штатах в 1944 году. В сентябре 1946 года он стал заместителем государственного секретаря по внешним делам. В 1948 году, по назначению премьер-министра Маккензи Кинга и его заместителя Луи Сен-Лорана, он вошел в парламент и занимал пост государственного секретаря по внешним делам с 1948 по 1957 год. Затем он сменил Сен-Лорана, как лидер Либеральной партии и возглавил оппозицию в эпоху консервативного правительства Дифенбейкера. В 1963 году он стал премьер-министром и занимал этот пост до 1968 года[11].

До того, как Лестер Пирсон стал заместителем министра иностранных дел в 1946 году, Канада воспринималась как держава «второго сорта», служащая неким «мостом» или «бродом» между Великобританией и Соединенными Штатами [12]. Мнение о том, что Канада должна играть роль «средней державы», было озвучено Маккензи Кингом на конференции в Сан-Франциско в 1945 году [13]. Однако, распространение среди государственных служащих в Департаменте, эта идея получила именно во время пребывания Пирсона в должности сначала заместителя, а затем министра-иностранных дел. Следует отметить, что Пирсон рассматривал Канаду как часть биполярного ядерного мира, в котором доминируют две великие державы и в котором проживает много «средних и малых государств» [6].

По словам Джона Холмса, который работал с Пирсоном в департаменте, а позже занял пост его заместителя, играя роль «средней державы», Канада, в лице ее дипломатов, пыталась выступать в качестве «посредника» для сверхдержав в ООН и в других международных органах, чтобы получить поддержку «спонсоров» для своих компромиссных резолюций, лоббировать, избегать опасной конфронтации и стремиться через посредничество международных организаций снизить напряженность между странами [14].

Однако одна из проблем заключалась в том, что термин «средняя держава» подразумевал ряд характеристик, включая, в разное время, размер, экономическую мощь и способность страны оказывать существенное влияние на деятельность ООН, как главного посредника в решении международных споров. Постепенно этот термин стал приобретать новые характеристики, включая полезность в качестве посредника и численность населения страны. Поднимались вопросы о том, следует ли учитывать при определении «средней силы» государства военную и экономическую области, ее географическое положение или ее положения в идеологическом спектре между двумя крайними позициями. Осмысление данной концепции происходило ведущими канадскими политиками и дипломатами того времени. Например, заместитель министра иностранных дел Пирсона Дж. Холмс много работал над пониманием тонкостей концепции «средней державы», в то время как Л. Пирсон никогда не занимался проблемой определения теоретической составляющей, а так же ее роли, хотя включал Канаду в число «средних держав» [8].

На «средние державы» очень часто возлагалась роль посредника в период кризисов в Организации Объединенных Наций, и Пирсон очень часто и активно искал место Канады в процессе их урегулирования. Фактически, он прославился своими усилиями по представлению Генеральной Ассамблее мирной программы, направленной на урегулирование Корейского кризиса, инициативой по призыву американцев не применять ядерное оружие в Корее, попыткой передать информацию о намерениях Китая Соединенным Штатам после того, как силы ООН вышли за пределы 38-й параллели; работой в комитете по прекращению огня в Индокитае, сотрудничеством с Индией и Польшей в международных наблюдательных комиссиях в Индокитае; участием в процессе создания Плана раздела Палестины и попытками урегулирования палестинского кризиса; ролью в создании и осуществлении миротворческих сил во время Суэцкого кризиса; за успешные усилия по расширению членского состава Организации Объединенных Наций для всех стран мира.

Почему же Пирсон так часто выступал от имени Канады в целях урегулирования кризисов, с которыми сталкивается Организация Объединенных Наций? Почему он боролся за достижение компромиссов и решения политических проблем, которые часто напрямую не затрагивали Канаду?

Ответы на эти вопросы кроются в личных убеждениях канадского дипломата. Анализ мемуаров Пирсона показывает, что участие в Первой мировой войне принесло ему очень четкое разграничение понятий войны и мира: война показала ему свою бессмысленность, а мир свою ценность. Пирсон часто ссылался в своих мемуарах на ужасы сражений, свидетелем которых он стал во время Первой мировой войны, как на главную причину своей веры в то, что «любой компромисс лучше вооруженного конфликта» [5].

Однако, причины, по которым он считал, что Канада должна выступать в качестве посредника, являются, более сложными и глубокими, и конкретно не изложены в его мемуарах и выступлениях. Изучение дневников и воспоминаний Пирсона о его усилиях в переговорных процессах показывает его желание постепенно улучшить существующий мировой порядок. Например, во время Суэцкого кризиса в 1956 году ему казалось крайне необходимым, чтобы именно Канада стала инициатором первых миротворческих сил ООН, потому что война «угрожала разрушить англо-американское сотрудничество, расколоть Содружество и заклеймить две наши метрополии, Великобританию и Францию, как агрессоров» [5]. Пирсон тщательно разрабатывал резолюции, направленные на то, чтобы «не оскорблять» основные заинтересованные стороны, но при этом заручиться достаточной поддержкой Ассамблеи. Канада не была тем актором, к которому беспрекословно прислушивались и чьи идеи воспринимались как авторитетные. Тогда Пирсон поручил канадской делегации распространить в кулуарах Генеральной Ассамблеи предложение о создании спонсируемых ООН полицейских миротворческих сил. В итоге его идеи были услышаны и приняты. Разместив Чрезвычайные вооруженные силы ООН (далее: ЧВС ООН) между британцами, французами и израильтянами с одной стороны и египтянами с другой, удалось постепенно улучшить условия для содействия миру на Ближнем Востоке. ЧВС ООН способствовали прекращению боевых действий и позволили Великобритании и Франции выйти из ситуации без критических последствий, что было имело важный практический результат для Л. Пирсона и Канады в целом. Успех ЧВС ООН в процессе урегулирования Суэцкого кризиса заключался еще и в том, что с 1956 года для поддержания мира во многих регионах было проведено большое количество миротворческих акций, многие из которых проявили и проявляют себя по сей день как весьма успешные.

Работа Л. Пирсона по созданию миротворческих сил является наиболее ярким примером его усилий по посредничеству в постепенном улучшении мирового порядка. Его нетерпеливое принятие посреднических ролей для Канады во время многих других кризисов также проистекало из глубинной веры в необходимость постепенного изменения мирового порядка путем посредничества и компромисса, а не революции, политики сдерживания или войны.

Л. Пирсон часто называл международное сотрудничество в интересах мира наиболее важным аспектом национальной политики [4]. Он использовал короткие термины «интернационализм участия» и «интернационализм» для описания политики поддержания и укрепления мира во всем мире в качестве одной из главных целей национальной политики Канады. По мнению Л. Пирсона, приверженность концепции интернационализма требовала, чтобы «мы всегда задавали себе вопрос не только о том, какую Канаду мы хотим, но и какой мир мы хотим?» [5]. В интервью П. Стирстергу сын Л. Пирсона Джефри отмечает, что отец «хотел уменьшить важность национальной политики и повысить значимость международных институтов в принятии решений» [7]. Для Пирсона эта составная часть мировоззрения соответствовала должному учету Канадских национальных интересов, потому что, как он отмечал, «национализм и интернационализм были двумя сторонами одной медали» [5]. Дж. Холмс так же был солидарен с мнением Пирсона и отмечал, что Канада нуждалась в интернационализме именно в интересах канадского национализма [14].

Это твердое убеждение в необходимости приверженности Канады принципам либерального интернационализма привело Пирсона к утверждению, что Канада не должна бояться обязательств, а должна активнее принимать на себя международные обязательства и участвовать в мировой политике[4]. Эта тема достаточно часто повторялась в его публичных выступлениях, письмах, дневниках, и стала не просто риторикой. Его действия продемонстрировали приверженность делу обеспечения мира во всем мире под эгидой таких международных институтов, как ООН, Содружество наций и НАТО. В дополнение к его усилиям по посредничеству в кризисных ситуациях через эти учреждения, Л. Пирсон получил высокую оценку за помощь в расширении членского состава ООН в 1955 году, введя «пакетную сделку», которая положила начало практике приема новых членов в состав Организации Объединенных наций. Только в 1955 году в ее состав вошли 16 новых государств-членов, который являлись преимущественно бывшими колониальными владениями [15]. Ему также приписывали исключительную роль в организации Содружества Наций, потому что в 1949 году он работал над формулой, позволяющей Новой Республике Индии сохранить свое членство в Содружестве [16].

Эти многочисленные усилия по поощрению интернационализма путем поддержки международных организаций пользовались большим уважением в североамериканском регионе в то время, когда после провала Лиги Наций вера общества в способность этих организаций обеспечивать мир не пользовалась популярностью. В настоящее время многосторонние усилия по предотвращению и урегулированию потенциальных и фактических конфликтов являются само собой разумеющимся, однако в 1940-1950-е годы идеи Л. Пирсона о совместном интернационализме воспринимались как смелые и новаторские. Об этом свидетельствует, например, хвалебные комментарии дипломата А. Смита по поводу ключевой роли Л. Пирсона в создании «Плана Коломбо», который в то время считался «довольно смелой доктриной» [7].

Неотъемлемой составляющей либерального интернационализма Пирсона была его приверженность политике коллективной безопасности. По мнению Дж. Холмса, коллективная безопасность как создание некой организованной системы, призванной сохранить мир между ее членами, была целью политики 1945 года. Коллективная оборона была также соглашением между странами, в данном случае, для защиты от внешнего вмешательства в дела государств. И снова Л. Пирсон внес свой вклад в то, как эти концепции воплощались в жизнь. Когда ему казалось, что система коллективной безопасности ООН вступает в кризис, он и другие канадские представители «были в числе первых, кто провозгласил идею Североатлантического союза» - НАТО [14].

Пирсон верил в идею коллективной безопасности и коллективной обороны, и полагал, что данные концепции подразумевают приверженность применению силы под эгидой ООН или НАТО, в то время как, инициированные Л. Пирсоном, миротворческие силы стали рассматриваться как «шаг в правильном направлении в обеспечении международной силы за международным решением» [5].

При выявлении основных принципов либерального интернационализма Л. Пирсона и его влияния на канадскую внешнюю политику, необходимо учитывать, так же его личный подход к ведению дипломатии.

Л. Пирсон был приверженцем «тихой» дипломатии. По его мнению, «тихая» дипломатия означает, что усилия по влиянию на процессы принятия решений в других странах должны основываться на частном убеждении, а не на публичной критике и предложениях [5]. Приверженность Л. Пирсона «тихой» дипломатии была продемонстрирована на протяжении всей его карьеры.

Эрика Симпсон предполагает, что Л. Пирсон считал «тихую» дипломатию особенно полезной для укрепления стабильных отношений между Канадой и США, что побуждало многих критиковать его правительство за то, что оно не заняло публичной позиции против американской агрессии во Вьетнаме, например [8].

Друзья и знакомые Пирсона часто отмечали его способность прагматично находить возможности для компромиссов и вступать в переговоры о взаимных уступках. По словам журналиста, который часто писал о деятельности Пирсона: «Возможно, будучи канадцем, привыкшим к компромиссам, Пирсон в Организации Объединенных Наций не считал компромисс грязным словом. Когда приемлемый компромисс не материализовывался, он запускал воздушных змеев анонимно в барах или коридорах ООН или в прессе, чтобы оценить, какие компромиссы могут быть доступны. Часто какая-нибудь крупная страна считала их замечательными идеями и упаковывала их как свои собственные, но Майку это нравилось» [17].

Пирсон, как правило, не описывал свой стиль ведения переговоров, но часто ссылался на необходимость гибкости при разработке внешней политики. Он твердо верил в то, что малые и даже большие страны зачастую способны лишь реагировать на мировые события; поэтому внешняя политика, которая была гибкой и реактивной, по мнению Л. Пирсона, была «мудрее», чем политика, которая устанавливала твердые принципы [5]. По словам Л. Пирсона: «Если гибкость в проведении внешней политики необходима Канаде, то неразумно ставить перед ней догматические приоритеты и постулаты. Это особенно актуально в период стремительных и катастрофических перемен, внезапного возникновения международных проблем, которые еще десять лет назад были немыслимы. В современной внешней политике, более чем в большинстве вещей, сегодняшняя мудрость может быстро стать завтрашней глупостью» [5]. Это еще раз объясняет почему Л. Пирсон никогда не занимался теоретическим осмыслением своих действий, не имел долгосрочных планов и старался действовать «по ситуации».

Исследование дипломатической деятельности Л. Пирсона на предмет его мировоззрения, показывает, что он создал очень мало теоретических обоснований своих идей, но преуспел в последовательном воплощении их в жизнь. Сменив Л. Пирсона на посту премьер-министра, П. Трюдо призвал провести всеобъемлющий обзор процесса формирования внешней политики Канады, поскольку он считал, что при Л. Пирсоне процесс разработки внешней политики характеризовался реактивным и специальным подходом к международным событиям, а не приверженностью последовательному комплексу стратегий, основанных на канадских национальных интересах [2]. Дж. Пирсон также подчеркивает, что его отец «не имел долгосрочных планов» и «не был философом» [7].

Несмотря на то, что Л. Пирсон никогда не формулировал доктрин и твердых руководящих принципов управления канадской внешней и оборонной политикой, неоднократные ссылки в его мемуарах, выступлениях и переписках предлагают сформулировать ряд основных принципов:

· Канада придерживается позиции «средней державы» на международной арене;

· Канада должна использовать все возможности для посредничества в конфликтах в целях обеспечения международного мира и безопасности;

· Канада оказывает поддержку международных институтов и последовательно действует в целях поощрения интернационализма и коллективной безопасности;

· В международных делах Канада проявляет гибкость и проводит «тихую» дипломатию в своих взаимоотношениях с другими государствами.

Темы и концепции, которые повторялись в мышлении Л. Пирсона, проявлялись в его поведении, и прослеживаются на протяжении всей его карьеры, согласуются с основами того, что сегодня называют либеральным интернационалистским подходом к формированию внешней политики.

Идеи Л. Пирсона о формировании внешней политики были выведены из либеральных принципов, которые он и большинство других канадцев впитали на уровне национальной идентичности. Хотя Л. Пирсон никогда не был яростным сторонником принципов либеральной партии, он признал, что был воспитан «в атмосфере небольшого либерализма» и поддерживал основные принципы и политику Либеральной партии [4]. Принципы либерализма нигде не записаны и не очерчены, возможно, потому что в 1940-1950-е годы не было необходимости объяснять природу либеральной мысли, поскольку она так широко проникла в канадскую систему ценностей. Либерализм стал, как называет его Д. Белл, своего рода аурой или этосом, лежащим в основе всей североамериканской политической культуры [18]. Эта идеология и оказала столь сильное влияние на подход Л. Пирсона к формированию внешней политики.

Дипломатия Л. Пирсона заслужила признание на мировой арене и помогла основать теорию либерального интернационализма, которая до сих пор доминирует в анализе внешней и оборонной политики Канады. Его убеждения и концепции не были поразительно оригинальными, но, укорененные в либеральном мировоззрении, они легли в основу широко распространенного подхода к разработке и осуществлению канадской внешней политики.



References
1.
Pokrovskaya D.M. Problema razdela Palestiny v kontekste diplomaticheskoi deyatel'nosti Lestera Pirsona // Vestnik gumanitarnogo obrazovaniya. 2018, №2, S. 80-86
2.
Foreign policy for Canadians / published by authority of the Honourable Mitchell Sharp, Secretary of State for External Affairs. Ottawa: Department of External Affairs. 1970. [URL]:http://gac.canadiana.ca/view/ooe.b1603784E/12?r=0&s=1
3.
Documents of Canadian of external relations. [URL]: https://www.international.gc.ca/gac-amc/history-histoire/external-relations_relations-exterieures.aspx?lang=eng
4.
Pearson L. Mike: The Memoirs of the Right Honorable Lester B. Pearson. Vol. 1. 1897-1948.-Toronto: University of Toronto Press, 2015.-326 p.
5.
Pearson L. Mike: The Memoirs of the Right Honorable Lester B. Pearson. Vol. 2. 1948–1957. Toronto, University of Toronto Press, 1973.
6.
Words and Occasions: An Anthology of Speeches and Articles by Lester B. Pearson (1972-04-27). University of Toronto Press, 1970. 310p
7.
Stursberg P. Lester Pearson and the American dilemma. Doubleday Publishing, 1980. 333p
8.
Simpson E. The principles of liberal internationalism according to Lester Pearson // Journal of Canadian Studies. Vol. 34. 1999. p. 79-92
9.
Chapnick A. Lester Pearson and the concept of peace: enlightened realism with a human touch // Peace and Change. 2010. No 1. P. 104-122.
10.
Israelyan E.V. Kanadskii mul'tilateralizm: voprosy teorii//Rossiya i Amerika v XXI veke. (internet-izdanie). URL: https://www.elibrary.ru/download/elibrary_22658891_8621595 1.html
11.
Pokrovskaya D. Nekotorye aspekty diplomaticheskoi deyatel'nosti Lestera Pirsona// Gerodot Science. 2018, №1. S. 57-60.
12.
Payton V. Lion, Brian W. Tomlin. Canada as an international actor (Canadian controversies series). Toronto, 1979.
13.
Zhukovskaya N.Yu. «Srednie derzhavy» kak element sovremennoi mirovoi sistemy: k voprosu o teoreticheskom osmyslenii kontsepta // Vestnik Tambovskogo universiteta. Seriya Gumanitarnye nauki. Tambov, 2018. T. 23. Vyp. 1 (171). S. 172-178.
14.
Holmes. No Other Way : Canada and International Security Institutions. Toronto, 1986. 162p.
15.
Zaparii Yu.V. Mirotvorcheskie operatsii OON: evolyutsiya kontseptsii i ee realizatsiya (seredina 40-kh-nachalo 70-kh gg. XX v.). Ekaterinburg, 2005.
16.
Basdeo S. Lester Pearson's participatory internationalism: Canada-India relations into the new millennium//Peace Research.Vol. 32, No. 4. 2000, p. 61-78
17.
Norman S. Pearson, People, and Press//International journal.Vol.29.1973. p.5-23.
18.
Bell D. The Roots of Disunity: A Study of Canadian Political Culture. Oxford, 1992.
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Other our sites:
Official Website of NOTA BENE / Aurora Group s.r.o.
"History Illustrated" Website