Статья 'Актуальные проблемы определения количества наркотиков (d-Лизергид, ЛСД, ЛСД-25) для целей российского уголовного законодательства' - журнал 'Право и политика' - NotaBene.ru
по
Journal Menu
> Issues > Rubrics > About journal > Authors > Requirements for publication > Peer-review process > Article retraction > Ethics > Online First Pre-Publication > Copyright & Licensing Policy > Digital archiving policy > Open Access Policy > Open access publishing costs > Article Identification Policy > Plagiarism check policy
Journals in science databases
About the Journal
MAIN PAGE > Back to contents
Law and Politics
Reference:

Relevant issues in determining the quantity of drugs (d-Lysergide, LSD, LSD-25) for the purposes of the Russian criminal legislation

Teunaev Akhmat Seit-Umarovich

PhD in Law

Senior Lecturer at the Department of Criminology of Nizhny Novgorod Academy of the Ministry of Internal Affairs of Russia

603950, Russia, Nizhegorodskaya oblast', g. Nizhnii Novgorod, shosse Ankudinovskoe, 3, kab. 512a

teunaev@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0706.2021.9.36346

Review date:

25-08-2021


Publish date:

06-09-2021


Abstract: The object of this research is the social relations arising in the sphere of counter-drugs activity. The author outlines the problems of law enforcement in the context of determining the quantity of d- Lysergide (LSD, LSD-25). The scientific community is divided over the conclusions and recommendations on determination of the quality and quantity of LSD for the purposes of criminal legislation. Infringement of the rights of defendants to equal protection is observed. Special attention is given to the existing investigative practice and case law, the results of which allow formulating the key elements of the research. The author carefully examines foreign experience in determining the quantity of the drug d- Lysergide, and reveals similar issues within the Russian legal field. Some authors truly believe that the current regulation contradicts the fundamental principles of the administration of justice, while others offer alternative methods for resolution of contradictions, and this bringing the investigative practice and case law to uniformity, which would prevent the infringement of rights to equal protection. The goal of this research lies in consideration of the problems of determining the quantity of narcotic substance d-Lysergide (LSD, LSD-25), as well as in establishment of the conditions that would prevent violation of the rights of convicts. Based on research competence, the author makes recommendations for improvement of the existing procedure on determination of the narcotic substance under review.


Keywords:

d-Lysergide, LSD, drug counteraction, anti-drug policy, amount of narcotic substance, weight, mixture, a drug, dose, judgement mistake

This article written in Russian. You can find original text of the article here .

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность. Об эффективности проводимой в России антинаркотической политики свидетельствуют результаты работы органов государственный власти, при этом обращается внимание на латентный характер преступности. Необходимость охраны жизни и здоровья населения от пагубного воздействия контролируемых веществ подтверждается принятием новой государственной стратегии, определяющей ключевые направления противодействия [28]. Мировое сообщество развивается по легализующему типу оборота наркотических средств, в отличие от российской модели запрещающего и регулирующего типа. Более того, легализация наркотических средств в соседних государствах воспринимается как особый фактор, влияющий на антинаркотическую политику.

Состояние преступности в разрезе нашего исследования характеризуется как количественными, так и качественными изменениями. Начиная с 2015 г. наблюдается положительная динамика развития преступности (незаконного оборота наркотиков), за исключением 2017 г., когда произошел незначительный рост числа зарегистрированных преступлений (2015 – 236 939, -7 %; 2016 – 201 165, -15,1 %; 2017 – 208 681, 3,7 %; 2018 – 200 306, -4 %; 2019 – 190 197, -5 %; 189 905, -0,2 %) [22].

Качественное улучшение можно заметить в тенденции увеличения удельного веса сбыта в структуре общей зарегистрированной преступности, связанной с незаконным оборотом наркотиков (2015 – 50 %; 2016 – 49 %; 2017 – 51 %; 2018 – 56 %; 2019 – 59 %; 2020 – 59 %). Представляется, что согласно действующей политике противодействия наркопреступлениям данный показатель будет существенно увеличен [22].

Постановка проблемы. Изучая материалы, связанные с антинаркотической деятельностью, нами были обнаружены проблемы правоприменения в части определения размера наркотических средств, а особенно такой разновидности, как d-Лизергид (ЛСД, ЛСД-25). Чистая доза галлюциногенного наркотика ЛСД настолько мала, что ее нужно продавать розничным покупателям в «носителе», созданном путем растворения чистого ЛСД и, среди прочего, распыления полученного раствора на бумагу. Затем эту бумагу разрезают на квадраты «одной дозы», которые пользователи проглатывают, облизывают или бросают в напиток, чтобы высвободить лекарство. Научная общественность разделяется в своих выводах и предложениях по поводу определения качества и количества ЛСД для целей уголовного законодательства. Некоторые авторы полностью уверены в том, что существующая регламентация противоречит основополагающим принципам отправления правосудия [16, 19], другие – предлагают иные методики [20], при которых не будут нарушены права на равную защиту. Разрешение противоречий приведет к единообразию следственно-судебной практики. Вышеизложенное предопределяет цель нашего исследования – исследование проблем определения размера наркотического средства d-Лизергид (ЛСД, ЛСД-25), а также выявление условий, при которых нарушаются права осужденных. В силу нашей исследовательской компетенции будут предложены меры по совершенствованию действующей процедуры определения количества наркотического вещества.

Анализ источников по теме исследования. Вопросы противодействия незаконному обороту наркотиков традиционно актуальны для исследований научной общественности. За последние десятилетия защищено порядка двадцати диссертаций, посвященных различным вопросам антинаркотической деятельности. Особое внимание следует уделить работам А. Ю. Тучкова [27], А. А. Вяземской [15], И. Е. Пожидаева [21] и А. Д. Щербакова [29], однако конкретные проблемы определения размера наркотика d-Лизергид исследователями обозначено не было. В связи с этим степень разработанности темы в дальнейшем будет представлена в основной части исследования в виде апелляции к оппонентам.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

В работе используются отечественные и зарубежные доктринальные положения, позволяющие понять сущность и выявить проблемы рассматриваемого нами вопроса. Нормативные источники, содержащие общеобязательные правила поведения при обороте наркотических средств, использованы для подтверждения полученных выводов. Особое внимание уделено новейшей судебно-следственной практике по делам об уголовной ответственности за незаконный оборот наркотиков. Результаты исследования основаны на применении положений диалектического метода научного познания социально-правовой действительности. Анализ приговоров (первой инстанции, апелляции, кассации) позволил выявить особенности развития проблемы. При выработке подходов к совершенствованию действующей практики определения количества наркотических средств задействован сравнительно-правовой метод. В целях актуализации и демонстрации существующей антинаркотической политики использован статистический метод.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Зарубежный опыт определения количества d-Лизергида. При анализе источников мы обнаружили подобную проблему неравной судебной защиты лиц, причастных к незаконному обороту наркотиков в США. Это позволило нам понять, что существующая проблема определения размера наркотических средств не нова. С принятием в 1986 г. «Закона о борьбе со злоупотреблением наркотиками» в США [3] и дальнейшей его реализацией возникли первые проблемы определения размера ЛСД. Нарушители закона получали суровые наказания из-за включения в размер контролируемого вещества его носителя.

Возьмем случай Стэнли Маршалла, тихого молодого человека из Эль-Пасо, штат Техас, который был арестован 22 июня 1988 г. Ему было предъявлено обвинение в организации заговора с целью распространения ЛСД. Общее количество изъятого у него наркотика составило менее грамма, однако им было пропитано около 113 граммов бумаги, поэтому Маршалла обвинили в заговоре с целью распространения 113,3 грамма ЛСД.

«Я признаю, что нарушал закон, – сказал Маршалл в телефонном интервью из тюрьмы в Колорадо, – но нет никакой логики в том, как они относятся к этим случаям... Война с наркотиками – это война с людьми, и я один из таких людей» [4].

В 1988 г. Мейрл Гилберт Нил был арестован в Иллинойсе за продажу более 11 000 доз ЛСД на промокательной бумаге, общий вес которой составил 109 граммов. Поскольку общий вес превышал 10 граммов, Нил был приговорен к 10 годам обязательного минимального срока [5].

Подобный случай не единичен, поэтому вызвал большой общественный резонанс. Зарубежные авторы полностью поддержали в своих работах возмущение общественности по поводу несоответствующих характеру и степени общественной опасности мер принуждения [2].

Окружной суд признал лиц виновными в продаже 10 листов (1000 доз) промокательной бумаги, содержащей ЛСД, в нарушение параграфа 841 (a) 21 USC. Раздел 841 (b) (1) (B) предусматривает обязательное минимальное наказание в размере 5 лет за преступление, связанное с распространением более одного грамма «смеси или вещества, содержащего поддающееся обнаружению количество» ЛСД. Хотя чистый ЛСД заявителей весил всего 0,5 мг, суд учел общий вес бумаги и ЛСД (5,7 г), при подсчете их приговоров, таким образом, потребовал вынесения обязательного минимального наказания. Данные 5,7 г также использовались для определения базового уровня правонарушения в соответствии с Руководством Комиссии по вынесению приговоров США. Апелляционный суд подтвердил отклонение аргументов осужденных о том, что вес носителя не должен учитываться при вынесении приговора, и что толкование закона и Руководства по вынесению приговоров, требующих включения носителя, нарушило бы право на равную защиту, включенное в Положение о надлежащей правовой процедуре Пятой поправки [1].

Исследователи апеллировали к тому, что толкование промокательной бумаги как смеси, содержащей ЛСД, определенно неверно. Бумагу, пропитанную веществом, просто не принято называть смесью, содержащей это вещество. Ни один англоговорящий человек не охарактеризует мокрый кусок картона как смесь, содержащую воду [8].

В отличие от большинства, судья Стивенс считал, что ни «смесь», ни «вещество» не составляют комбинацию ЛСД и промокательной бумаги. Он также отметил, что в дебатах, предшествовавших принятию «Закона о злоупотреблении наркотиками» [3], не раз упоминалось о весе ЛСД. Таким образом, судья не согласился с мнением большинства о том, что суд был связан «простым смыслом» и намерением Конгресса [6].

Комиссией по вынесению приговоров США после многочисленных апелляций и жалоб были внесены поправки в руководящие принципы только в 1993 году. Согласно поправке теперь при распространении ЛСД в среде-носителе высчитывается количество каждой дозы в среде-носителе и умножается на 0,4 мг.

В случае распространения ЛСД в жидком состоянии (который не был помещен в среду-носитель), то необходимо определить фактический вес ЛСД в жидкости или количество доз, так как Апелляционный суд США четвертого округа постановил, что растворитель в жидком ЛСД не должен считаться носителем для целей вынесения приговора в соответствии с Руководящими принципами вынесения приговоров США (США против Тернера, № 94-5415, 59 F.3d 481, 4-й округ, 1995 г.).

В данном случае Суд вернул дело в районный суд, чтобы определить фактический вес ЛСД в жидкости или количество доз, которые нужно либо умножить на 0,4 мг, как предусмотрено Поправкой 488, либо на 0,05 мг, что будет «фактическим весом» ЛСД на дозу [7].

Таким образом, мы постарались продемонстрировать определенную хронологию возникновения и развития проблемы нарушения прав осужденных при условии определения количества наркотического средства путем включения в состав «смеси или вещества» нейтрального носителя. Проблема была разрешена путем перехода на «дозированное» определение ЛСД и закрепления средней дозы в количестве 0,4 мг.

Отечественный опыт определения количества d-Лизергида. Проблема квалификации деяний, связанных с незаконным оборотом наркотиков, начинает актуализироваться с момента появления в законодательстве «размера наркотических средств». Подробно эволюцию данной категории рассмотрела А. Н. Кулешова [18]. С момента принятия Уголовного кодекса Российской Федерации квалифицированный состав за незаконный оборот наркотиков предусматривал только крупный размер, примечания каков этот крупный размер не было.

Только 27 мая 1998 г. было принято постановление Пленума Верховного Суда России № 9 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами», в п. 13 которого, указывается на несостоятельность уголовного закона в части исследуемого вопроса: «Имея в виду, что законом не установлены критерии отнесения находящихся в незаконном обороте наркотических средств или психотропных веществ к небольшому, крупному, особо крупному размеру, этот вопрос должен решаться судом в каждом конкретном случае, исходя из количества, свойств, степени воздействия на организм человека, других обстоятельств дела и с учетом рекомендаций, разработанных Постоянным комитетом по контролю наркотиков. Выводы о размере наркотических средств или психотропных веществ должны быть мотивированы в приговоре» [18].

Далее в истории определения размеров наркотических средств следует особое внимание обратить на постановления Правительства России [24–26]. Примечательным является тот факт, что представляющее для нашего исследования особый интерес, такой вид наркотического средства, как d-Лизергид подвергся спорным изменениям. Изначально размеры определялись исходя из средних разовых доз, которые были утверждены в постановлении. Своего рода рыночный подход определения размера, который мы уже наблюдали в США. Средняя доза d-Лизергида постановлением 2004 г. была определена в 0,0003 г, крупный и особо крупный размеры определялись как значения, указанные в данном постановлении, которые были превышены соответственно в 10 и 50 раз. Далее в постановлении 2006 г. уже 0,0001 г (в три раза меньше разовой дозы) становится крупным размером, и, наконец, в постановлении 2012 г. 0,0001 г – значительный, 0,005 г – крупный, 0,1 г – особо крупный. Помимо этого, постановление указывает на то, что все смеси, в состав которых входит хотя бы одно наркотическое средство или психотропное вещество, перечисленное в Списке I Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, утвержденный постановлением Правительства РФ от 30 июня 1998 г. № 681 (с изм. и доп.) (далее – Список I), независимо от их содержания в смеси значительный, крупный и особо крупный размеры, применяемые для наркотического средства или психотропного вещества Списка I, для которого установлены более строгие меры контроля. Для всех жидкостей и растворов, содержащих хотя бы одно наркотическое средство или психотропное вещество, перечисленное в Списке I, их количество определяется массой сухого остатка после высушивания до постоянной массы при температуре +70 ... +110 ºС.

Постановлением Пленума Верховного Суда России разъясняются положения постановления Правительства России – если наркотическое средство или психотропное вещество, включенное в Список I (или в списки II и III, если средство, вещество выделено сноской), входит в состав смеси (препарата), содержащей одно наркотическое средство или психотропное вещество, его размер определяется весом всей смеси. При этом следует учитывать примечание к Списку I о том, что для всех жидкостей и растворов, содержащих хотя бы одно наркотическое средство или психотропное вещество из перечисленных в Списке I, их количество определяется массой сухого остатка после высушивания до постоянной массы при температуре +70... +110 ºС [23].

В разъяснении указывается на то, что смесь и препарат имеют тождественное значение. К категории контролируемых препаратов в абз. 6 комментируемой статьи отнесены смеси веществ в любом физическом состоянии, содержащие одно или несколько наркотических средств или психотропных веществ либо один или несколько прекурсоров, включенных в Списки I–IV и Таблицы I–III, независимо от их количества и наличия нейтральных компонентов [9].

Ряд резких возражений по действующему способу определения размера наркотических средств высказано в целой серии исследований Н. П. Ведищева [11, 12]: «Своим указанием считать количеством (размером) смеси, содержащей наркотическое средство, суммарный «вес всей смеси» (п. 4 постановления Пленума), Верховный Суд дает неверное толкование, противоречащее научным данным, всем действующим судебно-экспертным методикам и здравому смыслу. Что считать весом всей смеси, если у подозреваемого изымаются лежащие в одном пакете наркотический порошок, нейтральные компоненты (сахарная пудра), патроны, деньги и ключ от квартиры – понять невозможно. Неужели и вес ключа от квартиры должен войти в вес наркотического средства?»

Добиться результата в отмеченных спорах удалось после принятия постановления Правительства РФ от 1 октября 2012 года № 1002 «Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества для целей ст. 228, 2281, 229 и 2291 Уголовного кодекса Российской Федерации». В соответствии с примечанием к Списку I данного Постановления установлено, что вес любого раствора (жидкости), содержащих наркотик или психотропный препарат (представленный в Списке I Перечня), определяется весом сухого остатка после полного высушивания жидкости при температуре от +70... +110 ºС до постоянной массы.

Кроме того, в указанном постановлении № 1002 от 1 октября 2012 г. так же, как и в предыдущем постановлении Правительства РФ № 76 от 7 февраля 2006 г. (утратило силу с 1 января 2013 г.), отражено, что для смеси, в состав которой входит хотя бы одно наркотическое средство или психотропное вещество, перечисленное в Списке I, независимо от их содержания в смеси, крупный и особо крупные размеры определяются исходя из установленных крупного и особо крупного размеров, применяемых для наркотического средства или психотропного вещества Списка I, для которого установлены более строгие меры контроля [10, 11, 12].

Если имеется жидкость в составе, ее необходимо выпарить и уже потом определить размер, если смесь в сухом состоянии, тогда размер просто вычисляется массой всей смеси, учитывая при этом пояснения Верховного Суда Российской Федерации в Пленуме № 14 от 15 июня 2006 г. «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, сильнодействующими и ядовитыми веществами», где в п. 4 отмечено, что судебные органы, решая вопрос об определении размера смеси, обязаны также учитывать возможность применения конкретной смеси с целью немедицинского потребления [13, 14].

Многие исследователи приводят в пример постановление Верховного Суда РФ от 17 января 2018 г. № 16-УД17-27 по делу Чухустова. Данный гражданин был осужден по ч. 5 ст. 33, ч. 2 ст. 228, а также п. «г» ч. 4. ст. 2281 УК РФ. Вердикт был вынесен в Волгоградской области Волжским городским судом. После анализа материалов уголовного дела установлено, что мазеобразное вещество, прошедшее экспертизу, являло собой смесь героина и вазелина. Наркотик был специально смешан с вазелином с целью сокрытия, а не приема единой массой. Приговор был изменен Судебной коллегией Верховного Суда РФ. В решении было указано определение Конституционного Суда РФ от 8 февраля 2007 г. № 290-О-П, согласно которому все судебные инстанции общей юрисдикции обязаны учитывать свойства, интенсивность влияния на организм человека, а также количество конкретного наркотического препарата, однако в данном случае судом не была установлена возможность немедицинского потребления, в связи с этим приговор был изменен.

Из материалов судебной практики также известно применение разных подходов к определению количества наркотика d-Лизергида, что нарушает принцип справедливости наказания.

Выдержки из судебной практики:

– отрезок картона массой 1,6 г, на поверхности которого содержится наркотическое средство d-Лизергид (ЛСД, ЛСД-25), масса сухого остатка экстракта составила 0,017 г, что составляет крупный размер (Кассационное определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 17.03.2020 № 77-404/2020);

– на поверхности двух отрезков плотной бумаги общей массой 0,5403 г, находящихся в двух свертках, изъятых из чашки в шкафу, содержится наркотическое средство d-Лизергид (ЛСД, ЛСД-25); общая масса сухих остатков, полученных путем экстракции с поверхностей 2-х отрезков бумаги составила 0,0129 г (Апелляционное определение Московского городского суда от 22.04.2020 по делу № 10-5186/2020);

– на поверхностях 12 отрезков бумаги общей массой 4,5683 г содержится наркотическое вещество d-Лизергид (ЛСД, ЛСД-25), общая масса сухого остатка вещества, полученного путем экстракции с поверхностей отобранных и исследованных отрезков бумаги, составила 0,0257 г в пересчете на весь вес 12 отрезков бумаги общей массой 4,5683 г общая масса сухого остатка составляет 0,1324 г. (Апелляционное определение Московского городского суда от 11.11.2019 по делу № 10-20465/2019);

– П.Е.С. незаконно, без цели последующего сбыта, для собственного употребления, вплоть до 18 часов 10 минут 1 апреля 2017 г. хранил при себе четыре пакета с фрагментами бумаги в количестве 35 штук (первый пакет – 10 шт., второй пакет – 5 шт., третий пакет – 10 шт., четвертый пакет – 10 шт.), на поверхностях которых содержится наркотическое средство d-Лизергид (ЛСД, ЛСД-25), включенное в Список I. Общее количество сухого остатка экстрактов с поверхностей 35 фрагментов бумаги, высушенного до постоянной массы, составило 0,0041 г. (Апелляционный приговор Московского городского суда от 07.02.2018 по делу № 10-288/2018);

– при производстве химической экспертизы не была установлена точная масса наркотического средства d-Лизергид (ЛСД, ЛСД-25). Выводы обоих экспертов научно не обоснованы. Размер наркотического средства d-Лизергид (ЛСД, ЛСД-25) обоими экспертами определен неверно, является завышенным (Апелляционное определение Московского городского суда от 22.10.2019 по делу № 10-14473/2019).

Несмотря на ошибки, допущенные при проведении экспертизы наркотиков, суд отменяет приговор и передает дело на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе суда со стадии назначения предварительного слушания по иным причинам, а именно в связи с существенными нарушениями норм уголовно-процессуального законодательства, допущенными судом первой инстанции (протокол судебного заседания не подписан секретарем судебного заседания, судьей не подписано постановление о назначении предварительного слушания).

Таким образом, приведенные примеры свидетельствуют о разном подходе к определению массы наркотического средства d-Лизергид. В данном случае необходима планомерная работа в совершенствовании законодательных и правоприменительных аспектов. Для начала необходимо выработать современные простые и понятные правила в сфере оборота наркотиков и законодательно их закрепить.

ОБСУЖДЕНИЯ И ВЫВОДЫ

Наше законодательство не требует каких-либо химических методов определения размера препарата. Если d-Лизергид находится на бумаге или в другом нейтральном веществе, то он определяется весом всей смеси, а для жидкостей и растворов применяется высушивание до сухих остатков, масса которых при квалификации преступного деяния и будет общим размером независимо от того, что 90 % сухих остатков могут быть нейтральными, и только 10 % – наркотическим препаратом. Не требуется определять точное количество (это относится к препаратам из Списка I и веществам, помеченным знаком *).

Экспертиза проводится экспертными подразделениями в составе полиции. Очень редко обвиняемые обжалуют результаты полицейской экспертизы, так как независимая экспертиза в компаниях, получивших государственную аккредитацию, стоит очень дорого (цена зависит от сложности экспертизы, представленного материала и затраченного времени). Для определения наличия и количества наркотических средств достаточно того, чтобы полученная из мокрой бумаги смесь реагировала на маркеры препарата, определяющие тип препарата, а сама масса определялась массой сухого остатка.

Предложения по способам определения размера наркотического средства не только для ЛСД, но и для любого другого сильного препарата (из Списка I), который может распространяться на нейтральном носителе:

– необходим малозатратный метод;

– нет необходимости определять точный объем наркотика. Экспертная ошибка в этом случае может привести к плачевным последствиям;

– определение количества исследуемого нами вещества логично производить путем вычисления доз.

Такой подход практиковался, но Конституционный Суд России обратил внимание на то, что необходимо исходить из конкретного воздействия на организм. Для наркоманов со стажем необходимо несколько средних доз, чтобы получить желаемый эффект от потребления. Соответственно это нарушает принцип справедливости, что весьма сомнительно.

Эксперт не свободен в выборе метода проведения экспертизы, есть документы, предписывающие соответствующий порядок, но из-за, скорее всего, низкой квалификации или других качеств он просто по-разному подходит к оценке. Бывает, что судебные решения отличаются экспертными заключениями, например:

– решения, где вес d-Лизергид и нейтральное вещество измеряются в совокупности;

– решения, где смесь получается из бумаги. Она высушивается при +70 ºС, а вес сухого остатка составляет вес льда;

– решения, где эксперт хочет определить чистый вес d-Лизергид, но ему это не удалось, потому что нет сравнительного аналитического образца.

Таким образом, необходима простая система определения типа и количества препарата (дозированный метод), опыт применения которого с 1993 года в США до сих пор актуален.

Проведенное исследование может быть использовано научным сообществом в качестве основы для дальнейших исследований в области противодействия преступности в сфере незаконного оборота наркотиков.



References
1.
Chapman v. United States, 500 U.S. 453 (1991) // Justia Law [Elektronnyi resurs]. URL: https://supreme.justia.com/cases/federal/us/500/453/ (data obrashcheniya: 04.02.2021).
2.
Christopher Mascharka, Mandatory Minimum Sentences: Exemplifying the Law of Unintended Consequences, 28 Fla. St. U. L. Rev. (2014). Page 43
3.
H.R.5484-99th Congress (1985-1986): Anti-Drug Abuse Act of 1986 [Elektronnyi resurs]. URL: https://www.congress.gov/bill/99th-congress/house-bill/5484 (data obrashcheniya: 07.02.2021).
4.
Jim Newton. Long LSD Prison Terms--It’s All in the Packaging : Drugs: Law can mean decades in prison for minuscule amounts. DEA official says no change is needed // Los Angeles Times. 1992. URL: https://www.latimes.com/archives/la-xpm-1992-07-27-mn-4335-story.html (data obrashcheniya: 13.02.2021).
5.
Joan Biskupic. Supreme court rules weight’ in LSD sentencing includes carrier medium // Washington Post. 1996. URL: https://www.washingtonpost.com/archive/politics/1996/01/23/supreme-court-rules-weight-in-lsd-sentencing-includes-carrier-medium/7410ca8e-09e5-4b17-8523-38029fcf8882/ (data obrashcheniya: 13.02.2021).
6.
Meier T. J. A Proposal to Resolve the Interpretation of «Mixture or Substance» under the Federal Sentencing Guidelines // The Journal of Criminal Law and Criminology (1973-). 1993. № 2 (84). C. 377.
7.
Solvent Is Not LSD "Carrier Medium" For Sentencing Purposes. URL: https://ndsn.org/oct95/lsd.html (data obrashcheniya: 04.02.2021).
8.
Strauss D. A. The Anti-Formalist // The University of Chicago Law Review. C. 11.
9.
Afanas'eva O.R., Badal'yants E.Yu., Bolotin V.S., Gribanov E.V., Shiyan V.I., Shcherbakov A.D., Belyaev M.A., Vyazemskaya A.A. Kommentarii k Federal'nomu zakonu ot 8 yanvarya 1998 g. № 3-FZ «O narkoticheskikh sredstvakh i psikhotropnykh veshchestvakh» (postateinyi) // SPS Konsul'tantPlyus. 2017.
10.
Bogdanovich N.A. K voprosu ob opredelenii razmera predmeta prestupleniya po delam o nezakonnom oborote narkoticheskikh sredstv, psikhotropnykh veshchestv, ikh prekursorov i analogov / N. A. Bogdanovich, N. A. Kodak // Ugolovnaya yustitsiya v svete integratsii pravovykh sistem i internatsionalizatsii kriminal'nykh ugroz : sbornik nauchnykh trudov, priurochennyi k 90-letiyu d-ra yurid. nauk prof. I. I. Martinovich, Minsk, 27–28 oktyabrya 2017 goda. – Minsk: Belorusskii gosudarstvennyi universitet, 2017. – S. 96-98.
11.
Vedishchev N.P. Problema opredeleniya razmera narkoticheskogo sredstva v praktike ugolovnogo sudoproizvodstva Rossii // Uchenye trudy Rossiiskoi akademii advokatury i notariata. – 2018. – № 1(48). – S. 134-138.
12.
Vedishchev, N. P. Obosnovannost' opredeleniya krupnogo ili osobo krupnogo razmera narkoticheskikh sredstv po rossiiskomu zakonodatel'stvu: problemy razvitiya i teoreticheskogo obosnovaniya // Uchenye trudy Rossiiskoi akademii advokatury i notariata. – 2018. – № 2(49). – S. 127-130.
13.
Vitovskaya E.S. Problema opredeleniya razmera narkoticheskikh sredstv, iz''yatykh iz nezakonnogo oborota, kak sredstvo differentsiatsii ugolovnoi otvetstvennosti // Zakon i pravo. – 2014. – № 12. – S. 119-121.
14.
Vlasova E.A. «Smesi», soderzhashchie narkoticheskie sredstva i psikhotropnye veshchestva: problemy ugolovno-pravovoi kvalifikatsii / E.A. Vlasova, P.A. Kabanov // Vestnik Surgutskogo gosudarstvennogo universiteta. – 2019. – № 3(25). – S. 50-53.
15.
Vyazemskaya A.A. Nezakonnyi oborot narkotikov po ugolovnomu zakonodatel'stvu Rossiiskoi Federatsii (st. 230-233 UK) i Niderlandov : dissertatsiya ... kandidata yuridicheskikh nauk : 12.00.08 / Vyazemskaya Anna Aleksandrovna. – Moskva, 2015. – 261 s.
16.
Ionova M.V. Problemnye voprosy zakonodatel'stva po delam o nezakonnom oborote narkotikov // Yurist''-Pravoved''. – 2016. – № 2(76). – S. 124-127.
17.
Kuleshova A.N. Soderzhanie ponyatiya «razmer narkoticheskogo sredstva» na raznykh etapakh razvitiya ugolovno-pravovogo zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii // Istoricheskaya i sotsial'no-obrazovatel'naya mysl'. – 2014. – № 4. – S. 338-341.
18.
Kuleshova A.N. Ugolovno-pravovaya evolyutsiya ponyatiya «razmer narkoticheskogo sredstva» // Zakonnost' i pravoporyadok v sovremennom obshchestve. – 2013. – № 16. – S. 133-138.
19.
Murashov N.F. O problemnykh polozheniyakh novoi redaktsii postanovleniya Plenuma Verkhovnogo Suda Rossiiskoi Federatsii ot 15 iyunya 2006 g. № 14 // Narkokontrol'. – 2016. – № 1. – S. 11-21.
20.
Petropavlovskii A.I. Opredelenie kvalifikatsionnogo razmera narkoticheskogo sredstva v sootvetstvii s real'nym urovnem obshchestvennoi opasnosti deyaniya // Vestnik Volzhskogo universiteta im. V.N. Tatishcheva. – 2017. – T. 2. – № 4. – S. 209-216.
21.
Pozhidaev I.E. Problemy ugolovno-pravovogo protivodeistviya nezakonnomu kul'tivirovaniyu rastenii, soderzhashchikh narkoticheskie sredstva ili psikhotropnye veshchestva libo ikh prekursory : dissertatsiya ... kandidata yuridicheskikh nauk : 12.00.08 / Pozhidaev Il'ya Evgen'evich. – Moskva, 2015. – 177 s.
22.
Portal pravovoi statistiki. URL: http://crimestat.ru/offenses_chart (data obrashcheniya: 07.02.2021).
23.
Postanovlenie Plenuma Verkhovnogo Suda Rossiiskoi Federatsii ot 15.06.2006 № 14 (red. ot 16.05.2017) «O sudebnoi praktike po delam o prestupleniyakh, svyazannykh s narkoticheskimi sredstvami, psikhotropnymi, sil'nodeistvuyushchimi i yadovitymi veshchestvami» // Konsul'tantPlyus. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_61074/ (data obrashcheniya: 13.02.2021).
24.
Postanovlenie Pravitel'stva Rossiiskoi Federatsii ot 01.10.2012 № 1002 «Ob utverzhdenii znachitel'nogo, krupnogo i osobo krupnogo razmerov narkoticheskikh sredstv i psikhotropnykh veshchestv, a takzhe znachitel'nogo, krupnogo i osobo krupnogo razmerov dlya rastenii, soderzhashchikh narkoticheskie sredstva ili psikhotropnye veshchestva, libo ikh chastei, soderzhashchikh narkoticheskie sredstva ili psikhotropnye veshchestva, dlya tselei statei 228, 228.1, 229 i 229.1 Ugolovnogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii» (s izmeneniyami i dopolneniyami) // GARANT. URL: http://base.garant.ru/70237124/ (data obrashcheniya: 13.02.2021).
25.
Postanovlenie Pravitel'stva Rossiiskoi Federatsii ot 06.05.2004 № 231 «Ob utverzhdenii razmerov srednikh razovykh doz narkoticheskikh sredstv i psikhotropnykh veshchestv dlya tselei statei 228, 228.1 i 229 Ugolovnogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii» (utratilo silu) // GARANT. URL: http://base.garant.ru/12135355/ (data obrashcheniya: 13.02.2021).
26.
Postanovlenie Pravitel'stva Rossiiskoi Federatsii ot 07.02.2006 № 76 «Ob utverzhdenii krupnogo i osobo krupnogo razmerov narkoticheskikh sredstv i psikhotropnykh veshchestv, a takzhe krupnogo i osobo krupnogo razmerov dlya rastenii, soderzhashchikh narkoticheskie sredstva ili psikhotropnye veshchestva, libo ikh chastei, soderzhashchikh narkoticheskie sredstva ili psikhotropnye veshchestva, dlya tselei statei 228, 228.1, 229 i 229.1 Ugolovnogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii» (s izmeneniyami i dopolneniyami) (utratilo silu) | GARANT. URL: http://base.garant.ru/12144875/ (data obrashcheniya: 13.02.2021).
27.
Tuchkov A.Yu. Differentsiatsiya ugolovnoi otvetstvennosti za nezakonnye proizvodstvo, sbyt ili peresylku narkoticheskikh sredstv, psikhotropnykh veshchestv ili ikh analogov : dissertatsiya ... kandidata yuridicheskikh nauk : 12.00.08 / Tuchkov Andrei Yur'evich. – Moskva, 2014. – 200 s.
28.
Ukaz Prezidenta RF ot 23.11.2020 № 733 «Ob utverzhdenii Strategii gosudarstvennoi antinarkoticheskoi politiki Rossiiskoi Federatsii na period do 2030 goda» // GARANT. URL: http://base.garant.ru/74938781/ (data obrashcheniya: 07.02.2021).
29.
Shcherbakov A.D. Ugolovno-pravovoe protivodeistvie nezakonnomu oborotu narkotikov v Rossii i SShA : sravnitel'no-pravovoe issledovanie : dissertatsiya ... kandidata yuridicheskikh nauk : 12.00.08 / Shcherbakov Aleksei Dmitrievich. – Moskva, 2016. – 285 s.
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Other our sites:
Official Website of NOTA BENE / Aurora Group s.r.o.