Статья 'Корпоративная модель университета как социальная новация' - журнал 'Современное образование' - NotaBene.ru
по
Journal Menu
> Issues > Rubrics > About journal > Authors > About the Journal > Requirements for publication > Editorial collegium > Editorial board > Peer-review process > Policy of publication. Aims & Scope. > Article retraction > Ethics > Online First Pre-Publication > Copyright & Licensing Policy > Digital archiving policy > Open Access Policy > Article Processing Charge > Article Identification Policy > Plagiarism check policy
Journals in science databases
About the Journal

MAIN PAGE > Back to contents
Modern Education
Reference:

The Corporate Model of the University as a Social Innovation

Osipova Natal'ya Viktorovna

PhD in Sociology

associate professor of the Department of Psychology, Pedagogy and Social Humanities at Witte Moscow University

117437, Russia, Moscow, str. Profsoyuznaya, 114, cor. 1, ap. 80

nv_osipova@mail.ru
Other publications by this author
 

 

DOI:

10.7256/2409-8736.2015.2.14388

Received:

05-02-2015


Published:

18-02-2015


Abstract: The era of global changes of the modern Russian society affect nearly all aspects of social life including such important areas as education - both general secondary and secondary vocational and higher professional education. The article is dedicated to multidimensional reorganization of educational institutions of higher professional education. Today higher education institutions including universities cover a huge scale of human activity; quickly obtained and used new knowledge and computer technology solve the problem of disconnection between education and training. The main methodological approaches to the solution of this problem can be found if we create a corporate University model that will allow higher education institutions to repond to the needs of the economy and to the changing requirements of the labour markets requiring highly skilled human resources. The main findings of the study is the position of the radical change of the status of the University in terms of contemporary socio-economic requirements. According to the author, today's University must comply with a number of parameters and characteristics which were not relevant for another two or three decades ago. These paramenters include environmental and process safety, new forms and methods of teaching, formation of a new corporate culture management, improvement of the quality of education and effective practice-oriented training of future specialists, citizens and personalities.


Keywords:

the corporate model, University, education, diversification, educational technology, economy, business, corporation, the quality of education, human resources

This article written in Russian. You can find original text of the article here .

Выражение «ценности образования» в последнее время приобретает особое значение как характеристика различных аспектов этического, индивидуального и социального образования. В научных публикациях исследуются самые разнообразные образовательные цели и проблемы, такие как проблемы социального контроля и управления, духовное и этическое образование и так далее.

В рамках данной парадигмы стала зарождаться корпоративная модель университета. Корпорации, состоящие из акционеров и наемного персонала, стали превалирующей формой бизнеса в XX веке. Современная корпорация – это прежде всего кредиторско – дебиторские отношения между держателями облигаций и акционерами с ограниченным обязательством по долгам. Это взаимоотношение, которое было узаконено, продолжает развиваться как институт более энергично, чем другие формы коллективного действия, такие как кооперативы или добровольные коммерческие общества.

Корпоративная идеология, также как и кредиторско-дебиторские отношения, основана на отношениях экономической свободы. Индивиды по собственной воле создают организации для удовлетворения своих личных потребностей. И, если речь идет о корпоративном университете, то в этом случае это – организация, создаваемая для удовлетворения личностных образовательных потребностей.

Личностная образовательная потребность связана с созданием образа окружающего мира. Это та система ценностей, моделей поведения, которая позволяет человеку ориентироваться в окружающем мире. Заметим, что существо процесса образования как раз и заключается в создании образов. Однако удовлетворение личных прав и потребностей человека на образование не всегда просто сочетать с реальными экономическими и культурными интересами государства и общества, а также с внутренними мотивами саморазвития самого университета. По мнению большинства исследователей, если бы в Московском университете поставили задачу удовлетворить личные интересы абитуриентов, то все места приема надо было бы отдать юридическому факультету. Ибо сегодня все хотят быть частными адвокатами и мало кто специалистом, например, строящим мосты и дороги.

Полученное индивидом образование является капиталом, который человек может выгодно реализовать, в обмен на некие социальные и материальные блага. Факторами, определяющими личностную потребность в образовании являются: место жительства (географический фактор); семейные традиции (социальный фактор); материальное положение (экономический фактор). Масштаб образовательной потребности в макроэкономическом аспекте определяется количеством учащихся, желающих внедриться и/или остаться в системе высшего образования. В социологии он измеряется размерами контингента учащихся. На масштаб образовательной потребности влияют: демографический фактор; географический фактор; интернационализация образования. Образовательная потребность обладает свойством расширенного воспроизводства, то есть, чем выше уровень образования, тем выше потребность в дальнейшем образовании.

Формулировка новой – интеграционной роли университета обусловлена переосмыслением роли государства с точки зрения государства всеобщего благосостояния. Если прежде университет олицетворялся с государством (и государство, в свою очередь, принимало на себя соответствующие обязательства), то сегодня государство отводит себе лишь роли "помощника", "регулятора", "партнера" и "катализатора". [1]

По сути, университет из идеологического орудия государства должен превратится в хозяйственный (хозяйствующий) институт, объединяющий самостоятельно принимающих решения индивидов. Отсюда зарождение в Европе, США, Латинской Америке корпоративной модели университета, состоящей из акционеров и наемного персонала в основе взаимоотношений которых лежит экономическая свобода.

Механического превращения наших классических университетов по образу и подобию некоторых европейских или американских университетов не произошло и не произойдет.

По общему мнению, система высшего образования в развитых странах вошла в ту фазу своего развития, когда все ее социально-экономическое окружение предъявляет растущие требования к качеству образования. Качество определяется как представление покупателя о свойствах продукта и становится, таким образом, относительным понятием. И нередко победителями в конкурентном соревновании становятся организации, достигающие успеха не за счет качества своей продукции, как такового, а за счет так называемого “фактора соответствия” – соответствия ожиданий потребителей и их готовности платить ценности, цене и потребительским характеристикам продукта.

Кроме того, за представлениями о качестве стоят новые представления о компетенции выпускников университета – интеллектость, информационность, коммуникативность, способность адаптироваться к сложной, меняющейся обстановке.

Очевидной тенденцией является и резкий рост предлагаемых вузами в последние годы дополнительных образовательных услуг, в том числе и в рамках непрерывного послевузовского образования. В отличие от России, в США, например, вузы от постдипломных и дополнительных образовательных услуг получают гораздо больше средств, чем от платы за обучение в бакалавриате. [2]

Процесс диверсификации форм высшего образования и его дополнительных услуг (причем не только в России) привел, конечно, к резкому росту числа учреждений высшего, скажем точнее, послесреднего образования. Иногда государство пыталось организовать этот процесс в рамках неуниверситетского сектора, создавая объединенные институты в Англии, технологические колледжи во Франции. В Германии этот опыт признали неудачным, политехнические институты в Англии централизованно преобразовали в университеты; во Франции, сгруппировав отраслевые колледжи, на их базе создали или технологические или классические университеты. В Австралии правительство реализовало специальную программу интеграции неуниверситетского сектора в университетский.

Еще одной важной тенденцией становится увеличение числа студентов не совсем "студенческого" возраста - сегодня до 80% поступающих в университеты в США - люди старше 22 лет. В основном, это менеджеры, честолюбивые молодые работники, желающие повысить свою конкурентоспособность на рынке труда, а, следовательно, и уровень зарплаты. Выход из ситуации в обучении "без отрыва от производства". В 1999 г. американский бизнес потратил 62,5 млрд. долл. на образовательные программы. Однако и эта область корпоративной деятельности требует срочного реформирования, дабы отвечать нуждам современной экономики.

Большинство фирм ранее, а многие и до сих пор исповедуют простой подход: обучение должно непосредственно влиять на продуктивность работы. Как следствие, организовывались курсы менеджеров по проведению презентаций, курсы программистов по освоению новых инструментальных средств разработки и т.д. Однако такие "тренировочные" программы плохо отвечают нуждам современного бизнеса. Они имеют слабую взаимосвязь с его потребностями, хотя нельзя сказать, что они бесполезны. Умение готовить хорошие презентации или лучшее понимание финансовых вопросов, безусловно, полезно. Но, в конечном итоге, требуется сделать компанию более прибыльной, более инновационной, более конкурентоспособной, выработать правильную стратегию, лучше понять рыночные тенденции. Для решения этих задач требуется нечто большее, а именно, корпоративный университет. [3]

На данный момент сложились следующие разновидности корпоративного университета. Во-первых, это университет, призванный помочь в проведении новой бизнес-инициативы. К другой категории относятся университеты, позволяющие спланировать и придать правильное направление процессам реорганизации, слияния или кардинального изменения стратегии. Ассимиляция новых менеджеров в компании - еще один вид деятельности корпоративного университета. Обычно такие образовательные программы поддерживаются на уровне высшего руководства фирм. Также широкое поле деятельности для университета открывает изучение возможных путей дальнейшего развития основного направления бизнеса. Цель - не только поиск новых способов получения прибыли, но и формирование соответствующих навыков у менеджеров. Такой вид обучения получил распространение среди корпораций, владеющих широкой сетью зарубежных офисов. В некотором плане к нему близки программы по развитию взаимоотношений потребитель/поставщик. И, наконец, самым важным, основополагающим направлением деятельности университета является повышение компетентности сотрудников, и в частности, знание иностранного языка. Занятия должны помочь им делать успешную карьеру как внутри организации, так и вне ее. [4]

В начале 1980-х годов насчитывалось около 400 образовательных учреждений при крупных компаниях, к концу 1990-х их количество значительно выросло. В прошлом году только в США функционировало 1600 корпоративных университетов. Два базовых подхода к созданию университета: альянс с традиционными учебными заведениями или специализированными сервисными фирмами и формирование самостоятельной структуры. На практике первый вариант превалирует как наиболее простой и дешевый способ обзавестись учебным центром. [5]

Союз с частным колледжем или государственным институтом не ограничивается тем, что они предоставляют в распоряжение фирмы свои аудитории и учебники. Это не означает также, что заботы об обучении полностью ложатся на плечи наемных преподавателей. Суть сотрудничества во взаимном обогащении знаниями. Опытные служащие компании, которые, по идее, должны вести курсы, передавать знания и традиции следующему поколению, получают в свои руки опробованную на практике методологию обучения. Университетам, участвующим в программе, в свою очередь, открывается доступ к информации, накопленной в компании. Сотрудничество с государственными вузами зачастую бывает весьма успешным и выгодным начинанием, даже если фирма обладает собственными образовательными и педагогическими ресурсами. Тем не менее, существует немало примеров и независимых корпоративных университетов. [6]

Следует обратить внимание на то, что диверсификация образовательных услуг обусловлена диверсификацией и стратификацией на рынках труда. [7] Обращаясь к опыту Великобритании, заметим, что интенсивность обсуждения проблем послешкольного образования в этой стране в последнее время во многом зависела от политической конъюнктуры. Такого же рода факторы определяли и наполняемость благотворительных фондов. Однако, даже с учетом этих поправок, наблюдения свидетельствуют, что количество обращений за финансовой поддержкой для получения образования в университетах и колледжах со стороны беднейших семей заметно снизилось. Вместе с тем, статистика подтверждает рост количества заявок на получение образовательных грантов с целью обучения на курсах довузовского уровня, обеспечивая еще одно доказательство усиливающейся стратификации, а также межкультурной коммуникации в условиях глобализации. [8]

В публикации ОЭСР 1998 года «Redefining Tertiary Education» сказано о "фундаментальном сдвиге" и "новой парадигме" третичного (послешкольного) образования для всех, а также об "историческом сдвиге" и "культурном изменении". Утверждается, что "наступила эра изучения и анализа, порой глубокой неуверенности в отношении многочисленных реформ и попыток обновления третичного образования". [9]

Как замечают Смит и Вебстер «Единственный выбор самозащиты, все еще доступный для современного университета, – подчеркнуть уникальность природы университетского опыта как такового (который, по правде говоря, недостаточен)».

Анализируя создавшуюся ситуацию, исследователи формулируют проблемы и вопросы, возникающие перед современным университетом. По версии М.Квиека, вопросы могли бы быть следующими: опасны ли для нас методики университетов, взятые в неизменном виде из мира бизнеса? Будут ли в состоянии университеты в таких обстоятельствах поддерживать независимые критические суждения об обществе? Станут ли ученые предпринимателями ("академическими капиталистами")? Является ли академическая деятельность все еще уникальной для нашей культуры? Является ли глобализация "режимом правды" в фуконианском смысле, новым фундаментализмом, влияние которого будет революционным для высшего образования? И, наконец, является ли высшее образование просто личным предметом потребления, или это общественный продукт? [10]

Очевидно, университет мог бы играть важную роль, например, в поддержке идеалов (уже частично забытых) гражданского общества. С другой стороны, становясь собственно "образовательной корпорацией", университет вместе с тем принимает на себя ответственность за решение проблем, с которыми сталкиваются современная городская цивилизация. Задачи профессионального обучения заметно изменились за последние десятилетия, что отражает динамику производительных сил в целом. Произошел сдвиг от задач целевого инструктирования к производственно-системному анализу. Обучение (прежде всего, корпоративное) сегодня рассматривается как конкурентная стратегия на глобализированном рынке. Следовательно, обучающие должны принимать активное участие и в определении стратегических целей, и в анализе имеющих стратегическое значение организационных процессов, и в процессах оперативного контроллинга.

Университеты в этих условиях должны становиться самоуправляемыми, процессно-ориентированными, основанными на знаниях организациями. В этой связи возникла идея виртуального университета, появление которой было обусловлено потребностями в системах непрерывного обучения (life-long learning). Предполагается, что виртуальные университеты не только смогут предложить новые возможности для обучения, но и послужат целям создания исследовательской и обучающей сети. [11]

Программы непрерывного обучения и феномен их распространения в современной системе высшего (послешкольного) образования требует, безусловно, тщательного осмысления. По сути дела, мы наблюдаем, как образование выходит за границы каких-либо временных рамок, становясь программой жизни человека и общества. Оно уже не втискивается в итак достаточно широкое определение института, программы развития и, тем более метода.

Экономический рост и глобализация обусловливают появление проблем защиты окружающей среды, сохранения жизненных ценностей человеческой цивилизации, - решением которых большинству экспертов представляется идея умеренного развития (sustainable development).

Предлагаемые современным университетом варианты решений проблем, связанных с умеренным развитием, могут быть самыми разнообразными: от формирования основных направлений своей деятельности в качестве дружественных к окружающей среде компаний до создания принципиально новых по своему содержанию институтов.

Так, немецкий Fachhochschule Aalen (1998) провозгласил своей центральной стратегией обеспечение распространения ресурсосберегающих и экологически чистых технологий, среди них – переработка макулатуры, тепло- и энергоснабжение, технологии очистки воды и т.п. Университет Брауна (Brown University, 1996) провозгласил главенство принципов «ответственности за состояние окружающей среды» приоритетом своей политики. Эти принципы имеют отношение, прежде всего, к сохранению природных ресурсов, их эффективному использованию, оценке экологической эффективности экономических решений.

Университет штата Флорида в США (University of Florida, 1998), подписав декларацию о распространении экологического образования, тем самым демонстрирует пример нового подхода к пониманию своей институциональной роли. Недавно созданный университетский центр строительства и окружающей среды координирует усилия соответствующих организаций по «озеленению» строительных и производственных проектов, проводит их экологический аудит, организует экологическое обучение специалистов и населения.

Другой пример демонстрирует университет английского Хертфордшира (University of Hertfordshire, 1995). Сознавая свою ответственность за будущее, университет разработал принципы политики безопасного развития (Sustainable Development Policy), в которых рассматривает вопросы охраны окружающей среды в контексте проблем наиболее эффективного использования финансовых ресурсов, равенства возможностей на рынке труда, здоровья и национальной безопасности. Причем, в соответствии с провозглашенной политикой, названные принципы внедряются уже в сам учебный процесс. Политика безопасного развития создает стимулы для студентов, включающих междисциплинарные, экологические проблемы в свои дипломные проекты, поддерживает исследования преподавателей, посвященные вопросам безопасного развития, реализуемые в сотрудничестве с местным сообществом.

Двадцать пять университетов Соединенного Королевства приняли участие в проекте «Высшее образование - 21», начавшемся весной 1997 года. Основная идея проекта – постоянное совершенствование форм участия в практике безопасного развития.

Участниками проекта был разработан комплекс индикаторов, характеризующих различные аспекты этого процесса: от экологических параметров окружающей среды до показателей контроллинга деятельности учреждения высшего образования.

Некоторые университеты выходят за рамки оперативного контроллинга операций и деклараций. Так в университете Ватерлоо, Канада (University of Waterloo) образ нового учебного заведения был артикулирован: представлен в форме концепции, отражающей желаемые характеристики университета общества безопасного развития. Базовые принципы формулируются так: «Информированность, эффективность, равенство, кооперация и экосистемы. Наше представление о безопасном развитии соединяет социальные, экономические, экологические и политические проблемы постольку, поскольку это касается нас в повседневной жизни». На основе этих принципов теперь принимаются все решения об управлении хозяйственной и общественной жизнью университета. Таким образом, частью концепции становятся уже не только идеологические принципы, но и материальные объекты. Так, в кампусе реализуется инициатива экономии энергии и перехода на альтернативные источники энергоснабжения. Приветствуется использование экологически чистых материалов, пригодных для дальнейшей переработки.

Так постепенно создается университетский городок будущего. В котором вместо газонов появляются естественные пейзажи с растениями и деревьями, растущими именно в этой местности для того, чтобы природа восстановила здесь прежние формы дикой жизни. Ограничивается строительство новых зданий и сооружений.

Похожие проекты реализуется в университетах североамериканских штатов Мичиган (the «Sustainable University of Michigan»' initiative), Северная Каролина (Appalachian State University in North Carolina) и других. В Сиднейском технологическом университете (Австралия) организован Институт за безопасное будущее (The Institute for Sustainable Futures (ISF)). Здесь следует заметить, что пока еще нет общепринятого термина на русском языке, который бы адекватно передавал смысл концепции Sustainable Development. Мы можем, тем не менее, привести в качестве примера то, что имеют в виду авторы сиднейского проекта. Они предполагают «работать с предприятиями, правительством и обществом над созданием безопасного будущего посредством исследовательских программ, консультаций и обучения». Основными целями программ являются: организация исследований и обучения, направленных на определение характеристик безопасного будущего; стимулирование общественных дискуссий по вопросам умеренного развития в Австралии и в мире; организация соответствующих социальных, экономических и естественно-научных исследований и консультаций; создание и развитие учебных программ, включающих в себя вопросы экологической безопасности и умеренного развития.

В соответствии с концепцией ISF, создание сообществ умеренного (безопасного) развития можно считать миссией современного университета.

А, так как безопасное развитие означает жизнь (по-английски: LIFE), то и саму эту концепцию можно представить при помощи этой аббревиатуры, - считает С.Хонгладарон из университета Чулалонгкорн, Таиланд. По мнению таиландского ученого, LIFE расшифровывается так: «L» - Limits, ограничения; «I» - Interdependence, взаимозависимость; «F» – Fundamentals, базовые принципы; «E» – Еquity, равенство. [12]

L: Ограничения необходимы потому, что многие люди индустриального мира потеряли ощущения качества жизни, и чересчур интенсивно расходуют природные ресурсы, в которых будт нуждаться последующие поколения. Эксплуатацию природных ресурсов нужно ограничить.

I: Предприятия в обществе безопасного развития являются частью экосистем, их деятельность осуществляется в гармонии с природой и ее процессами.

F: Необходима смена концепций и парадигм для того, чтобы безопасное развитие стало главным объектом всего университетского образования.

E: Отличием современного мира является хроническое неравенство между развитыми и развивающимися странами. Устранить это неравенство необходимо и можно развивая новые формы кооперации между предприятиями из различных стран. Так, компания из развитой страны должна поддерживать партнерские отношения с предприятием из развивающейся страны с тем, чтобы посредством взаимного обмена продукцией, технологиями, ресурсами выгоды цивилизации распределялись более равномерно между странами.

Очевидно, более углубленный анализ концепции безопасного развития в связи с целями и задачами современного университета требует ответа на следующие вопросы:

Почему университеты должны быть вовлечены в этот процесс?

Если предположить, что ответ на данный вопрос положителен, следует задать следующие вопросы:

Что университеты могут сделать?

Каким образом такого рода деятельность университетов может быть организована?

Разумеется, каждый университет будет искать собственные ответы на вопросы: «почему?», «что?» и «каким образом?» в соответствии со своей историей и традициями. И новыми эффективными принципами построение системы дистанционного обучения. Тем не менее, базовые модели, по всей видимости, должны иметь общие черты. [13]

Исходя из общих принципов системного управления, можно определить три возможных стратегии развития университета по пути к его новой организации (а sustainable university).

А. Эволюционное развитие. Подразумевает отдельные пробные шаги с целью начать процессы экологического образования и умеренного организационного развития в рамках университета.

Б. Выделение ключевой проблемы. В этом случае усилия педагогов и организаторов сосредотачиваются на отдельной проблеме, представляющей особый интерес университетского сообщества.

В. Пионерный подход. Создание организации нового типа, чьи характеристики изначально соответствуют задачам умеренного и безопасного развития. Это, безусловно, наиболее радикальное решение. По мнению большинства экспертов в области умеренного и безопасного развития, наиболее продуктивным может быть третье решение. Однако оно может реализоваться лишь при участии всего локального сообщества и университетских сообществ всего мира. Полезным (и, возможно, незаменимым) подспорьем для решения этой задачи послужит Интернет, но многое также зависит и от организации учебного, воспитательного и производственного процессов в самом университете. Тогда появятся предпосылки для превращения «Университета» (организации для подготовки элиты) в «Сообщество умеренного развития» (Sustainity) – модель общества безопасного будущего. Управленческая культура, т.е. уровень компетентности и информированности, предполагает также развитие заинтересованности членов организации и местного сообщества в деятельности органов университетского, органов студенческого самоуправления или в непосредственном выполнении поручений управленческого характера. [14]

Управленческая культура как комплексное явление формируется и реализуется также комплексно. Ее формирование - процесс воспитательный, образовательный, идеологический и информационный, связанный с изменениями сознания. [15]

Общество не сможет освоить открывающиеся в связи с экономическими, политическими и технологическими изменениями возможности, если оно не будет вовлекать в процессы управления образовательной деятельностью как можно больше людей и не заинтересует их в активном приложении своих управленческих знаний, дарований и устремлений. [16]

Ценностями, направляющими стремления и действия индивидов в университетском бытие, должны стать корпоративные ценности университета общества безопасного развития, имеющие в своей основе базовые гуманитарные ценности. Так, проявляет себя логика развития институциональных форм по спирали: от индивидуального стремления к сохранению собственной жизни субъект осознает общественную потребность сохранения существования самого социума и сообразует собственные действия с этой ценностью более высокого уровня.

Таким образом, модель университета третьего тысячелетия должна кардинально отличаться от предыдущей. Масштабы человеческой деятельности, скорость полученных и использованных новых знаний, компьютерные технологии и информационная индустрия должны решить проблему разорванности между образованностью и обученностью, между целостностью восприятия молодым человеком мира и его готовностью к профессиональной деятельности.

Глобальная конкурентная экономика сегодня основывается на знаниях. Высшие учебные заведения, в том числе и университеты, должны научиться чутко реагировать на ее нужды и на изменения требований рынков труда, которым необходим высокоразвитый человеческий капитал, создаваемый благодаря сочетанию в образовании традиционных и инновационных подходов.

References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Other our sites:
Official Website of NOTA BENE / Aurora Group s.r.o.