Статья 'Сумма методов современной урбанистической антропологии: постановка проблемы' - журнал 'Урбанистика' - NotaBene.ru
по
Journal Menu
> Issues > Rubrics > About journal > Authors > About the Journal > Requirements for publication > Editorial collegium > Peer-review process > Policy of publication. Aims & Scope. > Article retraction > Ethics > Online First Pre-Publication > Copyright & Licensing Policy > Digital archiving policy > Open Access Policy > Article Processing Charge > Article Identification Policy > Plagiarism check policy
Journals in science databases
About the Journal

MAIN PAGE > Back to contents
Urban Studies
Reference:

The sum of methods of modern urban anthropology

Koptseva Natalia Petrovna

Doctor of Philosophy

professor of the Department of Cultural Studies at the Siberian Federal University

660041, Russia, g. Krasnoyarsk, ul. Pr. Svobodnyi, 79, of. 4-52

decanka@mail.ru
Other publications by this author
 

 
Sertakova Ekaterina Anatol'evna

Senior Lecturer, Federal Siberian University, Cultural studies department

660049, Russia, Krasnoyarsk region, Krasnoyarsk, Prospekt Svobodniy St., 79, office 452

sertakova_e@mail.ru

DOI:

10.7256/2310-8673.2015.2.16354

Received:

10-09-2015


Published:

17-09-2015


Abstract: The subject of this article are the capabilities of urbanistic anthropology in terms of modern cultural studies. This article considers the problem of effective methodology of contemporary urban studies. Currently, to obtain reliable results in scientific research, it is not enough to use just one method or follow the principles of only one scientific discipline. The most reliable results in urban studies can be obtained by using specific methodological strategies. Methodological strategy of urban anthropology is the specific combination of theoretical and applied research methods. Based on the concepts of city A. Lefebvre the authors developed an integrative methodological strategy for the study of urban space. The modern city is a complex space of social communication. Various objects of city are representative of complex symbolic structures. The content of the symbols of the city can be analyzed through the analysis of representatives, including architectural monuments.


Keywords:

urban anthropology, cultural studies, urban Studies, Henri Lefebvre, methodology, theoretical methods, practices, city, social dynamics, synthetic methodology

This article written in Russian. You can find original text of the article here .

Введение. Городское пространство одновременно выступает и материальной средой обитания человека, и абстрактным конструктом его сознания [1; 2; 3; 4]. Его сущность представляется двоичной, реально-иллюзорной, чувственно-сверхчувственной [5; 6]. Специфику пространства конкретного города, по мнению А. Лефевра, можно определить, обратившись к рассмотрению его производства и репрезентации [7; 8]. Причем, если производство является процессом достаточно сложным для наблюдения и анализа, то с его продуктами – репрезентантами дело обстоит куда проще.

Репрезентация как промежуточный элемент производства и потребления пространства в снятом виде содержит в себе всю основную информацию о крайних точках лефеврской триады. Вследствие этого наиболее эффективным путем познания пространства, на наш взгляд, выступает исследование именно его репрезентантов.

Как понятие «репрезентация» предполагает существование разных значений и трактовок. Так, в английском языке глагол «to represent» [9] означает «располагать перед», что позволяет сделать предположение о понимании репрезентации как о постановке и наблюдении некой противолежащей вещи. Французское слово «representatif» переводится на русский язык как «характерный», «показательный», «представление», то есть как некое явление сущности оригинала - первообраза, учитывающее его основные свойства и характеристики.

Репрезентация или «ре-презентация» может быть рассмотрена как нечто, замещающее оригинал, делающее его доступным для понимания, разъясняющее, воспроизводящее представление. То есть, можно сказать, что данный термин употребим в том случае, когда дается информация о целом через посредника-представителя, который связан с этим целым причинными связями. Как отмечает исследователи В.И. Жуковский и Н.П. Копцева: «репрезентация является способом освоения человеком сверхчувственного мира посредством оперирования чувственным материалом» [10; 11].

В качестве эталонных репрезентантов, сочетающих в материальном воплощении чувственно-явленную сущность, ряд исследователей (М.А. Лифшиц, Э.В. Ильенков, А.Я. Пономарев, А.В. Соколов, В.И. Жуковский, Н.П. Копцева и т.д.) видят произведение искусства. Отсюда социально-философский анализ городского пространства будет базироваться на рассмотрении его репрезентантов - произведений архитектуры. Именно от них, по мнению диссертанта, во многом зависит специфика городского пространства, в котором можно обнаружить как универсальные закономерности, так и значительное своеобразие рассматриваемой среды.

Система городской репрезентации достаточна сложна. Уже А. Лефевр упоминал, что ее можно рассматривать как своего рода «текст». Восприятие репрезентантов города сопряжено столкновением человека с множеством разнообразных сообщений, транслируемых архитектурными сооружениями, памятниками, улицами, скверами и прочими объектами городской среды. Репрезентанты городского пространства повествуют о картине мира его жителей, отражая в своем облике доминирующие концепты, образы и оценки, и при этом позволяют создавать новое видение мира, новые образы и оценки. Именно репрезентанты ответственны за создание воображаемого наполнения пространства. З.И. Резанова, например, пишет, что архитектурные сооружения всегда наделяются статусом языковых средств и выступают материальными носителями мифов, которые влияют на построение текста города [12; 13; 14; 15]. Архитектурная застройка обладает смысловым содержанием, это определенного рода текстовый материал [16, с.57], информационная система, представленная в предметной реальности [17; 18].

Таким образом, город можно «читать», осуществлять «прогулку по тексту», погружаться в его письмена, интерпретировать его содержание. И подобная интерпретация может осуществляться с различных позиций, с нескольких разнообразных точек зрения [19; 20]. Данная констатация факта требует выработки собственной методологической стратегии прочитывания текста городского пространства, стратегии, которую возможно применить на практике.

Что такое «методологическая стратегия». Понятие «методологическая стратегия», встречается в работах А.А. Семеновой [21; 22], и успешно применяется в ряде других гуманитарных исследований (Н.М. Либаковой [23; 24], К.В. Резниковой [25; 26;], В.С. Лузаном [27; 28; 29], В.И. Кирко [30; 31; 32], Н.Н. Середкиной [33; 34], А.В. Кистовой [35], Н.Н. Пименовой [36], М.А. Колесник [37] и др.) подразумевает под собой схему действий, которая будет эффективна при достижении цели исследования. Это процесс обращения к специально отобранным междисциплинарным методам и подходам. Продуктивность использования методологической стратегии во многом определяется возможностью увидеть предмет исследования с новых граней или по-иному подойти к работе с методами.

Исследование городского пространства может быть осуществлено благодаря правильному выбору рабочего инструментария. Предельно обобщая можно говорить о трех типах методов городского исследования: теоретических, прикладных и синтетических.

Теоретические методы изучения городского пространства связаны с обобщением и систематизацией научных идей социологов, географов, философов и т.д., повлиявших на формирование современной урбанистики. Данные методы ориентированы преимущественно на выработку категориального аппарата учения о городе, направлены на определение объекта и предмета изучения, постановку исследовательских задач, формулировку гипотез, разработку научных концепций. Исследовательский поиск осуществляется путем публикации научных статей и через участие в научных дискуссиях. Апофеозом применения теоретических методов является разработка теории города, с четким и логичным изложением мыслей ученого.

Построение учения о городе представляется очень важным для развития научного знания, однако стоит отметить, что сегодня теоретические открытия значительно уступают прикладным исследованиям как по своему количеству, так и по придаваемому им значению.

Прикладные методы в городских исследованиях задействуются для сбора конкретной информации и ее использования для внесения возможных корректив в реальное состояние городского пространства. Практические методы позволяют изучить город в конкретике его качеств и свойств, а также спрогнозировать дальнейшее его развитие. В городских исследованиях данные методы очень часто опираются на методологию смежных научных дисциплин.

1) Так, например, активно используемыми в городских исследованиях выступают методы социологического исследования – анкетирование и интервью [38, c.113]. Стандартный социологический опрос предполагает несколько этапов: 1) постановку цели исследования, составления вопросов с вариантами ответов и системы выборки; 2) пилотный опрос ограниченного количества человек (около 20 респондентов); 3) масштабное проведение анкетирования; 4) обработка данных, полученных в результате исследования, и грамотное построение выводов [39]. В отличие от анкетирования интервью является целенаправленной беседой, обменом взглядами между собеседниками (интервьюером и респондентом) по интересующей теме. Интервью менее формализовано и предполагает получение более качественной информации от небольшого количества человек.

Данные методы предполагают изучение города через призму мнений его жителей, через их пользовательскую оценку качества городского пространства.

2) Близким к социологическим методам является go-along – метод изучения восприятия жителями города путем их пешего передвижения в его пространстве [40]. Данный метод заключается в том, что исследователь вместе с респондентом совершает движение по городу и задает вопросы о том, куда они идут и почему, что видит респондент, как ощущает себя в том или ином месте городской среды. Во время передвижения по городу восприятие пространства обостряется, вскрываются эмоции респондента, его реакция на город и чувства к нему.

3) Анализ восприятия городской среды человеком осуществляется также методом ментального картирования. Данный метод предполагает большую самостоятельность респондента, нежели предыдущий. Человек самостоятельно, по памяти, рисует карту той или иной части городского пространства. Изучая ее, исследователь может понять, какие объекты городского пространства являются более значимыми для жителей, где они чаще всего расположены, а какие места являются «пустыми» [41].

Методом ментального картирования можно изучать своеобразие восприятия городского пространства разными группами людей (разных возрастных категорий, пола, этноса, статуса и т.д.) или фиксировать изменения восприятия пространства во времени путем лонгитюдного анализа.

4) Морфологический анализ, напротив, направлен на изучение предметного мира городского пространства. Он включает в себя три основных этапа: определение объекта изучения, сбор фактического материала о выбранном объекте через натурное обследование и фотофиксацию, и его систематизацию с построением графической модели [42]. Морфологический анализ позволяет выявить функциональные зоны в городской среде и сделать выводы о качестве организации пространства. Как отмечает исследователь М.В. Рагулина, морфологический метод позволяет создать пространственный «портрет» [43] города, максимально воспроизвести его существенные черты. В отличие от приведенных выше способов изучения городской среды, морфологический анализ претендует на роль более объективного метода.

5) Все большую популярность в последнее время приобретают методы визуальной антропологии и социологии, прежде всего, направленные на изучение и осмысление визуального образа предмета исследования. Исторически образы городов складывались еще задолго до современности. Внешний облик, который создавался архитектурой и внутренние отношения в городском обществе различались не только в зависимости от географии, но и от времени. Р. Сеннет [44], например, исследовал изменения городской культуры начиная с древнегреческих Афин и завершая современными мегаполисами. В труде «Плоть и камень» он рассматривает то, как со временем менялась идентичность городского жителя. Он отмечает, что раньше существовала четкая коллективная идентичность, горожане осознавали себя частью единого целого, так как обладали возможностью постоянно контактировать друг с другом в местах общих собраний (агоре, церкви, рынке и т.д.). В современном мире это вызывает ряд затруднений. Города разрослись и стали более дифференцированными центры всеобщего притяжения. Города приобрели индивидуалистский вид. Места общения стали местами смотрения. Их функции изменились. Непосредственное, личное общение заменилось искусственными посредниками. Современная городская культура приобрела визуальный характер. Поэтому, как считает исследователь А. Желнина: «ее нужно наблюдать, а не расспрашивать» [45].

В связи с этим, изменились и методы исследования городского пространства и городской идентичности. Они стали визуальными.

Для исследования города современные ученые-урбанисты (Латур, Оже и т.д.) предлагают обращаться либо к визуальной социологии, либо к визуальной антропологии. Первая ориентирована на изучение и анализ уже имеющихся материалов (литературных источников, фотографий, фильмов), которые были сделаны без участия исследователя. Вторая, напротив, предполагает непосредственное нахождение исследователя в поле, его взаимодействие с объектом изучения. Все это делается с применением так называемой «двойной перспективы» анализа. Сначала анализу подлежит первичная информация, связанная с содержанием материальной стороны источника. Рассматриваются вопросы авторства, проводится описание источника. И только затем внимание должно быть направлено на другую его сторону содержания. Это делается через постепенный ответ на вопросы: почему автор выбрал именно этот объект, на кого должна быть направлена информация, и т.д.

Синтетические методы в урбанистике. В городских исследованиях возможно указать примеры использования синтетических методов, которые сочетают в себе возможности одновременного рассмотрения изучаемого объекта теоретическими и прикладными способами. Где обращение к практическим методам позволяет проводить сбор и анализ существующего городского материала, а применение теоретических методов способствует глубокому осмыслению полученной информации. Возможности использования синтетических методов обширны, они позволяют познавать современное городское пространство даже через обращение к его историческому наследию.

В данном исследовании синтетические методы рассматриваются как наиболее эффективные и перспективные в вопросах изучения городского пространства. Ибо стремительно развивающиеся сегодня городские исследования призваны не сколько изучать историческую составляющую города, сколько получить возможность понимать и преображать их современное состояние, конструируя будущее.

Среди синтетических методов можно выделить несколько интересных вариантов:

1) Рассмотреть проблемы понимания города и его среды возможно в рамках герменевтики. В первой главе настоящего исследования было выявлено, что создавая город и проживая в нем, человек постоянно обращается к его интерпретации - главному герменевтическому методу. Герменевтика способна дать понимание пространственной организации города, выявить его взаимосвязь и взаимодействие с человеком.

Традиционно герменевтика предстает как искусство, мастерство толкования и понимания текстов. Город и его пространство также можно рассматривать в качестве текста. Например, Г.-Г. Гадамер в своих изысканиях герменевтики значительное внимание уделил интерпретации архитектуры. Для философа данный вид искусства представляется самым интересным и самым благодатным материалом для изучения проблем понимания. Он писал, что произведение архитектуры «определяется целью, которой должно служить, и в равной степени местом, которое должно занять в совокупности пространственных связей» [46, с.133]. Выявленный им двойственный характер архитектурного сооружения и делает его текстом для интерпретации.

Сегодня изучение города посредством герменевтических методов встречается крайне редко и точечно (например, работы Ю.Ц. Тыхеевой [47] и И.В. Тулигановой [48]), но их применение может расширить возможности исследования городского пространства. Так, исследователь П.В. Гольдин [49], обратившись к герменевтическим принципам, рассмотрел малые улицы. Для этого он поэтапно изучал их через обращение к градостроительной истории, затем к литературному описанию городских феноменов, далее осуществил личный осмотр изучаемого объекта и подверг его рефлексивному анализу. Процедура понимания по расширяющимся кругам позволила автору найти более глубокие смыслы малых городских улиц, однако финальное прочтение данного текста так и не было достигнуто.

2) Достаточно продуктивным, по мнению некоторых из современных отечественных исследователей (Е.Г. Фень [50], С.В. Пирогов), в изучении особенностей городского пространства может оказаться феноменологический анализ. Как отмечают приверженцы данного метода, необходимость в нем возникает при обращении к возникшим входе урбанизации проблемам в сфере социальных отношений и личного существования. Феноменологический анализ, таким образом, ориентирован на рассмотрение лично-смыслового поля обитания человека, на понимание того, как человек воспринимает город и себя в нем.

В феноменологическом понимании городское пространство есть феномен, конструктивная природа которого обусловлена субъективным сознанием горожан. Отсюда возникает особый взгляд на город, особое к нему отношение. А значит, объектом анализа должно выступать поведение горожан, в основе которого лежит личностный смысл.

Каждый индивид конструирует свое особое социальное и физическое пространство и собственно на него реагирует. Поэтому для того, чтобы выявить отношение человека к феномену городского пространства, исследователь может обратиться: во-первых, к специфическому социологическому опросу, а во-вторых, к феноменологическому анализу полученных результатов.

Особенность анкеты должна заключаться в формулировке вопросов, направленных на раскрытие двух аспектов: прагматического, который выявит отношение к пространству жизни с точки зрения удобства, пользы и т.д.; и аксиологического, ориентированного на обнаружение отношения к пространству с позиции структуры личности, ее ценностей и интересов. Подобное исследование предполагает «вчувствование» ученого в значения чужих людей (Дж. Мид, Р. Парк, А. Шюц).

По мнению представителей феноменологического подхода, интерес ученых должен быть направлен на выявление механизмов восприятия и поведения человека в его отношении с социокультурным пространством города, а конкретнее на образ города, который их порождает.

Заключение. Современная российская урбанистика проходит определенный период своего развития, связанный с активным освоением теоретических и прикладных методов исследования. Прикладные, эмпирические методы должны постепенно занять главные позиции в методологической стратегии урбанистической антропологии, поскольку излишнее теоретизирование приводит к схоластике, и урбанистическая антропология перестает быть базой для решения актуальных социальных проблем современных городских социальных коммуникаций. Базовые практики модерна – это практики организации урбанистического социального пространства. Это очень сложно устроенное пространство, где феномены массовой культуры разделяются по различным субкультурам, составляя весьма причудливые интегративные символические и смысловые комплексы. Дальнейшие исследования будут связаны с реализацией синтетической методологической стратегии для городского пространства Красноярска.

References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
38.
39.
40.
41.
42.
43.
44.
45.
46.
47.
48.
49.
50.
51.
52.
53.
54.
55.
56.
57.
58.
59.
60.
61.
62.
63.
64.
65.
66.
67.
68.
69.
70.
71.
72.
73.
74.
75.
76.
77.
78.
79.
80.
81.
82.
83.
84.
85.
86.
87.
88.
89.
90.
91.
92.
93.
94.
95.
96.
97.
98.
99.
100.
101.
102.
103.
104.
105.
106.
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Other our sites:
Official Website of NOTA BENE / Aurora Group s.r.o.