Статья 'Антропология населения предсавроматского времени из подкурганных захоронений с территории Нижнего Поволжья (палеопатологический аспект). ' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Journal Menu
> Issues > Rubrics > About journal > Authors > About the Journal > Requirements for publication > Editorial collegium > The editors and editorial board > Peer-review process > Policy of publication. Aims & Scope. > Article retraction > Ethics > Online First Pre-Publication > Copyright & Licensing Policy > Digital archiving policy > Open Access Policy > Article Processing Charge > Article Identification Policy > Plagiarism check policy
Journals in science databases
About the Journal

MAIN PAGE > Back to contents
Genesis: Historical research
Reference:

Anthropology of population of the pre-Sarmatian period from near Kurgan graves of the Lower Volga territory (paleopathological aspect)

Pererva Evgenii Vladimirovich

PhD in History

Docent, the department of Russian and World History and Archaeology, Volgograd State University

400131, Russia, Volgogradskaya oblast', g. Volgograd, pr. Universitetskii, 100

perervafox@mail.ru
Other publications by this author
 

 

DOI:

10.25136/2409-868X.2018.8.26917

Received:

18-07-2018


Published:

26-08-2018


Abstract: The subject of this research is the paleopathological peculiarities detected on the anthropological materials of pre-Sarmatian period from graves of the Lower Volga Region. Bioarcheological approach applied in examination of the skeletal remains expands the representation on the lifestyle of population of the pre-Sarmatian period. As the foundation for this research served the anthropological materials of 14 adult individuals; all of them had braincase and only five people the bones of postcranial skeleton. Paleopathological analysis of skeletal remains was based on the descriptive macro-morphological methodology developed by A. P. Buzhilova (1992, 1995, 1998). In archeological and historical science much attention was given to the problems of chronology and periodization of artifacts of the pre-Sarmatian period, as well as the questions of ethnic and language affiliation of population. In the course of paleopathological study of skeletal remains from the graves of pre-Sarmatian period of the Lower Volga territory, the author established the existence of the specific age and gender disharmonies. Examination of the state of dentition demonstrated that the people likely had a nomadic lifestyle and their diet consisted of the meat and dairy products. The proofs of belonging of the skeletons of Cimmerian period to the nomadic world of the early Iron Age could also be the signs of cold stress, specific injuries and a rare disease frontal hyperostosis.


Keywords:

presavromatians time, cimmerians, Lower Volga region, paleopathology, paleoanthropology, archaeology, skeleton remains, stress markers, nomads, transition period

This article written in Russian. You can find original text of the article here .

Период рубежа II-I-го тыс. до н.э. в евразийской степи ознаменован с возникновением у племен новой формы хозяйственного уклада – кочевого скотоводства. Переход к полукочевому и кочевому хозяйству целым рядом историков связывается с климатическими изменениями в виде нарастающих процессов аридизации и технологическими новациями в металлургии [26, с. 277, 34 с. 84]. На территории Нижнего Поволжья, как и практически на всей территории Евразии наряду с экологическими и хозяйственными изменениями происходят культурно-этнические трансформации, связанные с переходом от эпохи бронзы к раннему железному веку. И именно к этому времени относятся первые упоминания в письменных источниках античных авторов такого народа как киммерийцы.

По данным античных авторов племена киммерийцев локализуются в Северном и Северо-восточном Причерноморье. Дать ответ на вопрос, какой народ проживал на территории Нижнего Поволжья в начале раннего железного века, ученые историки до сих пор однозначно ответить не могут. В связи с этим погребения этапа IX-VII вв. до н.э., которые предшествуют савроматам, в отношении нижневолжских древностей принято обозначать термином «предсавроматский период» [21].

Проблемам хронологии и периодизации памятников киммерийской эпохи, решению вопросов этнической и языковой принадлежности населения, оставившего погребения предсавроматского времени уделялось большое внимание в отечественной археологической и исторической науке [15; 20; 3; 35; 24; 25; 19; 23; 17].

К сожалению, в отличие от археологических исследований антропологических работ по изучению особенностей населения предскифского времени с территории Северного Причерноморья, Нижнего Поволжья и Нижнего Дона сравнительно не много.

Одной из первых работ, посвященной изучению палеантропологических материалов киммерийского времени, является исследование С.И. Круц. Изучив краниологические данные предскифского времени Северного Причерноморья, исследователь выделил тип «черногоровцев», близкий скифам Нижнего Поднепровья и позднебронзовым жителям Закавказья, и еще один тип «новочеркассцев», имеющий схожесть с группами носителей катакомбной культуры эпохи средней бронзы, с караскукским населением и с таврами Крыма [22, с. 115].

М.А. Балабановой были изучены краниологические материалы из погребений курганных могильников Нижнего Поволжья и Нижнего Дона предсавроматского времени. В результате проведенного исследования ученому удалось установить, что внутригрупповая структура населения XI-VII вв. до н.э. неоднородна и складывалась из нескольких компонентов. М.А. Балабанова выделяет три основных краниотипа участвовавших в формировании морфологического облика киммерийцев (мезокранная черепная коробка с широким, несколько уплощенным на верхнем уровне лицом, на котором резко выступает нос). Первый это позднебронзовый субстрат – племена срубной КИО, а второй и третий компоненты связаные с этническими группами из Центральной Азии, пришедшие в Нижнее Поволжье вначале I тысячелетия до н.э. [5, с. 167-168].

Е.Ф. Батиевой была изучена сборная группа населения из кочевых погребений Подонья IX-VII вв. до н.э. В результате анализа полученной выборки было установлено, что донские черепа близки серии Нижнего Поднепровья IX-VII вв. до н.э., но в тоже время в донской группе мозговая коробка и лицо шире, а угол выступания носа меньше и серия в целом не является однородной [9, с. 22]. Также Е.Ф. Батиевой удалось оценить палеодемографические особенности населения Нижнего Дона в киммерийское время. Исследователем зафиксировано отсутствие младенческих погребений в предскифское время. Продолжительность жизни у женщин низкая 28 лет, по сравнению с мужчинами, которые доживали до 45 лет. Выявленные половозрастные особенности позволили автору сделать предположение, что для населения предсавроматского времени на Нижнем Дону характерна неблагоприятная демографическая ситуация, которая связывается исследователем с трудностями, возникающими у мигрантов при освоении новой для себя территории [9, с. 19].

К сожалению, на этом практически исчерпываются наши знания об антропологии населения предсавроматского и предскифского времени Восточно Европейских степей. В связи с этим, данная работа была предпринята для исследования палеопатологических особенностей костных останков IX-VII вв. до н.э., что позволит ввести в научный оборот новый палеоантропологический материал, а также расширить знания об образе и особенностях жизни населения в предсавроматского времени оставившего подкурганные захоронения на территории Нижнего Поволжья.

Материал и методика исследования.

Основой для данного исследования послужили палеоантропологические материалы из подкурганных захоронений IX-VII вв. до н.э. с территории Нижнего Поволжья . Всего исследовано 14 взрослых индивидов. Из них у всех в наличии имелась черепная коробка и только у пяти человек дополнительно изучались кости посткраниального скелета.

Исследование проводилось по общепринятым в палеоантропологии методикам. Половозрастные определения осуществлены по программам, разработанным отечественными и зарубежными авторами [1; 4; 37; 41].

Палеопатологический анализ костных останков основывался на описательной макроморфологической методике [10; 11; 13]. Дополнительно для изучения антропологического материала использовалась методика исследования аномалий черепа [29], отдельные разделы методики одонтологических исследований [18], программа фиксации индикаторов механического стресса, связанного с верховой ездой [14]. Часть из этих программ была скорректирована в соответствии со спецификой изучаемого материала. Статистический анализ патологических отклонений проводился с использованием параметрических и непараметрических критериев с помощью специально созданной для этой цели автоматизированной системы (на базе компьютерных программ BorlandC++ Builder 6 и Microsoft ExcelXP).

Половозрастные особенности группы. Из 14 исследованных индивидов 10 костяков было мужскими и 4 принадлежало женщинам. В серии отсутствуют костные останки, младенцев, детей и подростков. Средний возраст смерти 34,6 лет. У мужчин он находится на уровне 35 лет, а у женщин 33,8 лет (табл. 1).

Эпигенетические признаки. В зубной системе индивидов предсавроматского времени чаще всего наблюдались такие аномальные сотояния как диастемы, гиподонтии и ореховидные вздутия. Диастема - это сравнительно большой промежуток, отделяющий два соседних зуба. Чаще всего они встречаются на верхнем зубном ряду, но могут наблюдаться и на нижней челюсти [18]. В исследуемой выборке данная аномалия встречена 4 раза, по два раза у мужчин и женщин. Также у четырех индивидов было выявлено такое аномальное состояние нижней челюсти как «torus mandibularis» — нижнечелюстной валик или ореховидное вздутие, которое чаще наблюдалось у женщин. Аналогичный характер проявления в зубной системе населения предсавроматского времени имеет гиподонтия (отсутствие) зубов мудрости. Как и в случае с ореховидными вздутиями, гиподонтия третьих моляров в 75% случаях отмечается в женской выборке (табл. 2).

Из дискретно-варьирующих признаков на черепе следует упомянуть остеомы. Доброкачественные образования в различных частях мозговой капсулы обнаружены с одинаковой частотой у мужчин и у женщин, по два наблюдения.

Признаки повышенного внутричерепного давления. На 7 черепных коробках (6 мужских и 1 женской) были выявлены пальцевидные вдавления. В норме на костях свода черепа они определяются с 4-5 месячного возраста (табл. 4). После 20 лет пальцевидные вдавления обычно отсутствуют или очень слабо видны на какой-либо кости свода черепа. Повышение внутричерепного давления сказывается на истончении костей свода, что выражается в углублении пальцевидных вдавлений (impressions digitatae), окаймляющих их мозговые гребни, расширении каналов диплоических вен и венозных выпускников, усилении борозд менингеальных сосудов. В случаях с краниологическими материалами предсавроматского времени с территории Нижнего Поволжья признаки высокого внутричерепного давления хорошо фиксируются макроскописки, не оставляя сомнений в их идентификации. Проявление такого рода отклонений, могут происходить при развитии синдрома внутричерепной гипертензии, внутричерепных опухолях, субэпидуральных гематомах, краниостенозе и гидроцефалии, паразитарных кист и абсцессов [33; c. 222; 39, p. 370; 36, p. 55; 42, p. 223; 30].

Патологии зубной системы. В исследуемой выборке не зафиксировано случаев кариеса зубов. У двух индивидов выявлены признаки развития периапекальных отверстий, вероятнее всего, являющиеся следствием осложнения заболеваний периодонта, которые достаточно широко распространены в серии. Так признаки пародонтоза и отложения зубного камня встречаются в 69% и в 100 случаев соответственно (табл. 3). Причем пародонтоз чаще встречается у женщин, а минерализованные отложений наблюдаются во всех гендерных группах. Вероятно, в рацион населения предсавроматского времени входили продукты твердые или вязкие по текстуре, так как в распространены сколы на коронках зубов и сильная патологическая стертость эмалевого покрова, в особенности у мужчин.

Признаки нехватки микроэлементов в организме.

На зубах населения IX-VII вв. до н.э. достаточно часто встречается такой маркер эпизодического стресса как эмалевая гипоплазия. Наличие данной патологии у взрослого населения предсавроматкского времени говорит о том, что 78% мужчин и половина женщин перенесли стресс еще в детском возрасте, но благополучно с ним справились.

В исследуемой серии обнаружены признаки нехватки в организме микроэлементов – железа или B12. Поротический гиперостоз костей свода черепа и глазниц выявлен, исключительно в женской группе с достаточно высокой частотой (табл. 4).

Маркеры воздействия холода. Признаки васкулярной реакции по типу «апельсиновой корки» обычно отождествляемые с последствием холодового стресса, связанного с регулярным пребыванием человека на открытом воздухе в прохладную и ветреную погоду, в исследуемой серии был зафиксирован на 12 черепных коробках из 13 доступных для исследования [13, c. 104—105; 2, c. 52-53]. Васкуляризация костной ткани в области надбровья отмечена у каждого мужчины и у 3 женщин (табл. 4).

Горомнальные нарушения. При исследовании костных останков человека на лобной кости с внутренней ее стороны иногда выявляется такое патологическое отклонение как внутренний лобный гиперостоз. В настоящий момент, большая часть врачей и палеопатологов, считают, что данное состояние является результатом формирования синдрома Морганьи-Стюарта-Мореля, стимулирующего развитие эндокринные нарушений в организме человека. Случай внутреннего лобного гиперостоза по типу «А» [38] или «Minor» [40], в виде локальных костных образований с правой и с левой стороны от лобного синуса, был выявлен у мужчины 30-35 лет из погребения 1 кургана 4 могильника Саушкин II. Костные наросты имеют размеры до 5-7 мм. Характер проявления патологии указывает на начальную стадию заболевания, что свидетельствует о развитии серьезного горомонального дисбаланса в организме человека. Причиной развития внутреннего лобного гиперостоза (синдрома Морганьи-Стюарта-Мореля) может быть связан с генетически обусловленными факторами; со специфической диетой, которая стимулирует нарушение обмена веществ; со специфическим образом жизни – «кочевой, походный», с длительным нахождением в конском седле, а также с психоэмоциональными нагрузками.

Травмы. Травматические повреждения в выборке предсавроматского времени не многочисленны, но тем не менее разнообразны (табл. 5). Так зафиксирована травма правой теменной кости размером 50×60 мм овальной формы у женщины из погребения 3 кургана 8 могильника Веселый I. Повреждение носит на себе следы заживления, в виде костной мозоли. Травма носа и деформация носовой перегородки выявлена у 40 летнего мужчины из погребения 17 кургана 1 могильника Мариновка.

Травмы на костях посткраниального скелета обнаружены только у мужчин. Так у индивида 45-50 лет из погребения 2 кургана 19 могильника Солодовка I, зафиксирован костный миозит травматического характера на задней поверхности правой большой берцовой кости в области ягодичной бугристости. У мужчины из погребения 7 кургана 3 могильника Ленина II выявлены следы зажившего полного косого перелома левой локтевой кости в нижней части диафиза.

Патологии опорно-двигательной системы. У четырех индивидов из 5, у которых для исследования дополнительно к черепной коробке доступны кости посткраниального скелета, были зафиксированы следы дегенеративно-дистрофических изменений в виде артрозов и заболеваний позвоночника (табл. 5). В трех случаях изменения затронули суставы пояса и свободной верхней конечности, а в случае с мужчиной из могильника Саушкин II, курган 4 погребение 1 признаки высокой степени изношенности суставов выявлены на костях нижних конечностей.

Дискуссия.

Патологический анализ серии костных останков, принадлежащих индивидам из погребений предсавроматского времени с территории Нижнего Поволжья, предоставляет возможность сделать некоторые выводы о некоторых особенностях образа жизни этих людей.

Однако прежде, чем приступать к рассмотрению причин появления и распространения отклонений на костных останках, маркирующие специфические заболевания у древних людей, следует обратить внимание на половозрастные особенности исследуемой группы.

Оценивая демографические критерии группы, отметим, что исследователями и раньше фиксировали низкие частоты детских захоронений в сериях IX-VII вв. до н.э. Так, М.А. Балабанова изучив краниологическую серию предсавроматского времени с территории Нижнего Поволжья, установила отсутствие захоронений детей и подростков, отмечая преобладание в погребениях мужчин над женщинами. Выявленные показатели по Нижнему Поволжью существенно отличаются от половозрастных данных населения IX-VII вв. до н.э. с территории Нижнего Дона [5]. По данным Е.Ф. Батиевой дети в выборке предскифского времени составляют 18,7 %. В то же время исследователем не зафиксированы дети в группе от 1 до 3-х лет. У женщин предскифского времени с территории Подонья отмечается низкая продолжительность жизни 28 лет в отличие от кочевниц Поволжья [9]. Средний возраст смерти мужчин в Поволжской и в Донской выборках находится практически на одном уровне 34-35 лет.

Таким образом, оценив половозрастных показатели серии предсавроматского времени из погребениях с территории Нижнего Поволжья следует сделать предположение, что отсутствие детей и перекос в сторону мужских захоронений, вероятно, объяснятся практически теми же факторами и причинами, которые даются при оценке палеодемографической ситуации сарматов позднего этапа (II-IV вв. н.э.), у которых наблюдается сходная картина [6; 9]. Отсутствие младенческих захоронений и погребений детей старшего возраста, скорее всего, связано с практикой иной погребальной традиции для данных групп населения. Превалирование мужских погребений над женскими, по мнению М.А. Балабановой может быть являться признаком номадизма. Кроме этого аналогичные половозрастные дисгармонии были зафиксированы учеными у поздних сарматов Подонья, у населения, захороненного в могильнике Косасар 2 джетыасарской культуры, а также у хазаров эпохи раннего средневековья [6; 7; 8; 9; 12; 27] .

Несмотря на то, что исследование краниологии серий кочевников IX-VII вв. до н.э. указывает на их полиморфизм [22; 5; 9], изучение частот распространения дискретно-варьирующих признаков в исследуемой группе предсавроматского времени с территории Нижнего Поволжья свидетельствует о некоторой фенотической близости в особенности женщин этого периода. Данный тезис следует из высоких частот встречаемости ряда эпигенетических маркеров зубной системы и на черепа в группе предсавроматского времени. В тоже время утверждать однозначно о генетическом родстве исследованных индивидов в настоящий момент не достаточно сложно, требуется дальнейшее накопления и изучение антропологических материалов.

Наряду с данными палеодемографии на близость исследуемой группы к кочевому миру раннего железного века, могут выступать факты присутствия и отсутствия маркеров стресса и некоторых патологий костной системы на материалах предсавроматского времени.

Так, например, как и в сериях кочевников сарматов раннего железного века у представителей предсавроматского времени очень редко встречаются признаки специфических и неспецифических инфекций, которые в большей степени распространены у оседлого и городского населения. Не зафиксировано у индивидов из погребений IX-VII вв. до н.э. и поражения зубов кариесом. В тоже время, как и у сарматов Нижнего Поволжья всех трех этапов наблюдается высокие частоты встречаемости зубного камня, пародонтоза, прижизненной утраты зубов, патологической стертости. Вероятно, система питания населения предсавроматского времени вполне соотносится с характером рациона кочевых обществ раннего железного века. Это подтверждается отсутствием кариеса на зубах и широким распространением заболеваний пародонта. На доминирование белковой диеты в рационе указывает именно этот специфический комплекс проявления патологий зубочелюстной системы, который также был выявлен у населения Прикубанья эпохи бронзы, ранних скифов из могильника Новозаведенное-II и носителей сарматских культур Нижнего Поволжья [16; 28; 31; 32]. Подобный патологический комплекс на зубах является следствием диеты, большинства кочевников, в рационе которых доминировали мясные и молочные продукты, богатые белком. Данный факт хорошо отражен в сочинениях античных авторов, в археологических источниках и даже в этнографических наблюдениях, что является доказательством сходной стратегии питания кочевников раннего железного века с территории Нижнего Поволжья вне зависимости от культурной принадлежности.

Фиксация в выборке случая внутреннего лобного гиперостоза, высокая частота встречаемости травм (лицевых повреждений, насильственных дефектов на женских материалах), а также маркеров холодового стресса, вновь позволяет искать аналогии выявленным особенностям в выборке предсавроматского времени, в среде сарматских кочевников раннего железного века.

Следы дегенеративных изменений на костях посткраниального скелета в виде артрозов и поражения позвоночного столба остеофитозом в поясничном и шейном отделе, резко развитый мышечный рельеф верхних конечностей, наличие на черепной коробке увеличение рельефности и наличия многочисленных питательных отверстий в области прикрепления мышц: m. occipitalis, m. rectus capitis posterior minor, m. rectus capitis posterior major, а также краевые разрастания на суставных поверхностях мыщелков затылочного отверстия и на сочленовных поверхностях первого шейного позвонка, свидетельствуют о формировании, по крайней мере, у 4 индивидов так называемого комплекса всадников [14].

Заключение. Анализ костных останков, датирующихся предсавроматским временем, и происходящих с территории Нижнего Поволжья позволил установить, что изученные палеоантропологические материалы по данным палеодемографии и палеопатологии имеют сходные характеристики с группами савроматского и сарматского времени этого же региона.

Определенный интерес представляют половозрастные показатели предсавроматской серии, даже несмотря на ее малочисленность. Отсутствие детских захоронений превалирование в погребениях мужчин дает возможность высказать предположение о вероятной, высокой степени мобильности кочевых групп IX-VII вв. до н.э., что в целом характерно для кочевников, осваивающих новую для себя территорию. В тоже время нельзя отрицать и возможное бытование у племен предсавроматского времени с территории Нижнего Поволжья особых способов захоронения неполовозрелых индивидов и женщин. Данное предположение имеет под собой основу, так как подобные практики зафиксированы археологами и этнографами у других примитивных народов Евразии.

Распространение на костных материалах, датирующихся киммерийским временем признаков всадничества, различных маркеров стресса, признаков заболеваний эндокринной системы, наличие специфического комплекса патологических состояний зубочелюстной системы у исследованных индивидов, а также характерные данные половозрастных показателей указывают на принадлежность изученной серии к кругу кочевых культур раннего железного века.

Отсутствие в изучаемой выборке детских костяков и признаков распространения инфекций, наличие высокой частоты встречаемости травматических повреждений, признаков гормональных нарушений, эпизодического и холодового стресса характеризует рассмотренную серию, как представителей мобильной кочевой группы, столкнувшейся с воздействием негативных факторов окружающей среды на новой колонизированной территории.

Таблицы.

Таблица 1. Основные палеодемографические характеристики в группе предсавроматского времени с территории Нижнего Поволжья, IX - VII вв. до н.э.

Основные палеодемографические характеристики

Всего

Мужчины

Женщины

Реальный объем выборки (N)

14,0

10,0

4,0

Средний возраст смерти в группе (А)

34,6

35,0

33,8

Средний вораст смерти без учета детей (АА)

34,6

35,0

33,8

Процент детской смертности (PCD)

0,0

-

-

Процент детей в интервале 0-1 от NCD (PBD)

-

-

-

Процентное соотношение полов (SR)

250,0

-

-

Процент индивидов данного пола (PSR)

-

71,4

28,6

Ожидаемая продолжительнсть жизни в интервале 0-4 (E0)

34,6

-

-

Ожидаемая продолжительность жизни в 15-19 лет (Е15)

19,6

20,0

18,8

Ожидаемая продолжительность жизни в 20-24 года (Е20)

14,6

15,0

13,8

Средний возраст смерти при 20% PCD (A20)

28,7

29,0

28,0

Средний возраст смерти при 30% PCD (A30)

25,7

26,0

25,1

Средний возраст смерти при 40% PCD (A40)

21,2

22,9

22,2

Длина поколения (Т)

26,18

26,24

26,01

Общий показатель рождаемости (CBR)

0,029

0,050

0,053

Среднегодовой уровень фертильности (B)

25,14

25,58

24,05

Общий репродуктивный уровень (GRR)

1,39

1,37

1,46

Общий размер семьи без учета детей (MFS)

2,0

2,0

2,0

Общий размер семьи с учетом детей (TCFS)

2,8

2,7

2,9

Таблица 2. Частоты встречаемости дискретно варьирующих признаков на материалах предсавроматского времени.

Зубная система

Кол-во наб.

Зафиксированные случаи

%

Диастемы

13

4

31%

Краудинг

13

2

15%

Гиподонтия 3-го моляра

13

4

31%

Гиподонтия

13

0

0%

Редукции

13

0

0%

друг

13

1

8%

Черепная коробка

Метопический шов

13

0

0%

Дополнительные швы черепа

13

0

0%

Остеомы

13

4

31%

Шовные кости

13

2

15%

Родничковые кости

13

2

15%

Таблица 3. Характер распространения заболеваний зубочелюстной системы в выборке предсавроматского времени.

Зубочелюстные патологии

Взрослые

Мужчины

Женщины

N,%

N,%

N,%

s

13

9

4

Кариес

0/0

0/0

0/0

Абсцесс

2/15

1/11

1/25

Зубной камень

13/13

9/100

4/100

Эмалевая гипоплазия

9/69

7/78

2/50

Потеря зуба

5/38

3/33

2/50

Пародонтоз

9/69

6/67

3/75

Cколы эмали

5/38

4/44

1/25

Патологическая стертость зубов

9/69

6/67

3/75

Таблица 4. Частоты встречаемости некоторых патологий в скелетной серии из погребений предсавроматского времени.

Некоторые маркеры специфических и неспецифических патологий

Взрослые

Мужчины

Женщины

N,%

N,%

N,%

s

13

9

4

VIP

12/92

9/100

3/75

Пальцевидные вдавления

7/54

6/67

1/25

Cribra orbitalia

3/23

0/0

3/75

Поротический гиперостоз костей свода черепа

1/8

0/0

1/25

Пороз костей черепа

0/0

0/0

0/0

Воспалит процессы (череп)

1/8

1/11

0/0

Таблица 5. Травмы и болезни суставов у индивидов из погребений предсавроматского времени.

Локализация повреждений

Взрослые

Мужчины

Женщины

S

N

%

S

n

%

S

n

%

Свод черепа

13

1

8

9

1

11

4

1

25

Травма носа

13

1

8

9

1

11

4

0

0

Травмы челюсти

13

9

0

0

4

0

0

Посткраниальный скелет травмы

5

2

40

5

2

40

0

0

0

Деформирующий артроз суставов

5

3

60

5

3

60

0

0

0

Посмертные изменения

5

0

0

5

0

0

0

0

0

References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
38.
39.
40.
41.
42.
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Other our sites:
Official Website of NOTA BENE / Aurora Group s.r.o.