Статья '"Они работают как хороший варшавский лифт: с утра до глубокой ночи": детская и подростковая проституция в Российской империи и СССР в конце XIX - первой трети XX вв.' - журнал 'Genesis: исторические исследования' - NotaBene.ru
по
Journal Menu
> Issues > Rubrics > About journal > Authors > About the Journal > Requirements for publication > Editorial collegium > The editors and editorial board > Peer-review process > Policy of publication. Aims & Scope. > Article retraction > Ethics > Online First Pre-Publication > Copyright & Licensing Policy > Digital archiving policy > Open Access Policy > Open access publishing costs > Article Identification Policy > Plagiarism check policy
Journals in science databases
About the Journal

MAIN PAGE > Back to contents
Genesis: Historical research
Reference:

“They Work Like a Good Warsaw Elevator: From Morning till Deep Night”: Child and Teenager Prostitution in the Russian Empire and the USSR in the Late XIX – Early XX centuries.

Boltaevskii Andrei Andreevich

PhD in History

associate professor of the Department of Philosophical and Socio-Humanitarian Disciplines at Moscow State University of Food Production

129085, Russia, g. Moscow, ul. Godovikova, 9, stroenie 25

boltaev83@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2306-420X.2014.4.13050

Review date:

18-10-2014


Publish date:

01-11-2014


Abstract: For the last quarter of century the average of prostitutes lowered to 14-15 years old. But serious talks about child and teenager prostitutions began in the end of XIX century. The article reviews historical experience of fighting this phenomenon, which is also important for a present-day situation. The author compares the expansion and fight against child prostitution in the Russian Empire and the USSR, showing drawbacks and mistakes of the State power bodies and public organizations.  The researcher reviews this difficult and long time concealed topic in the basis of statistical data, publications and contemporary researches. Child prostitution spreads in the conditions of family values crisis, the absence of a working lawful basis of punishments of pimps and the consumers of such services. A big increase of this social deviation appeared during the First World War because of bad economic conditions and an increasing number of refugees from Western regions.  During the period of NEP many street children were involved in prostitution. The Soviet state changed the situation not only with the help of repressive measures, but also with strong attention to motherhood and childhood.


This article written in Russian. You can find full text of article in Russian here .
Введение

В конце 1980-х – 1990-е гг. в России произошла настоящая сексуальная революция, ставшая неотъемлемой частью революции социальной. Однако, как отмечают исследователи, «на сексуальной революции нажился только бизнес, а не мужчина и женщина» [1]. За последние годы резко увеличилось количество женщин, занятых в проституции (по разным оценкам, в настоящее время их число превышает 1 млн. [2]), при этом часть из них являются несовершеннолетними. Хотя еще с момента формирования моногамной семьи «женщин воспитывают как сексуальный товар» [3, с. 224], однако всеобщая коммерциализация довела подобное до апогея, вплоть до конкурсов красоты для девочек, начиная с 3 – 4 летнего возраста. Неудивительно, что в России секс за деньги становится все менее аморальным. Произошло снижение среднего возраста начала занятия проституцией до 14 – 15 лет [4]. Между тем, число специальных работ по истории детской и подростковой проституции крайне мало [5]. В настоящей статье мы ставим задачу провести сравнительный анализ этой социальной патологии в Российской империи и в первые годы Советской власти.

Сравнительно-исторический очерк

Проблема проституции малолетних нарастала постепенно в течение XIX в., чему способствовала крайне слабая правовая база наказаний лиц, пользующихся данными услугами. Известный знаток сельской жизни А. Н. Энгельгардт писал: «За деньги баба продаст любую девку в деревне, сестру и даже дочь, о самой же и говорить нечего…А проданная раз девка продаст, лучше сказать, подведет, даже даром, всех девок из деревни для того, чтобы всех поравнять . Охотники до деревенской клубники очень хорошо это знают и всегда этим пользуются»[6, с. 288]. Отметим подобные случаи и в известных своей криминальной средой местах скопления золотопромышленников, в частности в Енисейске: «здесь девушки с 14 лет знают вино и готовы на все» [7, с. 215]. Однако откровенная уличная детская и подростковая проституция возникает на улицах крупных городов Российской империи, особенно Петербурга и Киева ближе к концу XIX в., став в 1900-е гг. предметом серьезных общественных дискуссий, особенно после выхода в свет в 1905 г. рассказа М. Горького «Девочка» [8]. Ужасающая обыденность подобной драмы прямо показана в одном из статистических опросов проституток: «[в первый раз] отдалась добровольно, подарили куклу и 50 рублей»[9, с. 7].

Виной массовости вовлечения малолетних в это ремесло были не только страшная нужда, стесненные условия жизни, правовая незащищенность (например, в 1899 г. в Риге некая Дарья Заварижнева была приговорена мировым судом только к месячному аресту за содержание притона с малолетними детьми [10, с. 12]), но и маргинализация населения в результате массовой миграции крестьянства в крупные города: «Разложение семьи, неустойчивость и ослабление семейных отношений, характеризующие современную цивилизацию, в особенности в городских и промышленных центрах, и составляет главную причину роста детской преступности».[11, с. 12]. Современники отмечали, что «сожительство с товарищем мужчиной среди заводских работниц – дело обычное» [12, с. 25].

Происходило падение нравов наряду с увеличением числа венерических заболеваний. В столичных обследованиях за 1868 – 1870 гг. были уже зафиксированы случаи заболевания сифилисом, начиная с пятнадцатилетнего возраста [13, с. 112]. В конце XIX в. первая русская женщина врач – венеролог З. Я. Ельцина доказала необходимость открытия детских отделений при специализированных больницах, так как ранее дети – сифилитики (стоит уточнить, что большинство из них болели бытовым сифилисом) зачастую получали отказ в приеме даже в печально известной Калинкинской больнице Петербурга [14, с. 11].

Детская проституция зачастую начиналась с домашнего насилия, а в дальнейшем и с прямого принуждения родителями или другими близкими родственниками детей к оказанию интимных услуг за деньги: например, в Лондоне действовали публичные дома, где не держали девочек старше 14 лет [15, с. 580].

Столицу же Российской империи называли городом «холостяков, проституток и старых дев» [16, с. 6]: на 1 января 1909 г. в городе на Неве насчитывалось 3240 поднадзорных проституток, из них детей до 17 лет – 8 – 10 % [17, с. 38]. На Невском проспекте вечерами можно было встретить гуляющих в поисках клиентов «девочек лет десяти, двенадцати, в ситцевых юбочках, в коротких кофточках, в платочках и с огромным карданом в руках» [18, с. 11].

Не лучше обстояло дело и в Москве: «В ночлежках на Хитровке много женщин и много девушек юных и красивых. На грязных нарах, среди отвратительного тряпья, вы можете встретить нередко миловидную девушку, лет 18-ти, со стройной и гибкой фигурой, с сильным могуче развитым телом, едва прикрытым короткой юбкой и прозрачной расстегнутой кофтой. Откровенная и властная сила тела здесь открыто выставляется и ждет покупателя, она доступна для всякого удачника. «Кот», вор, убийца, мальчик, старик, все здесь равны, для всех все доступно за деньги» [19, с. 100].

Обычными местами сбора малолетние проституток были кафе, рестораны, кинематографы. Педофилы и прочие лица высоко ценили невинных юных девочек, что, конечно, вызывало и соответствующее предложение. Больше того, в Петербурге специалисты-акушерки занимались восстановлением девственности, чтобы сутенеры могли продавать свой товар не один раз [20, с. 34].

Число проститутуированных еще более возросло с началом Первой мировой войны. С одной стороны, огромное число взрослых мужчин оказались в окопах на многие месяцы оторванные от дома; с другой стороны, масса беженцев, продовольственные и другие проблемы, обрушившиеся, в первую очередь, на жителей западных губерний Российской империи. Все это накладывалось на рекламу красивой жизни, которая доходила даже до глухих уголков: «Все девочки на нашей улице стыд потеряли, жаловался старик – отец, все деньги хотят иметь, картины смотрят, теперь и родная мать не удержит. Болезней даже не боятся. Теперь чего боятся, докторица их излечивает, все к ней бегают» [21, с. 180]. Спрос был значительным: «Они работают как хороший варшавский лифт: с утра до глубокой ночи» [22, с. 109]. Конечно, подобный «рабочий график» наряду с сильным употреблением алкоголя приводил к быстрому физическому старению и ранней смертности.

Врачебно-полицейские комитеты передавали выявленных малолетних проституток родителям, но те в большинстве случаев сами посылали девочек на разврат [23, с. 224]. Крах семейных ценностей наглядно демонстрируют следующие слова 15-ей девушки: «Кто теперь спрашивает мужа? Вы думаете, у нас все такие глупые, как наши родители?» [24, с. 109]. В целом, государство оказалось не готовым в условиях военных действий и возрастания социальных противоречий к действенной помощи несовершеннолетним: отсутствовала правовая база и политическая воля [25].

В дальнейшем, в условиях Гражданской войны, всеобщей разрухи и НЭПа данная социальная патология продолжала свое существование, вызванная, в первую очередь, массовой беспризорностью, а затем и сокращением совслужащих, в основном, женщин: Неслучайно В. И. Ленин сравнил тогда положение страны с человеком, которого «избили до полусмерти: семь лет колотили ее, и тут дай бог с костылями двигаться» [26, с. 68]. Советское государство пыталось выправить ситуацию: Междуведомственная комиссия при Народном Комиссариате Социального Обеспечения в 1921 г. внесла на рассмотрение ВЦСПС предложения о запрете на увольнение беременных, об организации питания для безработных женщин [27, с. 4]; Народный комиссариат здравоохранения создал Центральный Совет по борьбе с проституцией во главе с Н. А. Семашко и т. д.

В группу риска входили, в первую очередь, «дети нищеты: их воспитали сутолока базара, борьба за деньги, соревнование за грубые жизненные блага, песни, ругань пьяных и мораль рынка, где все продается и покупается» [28, с. 27]. Узловые центры железных дорог притягивали девушек, как беспризорниц, так и бежавших от семейного насилия, которые, не имея жилья, сразу попадали в лапы сутенеров: «Наняли меня, прямо с вокзала, будто в прислуги, - рассказывает Даша К., а на другой день оказалось, что попала в притон. А уйти боялась, очень уж запугали» [29, с. 8]. Для минимизации подобных случаев в начале 1925 г. было предложено создавать вблизи от вокзалов общежития и ночлежные дома [30, с. 95 – 96]; организованные пункты социальной помощи помогали в трудоустройстве и содействовали возвращению домой [31, с. 14 – 15].

Заключение

Таким образом, детская проституция получает распространение в условиях ломки старых семейных традиций, усиления экономического кризиса и расширения социальных конфликтов. Хотя данный феномен формируется с конца XIX в., Первая мировая война, последовавшая за ней Гражданская, а затем НЭП усилили вовлечение малолетних в эту сферу. Несмотря на различные проекты борьбы с безнадзорностью в дореволюционное время, только решительная политика Советского государства, особенно с усиления внимания к поддержке материнства и семьи в 1930-е гг., позволила переломить картину. В то же время сказались и репрессивные шаги в отношении проституток и нищих: в 1937 г. профилактории для них были включены в систему ГУЛАГ.

В современной России искоренение подобных преступных форм возможно при повышении культурно-воспитательного уровня, профилактике семейного насилия, государственной поддержке материнства и детства, а также тесном взаимодействии правоохранительных органов и гражданского общества, тем более, в условиях почти бесконтрольного доступа во «всемирную паутину» несовершеннолетних.



References
1.
Agarkov S. Energiya seksual'noi revolyutsii ushla v pesok // Izvestiya. 2001. 17 avgusta.
2.
MVD pereschitalo rossiiskikh prostitutok. URL: http://www.ntv.ru/novosti/452258/. Data obrashcheniya: 15. 05. 2014.
3.
Goldman E. Torgovlya zhenshchinami // Feminizm v obshchestvennoi mysli i literature. M., 2006.
4.
Telo kak aktiv. URL: http://kommersant.ru/doc/1387830. Data obrashcheniya: 18. 07. 2014.
5.
Otmetim rabotu tol'yattinskogo istorika: Martynenko N. K. Opyt uprezhdeniya detskoi prostitutsii v Rossii v kontse XIX – nachale XX vekov // Vestnik Volzhskogo universiteta im. V. N. Tatishcheva. 2011. № 8. S. 172 – 179.
6.
Engel'gardt A. N. Iz derevni. 12 pisem. M., 1960.
7.
Krivoshapkin M. F. Eniseiskii okrug i ego zhizn'. SPb., 1865. T. 1.
8.
Gor'kii M. Devochka // Nizhegorodskii sbornik. SPb., 1905. S. 295 – 297.
9.
Bezobrazov P. V. O sovremennom razvrate. M., 1900.
10.
Mukalov M. K. Deti ulitsy. Maloletnie prostitutki. SPb., 1906.
11.
Tarnovskii E. N. Prestupnost' maloletnikh v Zapadnoi Evrope. SPb., 1899.
12.
Bentovin B. I. Torguyushchie telom // Russkoe bogatstvo. 1904. № 11.
13.
Gratsianskii P. I. Opyt vrachebno-statisticheskogo issledovaniya o venericheskikh zabolevaniyakh v prostitutsionnom klasse v S. – Peterburge. SPb., 1871.
14.
El'tsina Z. Ya. Sifilis i kozhnye bolezni sredi zhenskogo rabochego naseleniya Peterburga. SPb., 1896.. .Uchrezhdenie Kalinkinskoi bol'nitsy v Sankt-Peterburge otnositsya k 1750 g., kogda «byvshii na Fontanke, vperedi kalinkinskogo kladbishcha, rabochii dom otdan byl pod lechebnoe i ispravitel'noe zavedenie dlya zaklyucheniya zhenshchin razvratnogo povedeniya». Sm.: Kapustin M. Ya. Kalinkinskaya gorodskaya bol'nitsa v Sankt-Peterburge. SPb., 1885. S. 7.
15.
Shashkov S. S. Istoricheskie sud'by zhenshchiny, detoubiistvo i prostitutsiya. SPb., 1871.
16.
Avchinnikova V. V. Prostitutsiya i prof. V. M. Tarnovskii. SPb., 1904.
17.
Bentovin B. I. Deti – prostitutki. SPb., 1910.
18.
Nedesheva V. Volki i ovtsy ili Omut razvrata i prestuplenii (Raskrytie strashnykh tain Nevskogo prospekta). SPB., 1906.
19.
Zak A. I. Tipy detskoi besprizornosti, prestupnosti i prostitutsii // Vestnik vospitaniya. 1914. № 7.
20.
Bentovin B. I. Deti – prostitutki.
21.
Levitskii V. Deti – prostitutki vo vremya voiny // Vestnik vospitaniya. 1917. № 2.
22.
Voitolovskii L. N. Po sledam voiny. Pokhodnye zapiski 1914 – 1917. M. – L., 1927.
23.
Shiperovich M. V. Kak ne sleduet borot'sya s prostitutsiei? // Meditsinskii sovremennik. Ezhenedel'naya vrachebnaya gazeta. 1915. № 16.
24.
Voitolovskii L. N. Po sledam voiny. S. 109.
25.
Sm., naprimer: Bor'ba s detskoi prostitutsiei v Petrograde. Pg., 1916.
26.
Lenin V. I. Polnoe sobranie sochinenii. T. 43.
27.
Bykov S. G. Prostitutsiya v gorode Saratove i mery bor'by s nei. Saratov, 1922.
28.
Prostitutsiya i mery bor'by s nei. Smolensk, 1925.
29.
Vyatkin G. Na bor'bu s prostitutsiei. Novosibirsk, 1931.
30.
Protokol zasedaniya Tsentral'nogo Soveta po bor'be s prostitutsiei ot 13 yanvarya 1925 g. // Venerologiya i dermatologiya. 1925. № 1.
31.
Lass D. I. God raboty sotsial'nogo patronazha po bor'be s zhenskoi besprizornost'yu i prostitutsiei // Sotsial'noe obespechenie. 1931. № 9.
32.
Bezgin V.B. Russkaya derevnya kontsa XIX-nachala XX vv.: grani krest'yanskoi deviantnosti (Chast' 2) // NB: Istoricheskie issledovaniya.-2012.-2.-C. 149-190. URL: http://www.e-notabene.ru/hr/article_302.html
33.
Boltaevskii A.A. Prostitutsiya kak sovremennaya forma torgovli lyud'mi // NB: Problemy obshchestva i politiki.-2014.-2.-C. 1-9. DOI: 10.7256/2306-0158.2014.2.11085. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_11085.html
34.
Boltaevskii A.A. Prostitutsiya, obshchestvo i vlast' v Rossii: aspekty vzaimootnoshenii // Politika i Obshchestvo. - 2014. - 2. - C. 231 - 237. DOI: 10.7256/1812-8696.2014.2.10575.
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Other our sites:
Official Website of NOTA BENE / Aurora Group s.r.o.
"History Illustrated" Website