Статья 'Одиночество в условиях мегаполиса' - журнал 'Урбанистика' - NotaBene.ru
по
Journal Menu
> Issues > Rubrics > About journal > Authors > About the Journal > Requirements for publication > Editorial collegium > Peer-review process > Policy of publication. Aims & Scope. > Article retraction > Ethics > Online First Pre-Publication > Copyright & Licensing Policy > Digital archiving policy > Open Access Policy > Open access publishing costs > Article Identification Policy > Plagiarism check policy
Journals in science databases
About the Journal

MAIN PAGE > Back to contents
Urban Studies
Reference:

Loneliness in a metropolis

Matiukhin Igor' Viktorovich

postgraduate student, National Research University Higher School of Economics Department of psychology

127051, Russia, Moskovskaya oblast', g. Moscow, per. Malyi Sukharevskii, 6

imetyuz@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2310-8673.2015.2.16413

Review date:

16-09-2015


Publish date:

17-09-2015


Abstract: The growing relevance of research on psychological states of residents as a factor impacting the development of megacities and towns has inspired researchers to seek qualitative and quantitative indicators for varying states of solitude. This article offers the analysis and results of an original psych diagnostic study conducted in the context of dependence in modern urbanization. The author offers an analysis of the problem of solitude as a theoretical, psychological construct, and its co-relation with the development level of habitats. Using psychometric methods of "differential questionnaire for solitude experience", the author measures and illustrates the state of qualitative and quantitative expression of the state of solitude in a metropolis such as Moscow, and on the samples of smaller towns, such as Suvorov. The author offers comparative description charts and percentage histograms, outlines the main theses of the test method within the structure of chief indicators. The article also shows the semantic manifestation of solitude as a dualistic psychological phenomenon that doesn’t only consist of the dysphoria caused by the lack of psychological intimacy, but also offers a positive resource for self-realization and self-actualization.


Keywords:

psychodiagnostics, differentiation, positive resource, dysphoria, solitude, small town, metropolis, urbanization, questionnaire, quality of status

This article written in Russian. You can find original text of the article here .
Введение

В современных вузах Москвы гуманитарного профиля начинают формироваться и открывать набор на обучение магистерские программы, обучающие, рассматривающие и направляющие фокус молодых исследователей на спектр социальной психологии мегаполиса. Данное явление является реакцией на естественное требование изучать урбанистическую средовую активность, влияющую на ее создателя. Мегаполис – агрессивная среда, в условиях становления и развития которого должна учитываться социально – психологическая среда общества, для блага которой, собственно, происходит улучшение функционирования и расширения урбанизации. Игнорирование данных аспектов будет приводить к вынужденному виктимному поведению, сопровождающимся психотравмирующим статусом жителей мегаполиса, что в свою очередь пагубно влияет на качество жизни [1]. С одной стороны, в мегаполисе существует множество возможностей для поиска своей конструктивной "группы поддержки": профессиональные сообщества, дискуссионные клубы, сообщества, создающиеся вокруг развивающих, развлекательных, спортивных и политических социальных институтов. С другой, чтобы воспользоваться этими возможностями, необходимо совершить самостоятельный поиск, выбор, обладать определенным уровнем открытости и уверенности в себе. То есть, обладать теми навыками и качествами, которые и страдают в первую очередь у людей, наиболее чувствительных к психотравмирующим воздействиям мегаполиса [2]. Тем самым необходимо акцентировать внимание на содержание психотравмирующих факторов как центрального звена проблемы побочного действия урбанизации, обусловленных интенсивными стимулами и приводящих к деструктивным изменениям, как отдельной личности, так и общества в целом.

Актуальность исследования

В последнее время в крупных городах для людей в возрасте от 27 до 35 лет становится всё более актуальной проблема одиночества [3]. Одиночество в рассматриваемом контексте является не объективным, когда вокруг тебя ни одной «души», а субъективным, связанным с чувством переживания внутренней пустоты и дискомфорта. Проблема одиночества во все времена волновала поколение за поколением, но именно в наш век зафиксировано заострение данной проблематики, особенно в условиях мегаполисов, где жизнь представлена в специфическом ритме и интенсивности, и условия которого могут не только способствовать реализации, но и могут иметь природу деструктивного воздействия. В наш век ускоренным темпом происходит урбанизация окружающего нас пространства, что накладывает свой отпечаток в психологическом восприятии жизни в стенах города [4].

Проблема одиночества – одна из негативных последствий модернизации окружающей обстановки и культуры труда [5]. Эксперты считают, что данная проблема в большей степени касается душевного состояния жителей мегаполисов и больших городов, уменьшаясь к рассмотрению малых городов и городов средней населенности [6]. Если сравнить жителей мегаполиса с жителями малого города, то предполагается, что дело не в количестве, конечно, одиноких людей, так как численность населения различна в разы, а в качестве, точнее в разнице качества психологического состояния, рассматриваемого у представителей городов в аспекте проблемы субъективного одиночества. Проблема одиночества – одна из ведущих проблем психологии, поэтому целесообразно представить обзор литературы, анализ которой способствовал интересу проведения данного исследования:

  • Р. Вейс – Вопросы изучения одиночества [7]. Данное издание хорошо охватывает проблему не только как психологическую, но и как социологическую, психотерапевтическую, статистическую, описывая тем самым комплексный характер проблемы;
  • Д. Джонг-Гирвельд, Д. Раадшелдерс – Типы одиночества [8]. Представлены практические типологии одиночества, распространяющиеся в контексте социологического угла зрения.
  • О.Б. Долгинова – Одиночество и отчужденность в подростковом и юношеском возрасте [9]. Представлены теоретические основы рассмотрения одиночества как психосоциальной проблемы, а так же отражены сущность и результаты пилотажного исследования одиночества и отчужденности в подростковом и юношеском возрасте. В дополнении разработана шкала психологической близости и опросник «Одиночество»;
  • И.С. Кон – Многоликое одиночество [10]. Комплексный взгляд на одиночество;
  • О.Н. Кузнецов, В.И. Лебедев – Психология и психопатология одиночества [11]. Очень качественное издание, рассматривающее наряду с психологическими аспектами одиночества. Сопутствующие данному явлению психофизиологические и нейробиологические изменения, которые при хроническом течении могут способствовать или вызывать различные виды психопатологий. Обозначенная работа является золотым источником клинического знания, фокус которого сосредоточен на глубинных, психобиологических процессах, происходящих в организме при переживании состояния одиночества;
  • С. В. Куртиян – Одиночество как социальное явление [12]. Представлены основные научные направления анализа проблемы одиночества. Намечены типологические классификации и структурные компоненты одиночества, а так же представлены результаты социологического опроса, проведенного в малом городе Российской Федерации;
  • М. Мид – Одиночество, самостоятельность и взаимосвязь в контексте культуры [13]. Данная исследовательская структура рассматривает проблему одиночества в историческо – культурном контексте, подчеркивая специфический уровень обобщенности в разных культурах в парадигме исторического пространства;
  • С.Н. Осколкова – Депрессивные состояния в общемедицинской практике [14]. Рассматривают проблему одиночества как симптоматическое проявление маскированной депрессии как клинически значимой дефиниции;
  • Л. Пепло, М. Мицели, Б. Мораш – Одиночество и самооценка [15]. Обозначены психологические аспекты одиночества, специфика мыслительной деятельности и самооценки, причины и следствия;
  • Д. Перлман, Л. Пепло – Теоретические подходы к одиночеству [16]. Рассмотрены основные научные подходы одиночества в различных концептуальных, научно – теоретических трактовках классических и современных исследовательских школ;
  • Н.Е. Покровский – Человек, одиночество, гуманизм [17]. Философско – психологический труд, затрагивающий экзистенциальные аспекты одиночества;
  • Ж.-П. Сартр "Экзистенциализм это гуманизм [18]. Экзистенциальная классическая философская проза, затрагивающая, в том числе предметно проблему одиночества в феномене человеческого существования;
  • В. Серма – Некоторые ситуативные и личностные корреляты одиночества [19]. Продолжение серии сборника «Лабиринты одиночества», повествующие о качественных характеристиках экзогенной и эндогенной детерминации состояния одиночества;
  • Ю.Е. Сосновикова – Психические состояния человека, их классификация и диагностика [20]. Представлены диагностические дефиниции одиночества как текущего психического состояния человека;
  • Так же были проанализированы работы с философско – социалогическим контентом на проблематику одиночества с различных углов зрения. Это литературные и научные труды таких авторов как Л.И Старовойтова [21]; М. Стуруа [22];Г.М. Тихонов [23]; Е.Н. Трубецкой [24]; В. Франкл [25];Н.В. Хамитов [26]; Дж. Хилман [27];Ю.М. Черепухин [28] и Дж. Янг [29].

Анализ вышеперечисленных источников литературы выводит к рассмотрению одиночества как проблемы, детерминированной в различных аспектах, представленных на рисунке 1.

8

Рис.1 Аспекты проблемы одиночества

На рисунке 1 представлены аспекты проблемы одиночества, которые актуальны в настоящее время в условиях развивающихся мегаполисов. Данные аспекты, как упоминалось выше, наиболее часто поражают представителей современных мегаполисов больше, чем представителей малых городов. Но конкретного сравнительно – диагностического исследования данной проблематики не проводилось, поэтому представляется целесообразным провести исследование по представленной ниже гипотезе при помощи психометрической методики.

Цель исследования

Сравнить жителей мегаполиса с жителями малого города на предмет наличия одиночества в их психологической или мировоззренческой структуре самосознания.

Задачи исследования
  1. Выделить количественную разницу итоговых показателей между жителями городов в представленной выборке.
  2. Обозначить качественные различия психологического состояния одиночества в обеих группах исследования.
Гипотеза исследования

Жители современного мегаполиса имеют не только большую количественную, но и качественную выраженность состояния одиночества по сравнению с жителями современного малого города.

Методы исследования

Для представленного исследования было набрано 2 выборки, численностью по 47 человек каждая в независимости от гендерного, возрастного, образовательного фактора. Первую выборку составили жители такого мегаполиса как город Москва. В нее вошли не только коренные жители, но и люди, проживающие в Москве в силу их занятости на данной территории. Во вторую выборку вошли жители малого города Тульской области, города Суворова, население которого по данным на 2015 год составляет 17 829 человек. Каждому из испытуемых предлагалось пройти психометрическую методику «Дифференциальный опросник переживания одиночества», являющийся в полной версии опросником из 40 вопросов, соотнесенных с 8 субшкалами и 3 шкалами. Данная методика представляет собой оригинальный диагностический инструмент, отличающийся качественной опорой на фундаментальные теоретические знания проблемы одиночества, а так же научной новизной и точностью построения экзистенциального профиля. Методика была разработана в 2013 году Е.Н. Осиным и Д.А. Леонтьевым. Опросник выявляет данные в содержании следующих субшкал :

  • субшкала 1 « изоляция» – указывает на отсутствие близких людей, с которыми возможен тесный эмоциональный контакт;
  • субшкала 2 «переживание одиночества» – содержит утверждения, конструирующие образ Я как одинокого человека;
  • субшкала 3 «отчуждение» – подчеркивает отсутствие значимых связей с людьми;
  • субшкала 4 «дисфория одиночества» – выявляет негативные переживания, связанные с пребыванием человека в состоянии одиночества;
  • субшкала 5 «одиночество как проблема» – отражает общую негативную оценку человеком одиночества как феномена;
  • субшкала 6 «потребность в компании» – измеряет потребность в общении;
  • субшкала 7 «радость уединения» – измеряет возможность человека ценить одиночество и уединение;
  • субшкала 8 «ресурс уединения» – содержит утверждения, отражающие достоинства и возможности ситуации уединения.

Сумма субшкал 1-3 определяет балл большой шкалы «общее одиночество», отражающей актуальность одиночества в общем. Сумма субшкал 4-6 определяет балл шкалы «зависимость от общения», отражающей неприятия одиночества. Сумма субшкал 7-8 определяет балл шкалы «позитивное одиночество», определяющей ресурс уединения, возможность творческих решений в данном состоянии на благо использования последнего в специфических целях самореализации и самоактуализации. Список утверждений полной версии психодиагностической методики «дифференциальный опросник переживания одиночества» составляет следующие позиции [30]:

  1. я чувствую, что нахожусь в ладу с окружающими меня людьми;
  2. я чувствую себя одиноким;
  3. для меня не так уж важно, окружают ли меня другие люди;
  4. я испытываю недостаток в дружеском общении;
  5. когда рядом со мной никого нет, я испытываю скуку;
  6. я люблю оставаться наедине с самим собой;
  7. нет людей, с которыми я был бы по – настоящему близок;
  8. я ощущаю себя частью группы друзей;
  9. я не люблю оставаться один;
  10. нет никого, к кому бы я мог обратиться;
  11. одинокие люди нуждаются в помощи;
  12. мне трудно найти людей, с которыми можно было бы поделиться моими мыслям;
  13. у меня мало общего с теми, кто меня окружает;
  14. я люблю помечтать в одиночестве;
  15. мне всегда не хватает общения;
  16. в одиночестве приходят интересные идеи;
  17. если человек одинок, значит, у него проблемы в общении;
  18. мне трудно быть вдали от людей;
  19. бывают чувства, ощутить которые можно лишь наедине с собой;
  20. есть люди, которые по – настоящему понимают меня;
  21. есть люди, с которыми я могу поговорить;
  22. чтобы понять какие – то важные вещи, человеку необходимо остаться одному;
  23. когда я остаюсь один, я не испытываю неприятных чувств;
  24. я чувствую себя покинутым;
  25. в одиночестве голова работает лучше;
  26. семья необходима человеку, потому что помогает спастись от одиночества;
  27. люди вокруг меня, но не со мной;
  28. в одиночестве человек познает самого себя;
  29. мои социальные связи не глубоки;
  30. я плохо выношу отсутствие компании;
  31. в одиночестве я чувствую себя самим собой;
  32. худшее, что можно сделать с человеком – это оставить его одного;
  33. лишение общения вынести не легче, чем лишение воды и пищи;
  34. мне кажется, что меня никто не понимает;
  35. когда я один, мне в голову приходят только тоскливые мысли;
  36. мне хорошо дома, когда я один;
  37. когда я остаюсь один, я испытываю дискомфорт;
  38. даже наедине с собой можно не чувствовать одиночества;
  39. без общения с людьми человек теряет самого себя;
  40. в одиночестве каждый видит в себе то, что он есть на самом деле.
Результаты исследования

Для представления системы подсчета будет целесообразно представить таблицу 1 распределения утверждений по шкалам [30].

Таблица 1 Распределение утверждений по шкалам

Шкала

В прямых значениях

В обратных значениях

Изоляция

7, 10, 12

20, 21

Переживание одиночества

2, 4, 15, 24, 34

Отчуждение

13, 27, 29

1, 8

Дисфория

5, 35, 37

23, 38

Проблемное одиночество

11, 17, 26, 32, 39

Потребность в компании

9, 18, 30, 33

3

Радость уединения

6, 14, 31, 36

Ресурс уединения

16, 19, 22, 25, 28, 40

Общее переживание одиночества

2, 4, 7, 10, 12, 13, 15, 24, 27, 29, 34

1, 8, 20, 21

Зависимость от общения

5, 9, 11, 17, 18, 26, 30, 32, 33, 35, 37, 39

3, 23, 38

Позитивное одиночество

6, 14, 16, 19, 22, 25, 28, 31, 36, 40

Продиагностировав выборку из 47 человек в городе Суворове и далее продиагностировав выборку так же из 47 человек мы получили следующие количественные показатели. Количественное соотношение респондентов в процентном эквиваленте, набравших высокие баллы по субшкале «изоляция», представлены на рисунке 2.

1_01

Рис.2 Диаграмма соотношения жителей Москвы и Суворова по субшкале «изоляция»

Как мы видим из рисунка 2, несмотря на то, что Москва является современным мегаполисом, где общественная жизнь представлена насыщено, многие люди чувствую изоляцию, причем в процентном соотношении большую, чем представители Суворова. Количественное соотношение в процентном эквиваленте по субшкале «переживание одиночества» наглядно изображено на рисунке 3.

2_01

Рис.3 Диаграмма соотношения жителей Москвы и Суворова по субшкале «переживание одиночества»

На рисунке 3 показано, что данные по субшкале «переживание одиночества» в обеих выборках по бальной системе подсчета близки к равным значениям, с небольшим перевесом жителей Москвы. Далее представлено количественное соотношение, отражающее процентную разницу в итогах психодиагностической методики по субшкале «отчуждение».

3_01

Рис.4 Диаграмма соотношения жителей Москвы и Суворова по субшкале «дисфория»

Результаты по субшкале «дисфория» как показано на рисунке 4 являются наиболее выражены в выборке жителей Москвы.

4

Рис.5 Кольцевая диаграмма соотношения жителей Москвы и Суворова по субшкале «проблемное одиночество»

Из диаграммы соотношений рисунка 5 мы видим, что переживание дисфории одиночества у представителей города Москвы выше на 18 % с результатом 59 % по отношению к 41 % представителей малого города.

5

Рис.6 Кольцевая диаграмма соотношения жителей Москвы и Суворова по субшкале «потребность в компании»

Из кольцевой диаграммы соотношения мы видим, что в категории результатов по субшкале «потребность в компании» жители Суворова получили большие процентные позиции с перевесом в 8 %.

6

Рис.7 Гистограмма соотношения жителей Москвы и Суворова по субшкалам «радость уединения» и «ресурс уединения»

Из гистограммы рисунка 7 видно, что радость уединения и ресурс уединения на благо самореализации больше свойственны жителям малого города Суворова, чем жителям такого мегаполиса как Москва. Выше приведенные данные являются отражением количественных различий в структуре сравнения двух выборок посредством психодиагностической методики. Стоит отметить, что качество состояния одиночества в данной методике определяется с большей вероятностью по 3 шкалам, которые строятся из выборочных характеристик субшкал и отражают двойственность проблемы одиночества, то есть ее негативный и позитивный аспект. Качественные различия приведены на рисунке 8.

7

Рис.7 Гистограмма соотношения жителей Москвы и Суворова по основным 3 шкалам

Как мы видим из рисунка 7, процентное соотношение выражает у жителей Москвы большую зависимость от общения (58 %) и общее одиночество (65 %), но что касается характеристики позитивное одиночество, то здесь жители Суворова заняли доминирующие положение (59 %).

Выводы

Психодиагностическое исследование по методике «дифференциальный опросник переживания одиночества» дало результаты определить, что жители такого мегаполиса как Москва подвержены больше переживанию состояния одиночества, чем жители малого города Суворова. Переживание состояния одиночества выражается в разности не только количественной характеристики, но и качества данного психологического состояния, что подтверждает нашу гипотезу. Измерение показало, что жители Москвы испытывают более тягостное состояние одиночество, с недостатком близких эмоциональных отношений, с неустойчивыми социальными связями. При этом отмечена эмоциональная зависимость от общения, но невозможность улучшить данную структуру. Состояние одиночества жителями Москвы, несмотря на возможности уровня урбанизации данной территориальной структуры, используется как позитивный ресурс, в процентном соотношение меньшем, чем жителями Суворова (41% и 59 % соответственно).

Заключение

Проблема одиночества в мегаполисе является актуальной в наше время и требует дальнейшего углубленного, целенаправленного изучения. Базируясь на результатах представленного исследования, возможно наметить направления последующего поиска конфликтных ресурсов в контексте рассматриваемого психологического феномена, а так же отражение межпредметных связей урбанистического развития и удовлетворенности жителя данной территориальной структуры.



References
1.
Fromm E. Anatomiya chelovecheskoi destruktivnosti. 11. Stien H. F. The Psychoanthropology of American Culture. N.Y.,1985, s.57-61.
2.
Bakhurina E.S., Litvinova O.B. Psikhotravmiruyushchie faktory megapolisa.-Sb. materialov nauchno-prakticheskoi konferentsii "Psikhologicheskaya bezopasnost': lichnost' v megapolise".-22 dekabrya 2011 g.-M., MSPP, s.12-14.
3.
Dobren'kov V.I., Kravchenko A.I. Metody sotsiologicheskogo issledovaniya: Uchebnik.-M.: INFRA-M, 2004, s.22-25.
4.
Moskovichi S. Vek tolp. M., 1996, s.45-46.
5.
Lur'e S. Psitkhologicheskaya antropologiya.-Al'ma Mater, Akademicheskii prekt. – 2005, s.67-69.
6.
Novikov A.S. Sotsial'no-filosofskii analiz massovogo povedeniya. / Avtoref. diss... kand. filos. nauk.-Krasnoyarsk, 2009, s.8-11.
7.
Veis R. "Voprosy izucheniya odinochestva" // "Labirinty odinochestva", Moskva, "Progress", 1989, s.34-37.
8.
Dzhong-Girvel'd D., Raadshelders D. "Tipy odinochestva" // "Labirinty odinochestva", Moskva, "Progress", 1989, s.22-28.
9.
Dolginova 0.B. "Odinochestvo i otchuzhdennost' v podrostkovom i yunosheskom vozraste", diss. kond. psikh, nauk, Sankt Peterburg, 1996, s.59-61.
10.
Kon I.S. "Mnogolikoe odinochestvo" // Znanie sila, 19861. N12, s.34-38.
11.
Kuznetsov 0.N., Lebedev V.I. "Psikhologiya i psikhopatologiya odinochestva", Moskva, 1972, s.29-36.
12.
Kurtiyan S. V. "Odinochestvo kak sotsial'noe yavlenie", avto-ref. kand. sots. nauk, Institut molodezhi, Moskva, 1995, s.45-48.
13.
Mid M. "Odinochestvo, samostoyatel'nost' i vzaimosvyaz' v kontekste kul'tury" // "Labirinty odinochestva", Moskva, "Progress", 1989, s.21-27.
14.
Oskolkova S.N. "Depressivnye sostoyaniya v obshchemeditsinskoi praktike", Moskva, 1996, s.16-18.
15.
Peplo L., Mitseli M., Morash B. "Odinochestvo i samootsenka" // "Labirinty odinochestva", Moskva, "Progress", 1989, s.64-67.
16.
Perlman D., Peplo L. "Teoreticheskie podkhody k odinochestvu" // "Labirinty odinochestva", Moskva, "Progress", 1989, s.44-47.
17.
Pokrovskii N.E. "Chelovek, odinochestvo, gumanizm" // "Labirinty odinochestva", Moskva, "Progress", 1989, s.33-39.
18.
Sartr Zh.-P. "Ekzistentsializm eto gumanizm" // "Sumerki bogov", Moskva, 1992, s.49-56.
19.
Serma V. "Nekotorye situativnye i lichnostnye korrelyaty odinochestva" // "Labirinty odinochestva", Moskva, "Progress", 1989, s. 68-70.
20.
Sosnovikova Yu.E. "Psikhicheskie sostoyaniya cheloveka, ikh klassifikatsiya i diagnostika". Gor'kii ,1975, s. 55-62.
21.
Starovoitova L.I. "Odinochestvo: sotsial'no – filosofskii analiz", diss. kand. filosof, nauk, Moskva. 1995, s. 77-79.
22.
Sturua M. "Odinochestvo" // Izvestiya, 1967, N 190-193, s.13-17.
23.
Tikhonov G.M. "Fenomen odinochestva: opyt filosofsko – sotsiologicheskogo analiza" diss. kand. filosof, nauk, Ekateren-burg, 1992, s.34-39.
24.
Trubetskoi E.N. "Smysl zhizni. Ontologiya". Moskva, 1994, s.62-64.
25.
Frankl V. "Chelovek v poiskakh smysla", Moskva, 1990. Daidzhest, s. 43-48.
26.
Khamitov N.V. "Odinochestvo zhenskoe i muzhskoe" Kiev, Nauchnaya mysl', 1995, s.26-28.
27.
Khilman Dzh. "Sto let odinochestva" // Moskovskii psikhoterapevticheskii zhurnal, 1, 1997, s.34-38.
28.
Cherepukhin Yu.M. "Sotsial'nye problemy muzhskogo odinochestva v usloviyakh krupnogo goroda", diss. kand. sots. nauk, Institut sotsiologii RAN, Moskva, 1995, s.68-74.
29.
Yang Dzh. "Odinochestvo, depressiya i kognitivnaya terapiya: teoriya i ee primenenie" // "Labirinty odinochestva". Moskva,1. Progress", 1989, s.65-66.
30.
Psylab.info-entsiklopedii psikhodiagnostiki, s. 2.
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Other our sites:
Official Website of NOTA BENE / Aurora Group s.r.o.
"History Illustrated" Website