Статья ' Образование как потребительская услуга' - журнал 'Современное образование' - NotaBene.ru
по
Journal Menu
> Issues > Rubrics > About journal > Authors > About the Journal > Requirements for publication > Editorial collegium > Editorial board > Peer-review process > Policy of publication. Aims & Scope. > Article retraction > Ethics > Online First Pre-Publication > Copyright & Licensing Policy > Digital archiving policy > Open Access Policy > Open access publishing costs > Article Identification Policy > Plagiarism check policy
Journals in science databases
About the Journal

MAIN PAGE > Back to contents
Modern Education
Reference:

Education as a consumer service

Napso Marianna Davletovna

Professor, the department of Philosophy and Humanitarian Disciplines, North Caucasian State Humanitarian Technological Academy

369000 Russia, Cherkessk, Pereulok Odessky 5, unit #88

napso.marianna@mail.ru
Other publications by this author
 

 

DOI:

10.25136/2409-8736.2019.1.26289

Review date:

14-05-2018


Publish date:

01-04-2019


Abstract: The object of this research is education in the consumer society, while the subject is education as a consumer service. The author explores the peculiarities of ideology and psychology of consumerism, as well as their correspondence to the spirit of market relations. Attention is focused on the process of turning commodities into symbols, establishment of consumer culture, and formation of the phenomenon of consumerism. The trends of infiltration of consumerist orientations to the educational sphere and the negative aspects of such processes are examined. The author describes the significance of education as a social elevator, paramount instrument that ensures social mobility processes. The use of dialectic and comparative methods allowed demonstrating the problem at hand in its unity, integrity and controversy. The article contains the following elements of scientific novelty: 1) consumerization and commercialization are the attributes of the modern education system; 2) education attains the features of a consumer service; 3) education transforms into symbolic system, becoming the object of consumption in form of a sign that contains the values of success and prestige.


Keywords:

consumer society, consumerism, service, social stratum, social lift, social mobility, prestige, symbol, trend, success

This article written in Russian. You can find original text of the article here .

Введение. Современное общество потребления существенным образом изменило специфику социальных процессов, наполнило новым содержанием функционирование социальных институтов. В этом немалая роль принадлежит сформировавшемуся мировоззрению, в пространстве влияния которого оказались социальные ориентиры и нравственные установки. Подверглась трансформациям и сфера образования, которая подпала под влияние консьюмеристских тенденций Образование стало фактором, определяющим, с одной стороны, перспективы развития рыночного обществ, а с другой – механизмом формирования потребительской культуры. В этой связи повышенный интерес к феномену образования в контексте потребления вполне очевиден.

Проблематика исследования. В современном обществе образование предстает в разных ипостасях: и как условие развития материального и духовного производства; и как потребительская услуга, обеспечивающая и развивающая разнообразные способности индивида, в том числе и способности к творчеству, которое особенно востребовано обществом постмодерна. В отличие от прежних эпох, когда потребление выступало в качестве экономически необходимого явления, современное производство ориентирует индивида на чрезмерное и расточительное потребление, формируя адекватную ему идеологию консьюмеризма, смысл которой состоит не только и не столько в приобретении необходимой вещи, сколько в получении от этой покупки гедонистических удовольствий. Индустрия потребления насыщает общество новыми образцами, которыми следует обладать, а также потребностями и желаниями, которые надо удовлетворять. Так потребление превращается в бесконечный процесс обладания новым, насыщение которым мимолетно, поскольку общество потребления предлагает их в огромном количестве. Вещи не успевают изнашиваться, но им на смену приходят новые, которые соответствуют предлагаемым стандартам, в том числе и стандартам моды в ее предельно широком понимании. Так индивид оказывается в пространстве несвободы, его сознание и поведение оказываются запрограммированными априори, считает З. Бауман.

Консьюмеризм – и как образ жизни, и как мировоззрение, и как культурно-ценностный статус – создает соответствующую времени потребительскую культуру: «потребительское бытие» воплощается в безграничном и постоянном процессе приобретения и потребления. Происходит навязывание искусственно созданных потребностей, облаченных в желания, и в этом процессе принимают участие различные социальные агенты, преследующих разные цели, нередко взаимоисключающие друг друга. Консьюмеризм придает явлениям и вещам черты символических знаков, значимых и востребованных, тем порождая феномен демонстративного потребления, который имитирует знаки социального благополучия – кредо общества потребления. По мнению французского исследователя Ж. Бодрийяра, «потребление…есть деятельность систематического манипулирования знаками чтобы стать объектом потребления, вещь должна сделаться знаком… »[2, с. 90-91]. Говоря о симулякрах, исследователь подчеркивает, что их развитие и проникновение в социум происходят в форме структурной революции, в результате которой все общество как бы меняется вдруг: «к аждая конфигурация ценности переосмысливается следующей за ней и попадает в более высокий разряд симулякров …»[3], и этот процесс потенциализации, считает Ж. Бодрийяр, осуществляется «уже не диалектически, а катастрофически»[3]. Характеризуя современный консьюмеризм, ученый отмечает, что это «не пассивное состояние поглощения и присвоения, которое противопоставляют активному состоянию производства, это активный модус отношения к вещам, к коллективу и ко всему миру, в нем осуществляется систематическая деятельность и универсальный отклик на внешние воздействия»[1, с. 213-214]. Так потребление превращается в терминальную ценность, играющую важную роль в потребительском поведении индивидов и социальных групп.

Симулякры обладают «внушающей и манипулирующей силой; они распространяют ложное сознание, снабженное иммунитетом против собственной ложности. И по мере того, как они становятся доступными для новых социальных классов, то воздействие на сознание… превращается в образ жизни… как следствие, возникает модель одномерного мышления и поведения…»[7], – подчеркивал Г. Маркузе. В таких условиях, по его мнению, происходит потеря индивидом способности критически осмысливать и оценивать подлинность бытия, формируются ложные (репрессивные) потребности, объективно ведущие к деиндивидуализации, а значит, к возникновению конформистского типа личности. Индивид становится зависимым от установок потребительского сознания, поскольку он предстает человеком единственного измерения, диктуемого обществом потребления. Кроме того, его идентификация определяется выбором потребительских практик, в особенности престижных, и этот процесс потребления становится бесконечным. Выход видится Г. Маркузе в Великом Отказе, в неприятии ложных ценностей, в том числе и ценности потребления как «обязанности масс».

Не осталась в стороне от потребительства и система образования, Появление в ней консьюмеристских практик привело к утверждению идей прагматизма и утилитаризма, которые сопровождаются девальвацией знания как такового: «чем меньше мысль можно объяснить в терминах, знакомых и понятных для мужчин и женщин, погруженных в ежедневную борьбу за выживание, тем больше она соответствует стандартам человеческой природы; чем меньше она может быть оправдана в терминах материальной выгоды и использования как ценника, прикрепленного к ней в супермаркете…, тем выше ее гуманизирующая ценность» [1, с.50], – справедливо замечает З. Бауман, тем подчеркивая особую значимость для общества потребления денег. В отличие от прежних времен, когда влияние учителя было безусловным, сегодня, в эпоху господства информационных технологий, его авторитет оказался потесненным. Процессы приватизации, проникшие в среду образования, сделали его доступным для всех, в том числе и для тех, для кого оно не является призванием. В результате главной целью образования является подготовка специалиста, ориентированного на успешную адаптацию и интеграцию в мир рыночных отношений. Так, по мнению З. Баумана, образование становится одним из факторов организации человеческой деятельности. Нацеленность на прагматизм ведет к тому, что социальные взаимодействия и связи оцениваются с точки зрения выгоды и полезности: отношения между индивидами выстраиваются пол принципу полезности, что приводит к их кратковременности, недолговечности. И это напоминает действие социальных фильтров, с помощью которых отсеиваются те, в ком нет нужды. Следствием возникновения обменных отношений в сфере образования стало не только потребление вещей, знаний и т. д., но и друг друга, когда другой воспринимается как способ решения проблем.

Становление рыночной экономики, следствием которой явилось формирование новых производственных отношений, привело к тому, что образовательная услуга, с одной стороны, превратилась в товар. С другой, она стала важнейшим фактором развития конкурентной борьбы, инструментом, способствующим эффективному функционированию современного производства, человеческим ресурсом, определяющим тенденции развития общества, качество и уровень жизни. И в таком ракурсе образование как потребительская услуга есть несомненное благо, поскольку оно способствует формированию потребительской ценности в виде знаний, компетенций, навыков и умений. Реакцией на эти процессы явилось появление новых научных направлений, таких как экономика образования, социология образования, маркетинговые исследования в сфере образования и т.д., которые исследуют феномен образовательной услуги как явления, содержащего в себе как позитивные, так и негативные моменты. Несмотря на различия в подходах, большинство исследователей, подчеркивая растущую роль процессов информатизации, приведших к повышению спроса на образовательные услуги, склонно полагать, что образовательная услуга содействует развитию человеческого капитала, процессам самоутверждения и социализации личности. Так, по мнению Т. А. Ожерельевой, в системе образования следует выделить следующие аспекты: «первый – нормативный – формальная совокупность свойств и характеристик образовательных услуг, обусловливающих их способность удовлетворять минимальные потребности потребителей в получении образования… Второй аспект рыночный. Он включает понятие "сравнительное качество" получения образования и служит мерой конкурентоспособности специалиста на рынке труда. Эта характеристика определяется спросом-предложением на рынке труда, уровнем подготовки в конкретном вузе, индивидуальными способностями обучаемого… Качество в первом случае определяется мерой соответствия образовательных услуг требованиям образовательных стандартов… Качество во втором случае определяется мерой продвижения специалиста в служебной и карьерной деятельности…»[9, с. 80].

Расширяющиеся процессы коммерциализации образования приводят к изменению рынка образовательных услуг: формируется структура спроса и предложения, соответствующая требованиям рыночного времени, в чем принимают непосредственное участие различные социальные группы и слои. В результате образование приобретает коммерчески-потребительскую направленность, что не может не сказываться на его содержании, с одной стороны. С другой – ухудшается качество образовательных услуг, а сам образовательный процесс организуется таким образом, чтобы максимально удовлетворить потребности и ожидания потребителя этих услуг. Хотя, как считают многие, образование, если оно призвано формировать человека , должно быть вне процессов спроса и предложения, поскольку в таком случае происходит его деформация, которая ведет к девальвации духовных ценностей.

Эти явления особо обнаружились в сфере высшего образования, которое, как известно, является своеобразной визитной карточкой, являя собой знак социального преуспеяния. Так образование перестает быть сугубо экономическим явлением, оно становится своеобразным социальным маркером: через систему потребительских координат индивид обретает индивидуальность, они являются условием отличия его от других. Образование в обществе потребления все более приобретает черты потребительской услуги: происходит не только и не столько удовлетворение потребности в соответствующем образовании как таковом, сколько в демонстрации его как символа успешности и достигнутого социального статуса. Все это является реакцией на утверждение установок, во-первых, материального и денежного успеха; во-вторых, высокого стандарта и качества жизни; в-третьих, свободы рационального выбора, отвечающего запросам прагматизма. Следование канонам успешности, ее демонстрация становятся факторами, во многом определяющими мотивацию и направленность устремлений индивида. В утверждении этих процессов роль системы образования более чем весома.

Образование является фактором, способствующим, во-первых, установлению различий между социальными группами; во-вторых, фактором смягчения социальных отличий, создающих иллюзию равенства; в-третьих, механизмом социальной интеграции, благодаря чему возникают ощущения – пусть даже иллюзорные – принадлежности к привилегированным слоям; в-четвертых, признаком идентификации (индивидуальной и групповой); в-пятых, механизмом, благодаря которому происходит заимствование культурных норм и форм поведения. Социальные оценки касаются не только принятия социально одобряемых норм, но и знаков уважения, престижа, статуса, к чему сфера образования имеет непосредственное отношение.

Образование, в особенности высшее, является в обществе потребления олицетворением социального статуса. Большое значение придается не столько качеству знания, сколько внешней стороне образования, а именно «качеству» получаемого диплома. В сознании значительной части молодых людей сформировался достаточно устойчивый стереотип, согласно которому учеба в престижном вузе, обладание дипломом такого вуза открывает перед ними более широкие возможности профессиональной и в целом социальной мобильности. Образы становятся реальнее явлений и вещей, а сформировавшиеся установки нацеливают молодое поколение на получение высшего образования, которое ассоциируется с престижностью, высокими зарплатами, блестящими перспективами. Отсюда востребованность профессий юриста, финансиста, экономиста, которых более чем предостаточно на рынке труда, что объяснимо рядом факторов, в том числе и самой структурой потребления.

Образование, таким образом, является важнейшим механизмом регуляции рыночных отношений, и механизмом достаточно эффективным. В свою очередь, рынок, ориентируя общество на избыточное потребление, превращает образование в условие и фактор экономического прогресса. Однако стоит заметить, что развитие современной экономики невозможно без применения инновационных технологий, развитие которых возможно исключительно на основе использования знаний из области фундаментальных, естественнонаучных, инженерно-технических наук, интерес к которым не высок, в том числе и по причине их сложности. Происходит, с одной стороны, усиление тенденции к упрощенчеству (сокращается объем часов на преподавание фундаментальных наук), и главным становится быстрое усвоение получаемых знаний, которые также быстро забываются. С другой, налицо – в силу вышеназванной причины – ориентация на выбор гуманитарных специальностей, усвоение которых, на взгляд отнюдь не немногих, не связано с приложением особых усилий. Следует, однако, заметить, что большинство студентов не имеют тяги к гуманитарным специальностям, которые воспринимаются как ненужные и бесполезные.

Общество потребления создает имидж, без которого трудно представить современного человека, поскольку он является «знаковой фигурой», инструментом манифестации социальной позиции, что в определенном смысле способствует смягчению социальных различий. Через имидж происходит выделение индивида из общей массы, а социальная группа, к которой он принадлежит, наделяется свойствами, позволяющими говорить о ней как об общности высокого уровня. Принадлежность к особому «образовательному» миру со свойственными ему жизненными установками и предпочтениями, возможность приобретения высокой самооценки и повышения собственной оценки в глазах окружающих создают ощущения избранности и особости, которые являются частью современного имиджа. Современная практика показывает, что образование образованию рознь: окончить экономический факультет в рядовом вузе и Высшую школу экономики в глазах общественного мнения не одно и то же. Последнее свидетельствует о престижности, нужности профессии экономиста, ибо обучение в Высшей школе экономики символизирует материальный достаток, финансовые возможности семьи, кроме того, оно открывает такие перспективы, которых могут быть лишены многие другие. Обладание таким образованием дает ощущения непохожести, уверенности, стабильности, даже в ситуации слабости полученных знаний. Значимость приобретает внешняя сторона образования, а именно «корочка», являющаяся символом успешности.

«Качество» диплома свидетельствует скорее о принадлежности индивида к определенному социальному кругу, чем о действительной образованности. Возникновение товарно-денежных отношений в системе образования приводит к деформациям разного рода, ставит во главу угла материальные возможности студента. В итоге образование «начинает играть символическую роль… Обладать высшим образованием, иметь корочку кандидата наук значит приобрести символический статус в социальной структуре общества… Возникает особого рода борьба брендов, когда образование в одном университете ценится больше, чем в другом, а обучение по некоторым специальностям выглядит более привлекательным вне зависимости от необходимости в соответствующих специалистах…»[5, с. 87]. Восприятие образования как потребительской услуги, таким образом, имеет своим следствием то, что индивид в процессе учебы не только и не столько удовлетворяет потребность в приобретении знаний, способствующих его самовыражению и самоидентификации, сколько в утверждении и демонстрации своего «я» и своих возможностей.

Нельзя не отметить того факта, что система образования не только испытывает на себе воздействие социального контекста, но и сама формирует соответствующие этому контексту установки, которые, с одной стороны, облегчают процессы социализации, а с другой – затрудняют их, особенно в ситуации тех групп индивидов, которые не имеют возможности для успешной самореализации. Современное общество предписывает индивиду такую модель поведения, которая позволяет успешно осуществлять процессы идентификации, интеграции в социум, вырабатывать соответствующие современным требованиям формы социального общения. Образование является важнейшей социокультурной ценностью, и в этом качестве оно выполняет самые разнообразные функции, создает условия для формирования адекватных времени поведенческих стратегий. Не последнюю роль в этом играет образовательное учреждение, которое окончил индивид: именно оно во многом определяет образ жизни индивидов, характер социальных взаимодействий, специфику межличностных взаимоотношений.

Символы вещей стали важнее самих вещей, а развитие тенденций консьюмеризма в сфере образования приводит к ее обесцениванию. Массовому сознанию навязываются установки, которые являются установками-желаниями, обязательными для воплощения в жизнь. Это учеба в престижном вузе/университете, в котором профессорско-преподавательский корпус отличается высоким профессионализмом; это и эксклюзивные программы, тренинги, коллоквиумы; это и встречи с известными учеными, политиками, практиками; это и возможность дальнейшей учебы в магистратуре, аспирантуре, докторантуре, это и возможность выехать в зарубежные страны и т. д. Следует заметить, что внешние атрибуты привлекательны, в особенности для тех, кто ориентирован – а их немало – на успех и профессиональный рост, и в этом роль «продвинутых» вузов, постоянно рекламируемых, достаточно велика. Невозможность же обладания этими символами порождают чувства социальной неполноценности и ненужности.

Социальный институт образования все более утрачивает некоторые из присущих ему функций, и причиной тому то, что он все более превращается в инструмент предоставления различных услуг, тем превращаясь в коммерческий механизм. Об этом говорят изменения, произошедшие и происходящие во всех подразделениях вузов/университетов, особенно в той части, которая касается организации учебного процесса: «полуразвлекательный характер, создание у клиентов чувства полноты полученного знания, упакованность в красивые формы. Большое значение приобретают широко известный бренд…хорошая реклама, наличие современного интернет-сайта. Университет обязан быть удобным, с хорошим сервисом; должны быть обеспечены легкая усвояемость, сквозная ясность образовательного продукта, полное соответствие рынку труда и даже «праздничность», необременительность университетской жизни. Трансформируются традиционные формы преподавания: на смену поточным лекциям приходят дискуссии типа «ток-шоу», семинары для публики…»[8, с.138]. Исследователи пишут о возникновении феномена эдьютеймента, смысл которого состоит в обучении через развлечение. Говоря о необходимости применении таких программ, ученые и практики подчеркивают опасность их чрезмерного использования, результатом которого становится снижение эффективности образовательного процесса.

Противостоять превращению образования в товар не просто, поскольку в обществе потребления все имеет свою цену. Подтверждением потребительского отношения к образованию служит получившее широкое распространение такое явление, как предоставление услуг по написанию рефератов, работ различной квалификации – курсовых, дипломных, магистерских, диссертационных. Стоимость образовательных услуг адекватна многочисленным требованиям, и оплатить их могут обладающие ресурсными возможностями индивиды – выходцы из материально обеспеченных социальных групп населения.

Превращение образования в потребительскую услугу приводит к тому, что и на рынке труда оказываются востребованными дипломы «продвинутых» вузов, в особенности столичных, предлагающих широкий спектр образовательных услуг. Осуществить их выбор будущему студенту достаточно затруднительно: привлекательная в будущем профессия нередко оборачивается для среднестатистического абитуриента финансовыми вложениями, за которыми зачастую скрывается непростая кредитная история. Возникают проблемы и морально-психологического свойства, с которыми справиться оказывается также сложно. Так система высшего образования перестает быть инструментом, способствующим преодолению социального неравенства, а значит, не является для многих социальным лифтом, благодаря которому становится возможной вертикальная мобильность для представителей более низких социальных групп, и это создает проблемы конфликтного характера.

Расширение пространства потребительских тенденций в образовании привело к тому, что символическое потребление проникло в преподавательскую среду: «знаки принадлежности к внутривузовским элитам (профессорской, административно-управленческой, научной), наличие разного рода званий и регалий, приобретенное за деньги членство в многочисленных негосударственных академиях, обладание сертификатами…участия в престижных научных форумах («научный туризм»), лауреатскими дипломами организованных, как правило, на коммерческой основе конкурсов («Человек года», «Ученый года», «Профессор года») часто подменяют традиционные показатели подлинного профессионализма, педагогического мастерства, научной квалификации…»[8, с. 141].

Общество потребления сформировало явление, о котором нельзя не сказать: это наблюдаемая повсеместно «погоня» за студентом, которая в значительной степени трансформировала характере взаимодействий между администрацией института/университета и преподавательским корпусом, между преподавателем и студентом. Преподаватель превращается в простого исполнителя, происходит «продажа» знания потребителю (студенту), и нередко знания не глубокого (не последнюю роль в этом играет использование студентом современных IT-технологий, упрощающих процесс получения знания, скорее, информации), в котором, как полагают отнюдь не немногие, общество потребления не нуждается. Реакцией на эти и многие другие процессы становятся изменения в студенческом лексиконе: не сдать, а поставить экзамен/зачет, не сдать сессию, а «закрыть» ее. Возникают вопросы и относительно нужности ряда предметов, в особенности тех, которые не имеют непосредственного отношения к будущей профессии, что приводит к ослаблению и даже «вымыванию» гуманистической составляющей системы образования, недооценки ее воспитательной функции, что может не сказываться на качестве человеческого капитала.

Выводы. Общество потребления, таким образом, привело к серьезным изменениям в структуре и функционировании системы образования. Идеология консьюмеризма, являющаяся выражением эпохи потребления, трансформировала не только облик социальных структур, но и их содержание, и в первую очередь по причине ее влияния на духовную сферу жизни. Результатом превращения образования в потребительскую услугу, которая не всегда приводит к получению качественного образования, а, скорее, является условием интеграции и адаптации к миру, в котором все имеет свою цену, стало возникновение большого числа негативных явлений в этой важнейшей области человеческой деятельности.



References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Other our sites:
Official Website of NOTA BENE / Aurora Group s.r.o.