Статья 'Классификация преступлений против конституционных прав и свобод человека и гражданина' - журнал 'Полицейская и следственная деятельность' - NotaBene.ru
по
Journal Menu
> Issues > Rubrics > About journal > Authors > About the Journal > Requirements for publication > Editorial collegium > Editorial board > Peer-review process > Policy of publication. Aims & Scope. > Article retraction > Ethics > Online First Pre-Publication > Copyright & Licensing Policy > Digital archiving policy > Open Access Policy > Open access publishing costs > Article Identification Policy > Plagiarism check policy
Journals in science databases
About the Journal

MAIN PAGE > Back to contents
Police and Investigative Activity
Reference:

Classification of crimes against constitutional rights and freedoms of an individual and a citizen

Kursaev Aleksandr Viktorovich

PhD in Law

Leading Expert at the Negotiations and Legal Department of the Ministry of Internal Affairs of Russia

119049, Russia, g. Moscow, ul. Zhitnaya, 12a

kursaev@list.ru

DOI:

10.25136/2409-7810.2019.4.28968

Review date:

14-02-2019


Publish date:

30-12-2019


Abstract: The research subject is the classification of crimes against constitutional rights and freedoms of an individual and a citizen given in the article 19 of the Criminal Code of the Russian Federation. The author analyzes the classifications of crimes against constitutional rights and freedoms of an individual and a citizen contained in scientific literature and the difficulties in defining the object of particular crimes. The author gives attention to the connection between the classification of crimes with an object of a crime and proves the significance of classification for the purposes of classifying crimes and differentiating them from ancillary elements. The article describes the tendencies of development of the system of crimes against constitutional rights. The author uses general scientific and specific research methods including analysis, synthesis, deduction, induction, the systems method and the method of comparative research. The scientific novelty consists in the system analysis of the classification of crimes against constitutional rights and freedoms of an individual and a citizen and in the study of the system of such a system constructing. The author proves that the component elements of crimes established in the article 19 of the Criminal Code of Russia don’t cover all encroachments on civil rights known to criminal law.


Keywords:

classification, crime, constitutional rights, direct object, qualification, criminal law, science, criminal statute, related compositions, basis of classification

This article written in Russian. You can find original text of the article here .

Классификация преступлений против конституционных прав и свобод человека и гражданина

Классификация является одним из методов познания окружающего мира посредством распределения в определенной последовательности либо группировки отдельных элементов изучаемых объектов. Данный общенаучный прием применим и для классификации преступлений, так как позволяет не только привести их в определенную систему, но и определить их соотношение между собой, углубить наше знание об их взаимосвязи, отграничить от смежных составов преступлений, проанализировать их общественную опасность, а также выделить типовое, характерное только для данного класса содержание признаков состава преступления.

Фактически, уголовному закону известны две классификации преступлений, которые встречаются в Общей и Особенной части УК РФ: это их разграничение в зависимости от тяжести санкции и формы вины (статья 15 УК РФ – категории преступлений), которые обусловлены характером и степенью общественной опасности, и их группировка в зависимости от объекта преступления (статьи 105 – 360 УК РФ).

Объект преступления имеет важное теоретическое и уголовно-правовое значение. Объект преступления служит важным ориентиром при квалификации преступлений и разграничении похожих или даже идентичных по отдельным элементам составов преступлений. Ценность объекта преступления заключается в том, что именно он является критерием построения системы Особенной части УК РФ.

В теории уголовного права в настоящее время преобладает точка зрении о четырехступенчатой классификации объекта преступления.

С учетом деления УК РФ 1996 г. на разделы и главы выделяют общий, родовой, видовой и непосредственный объекты преступления.

В то же время и в рамках одной главы УК РФ присутствует выделение различных объектов преступлений. Выражением выделения данного объекта выступает классификация преступлений в рамках главы уголовного закона.

Уголовно-правовой наукой разработано большое количество классификаций преступлений против конституционных прав и свобод человека и гражданина.

Наиболее распространенной классификацией преступлений является их группировка по непосредственному объекту – в зависимости от вида прав и свобод, которые нарушаются в связи с совершением преступления.

Так, А.Н. Красиков выделяет три группы преступлений против конституционных прав и свобод человека: 1) преступления, посягающие на гражданские права и свободы (ст. 136 – 140, 148 УК); 2) преступления, посягающие на политические права и свободы человека (ст. 141 – 1421, 144, 149 УК) и 3) преступления, посягающие на трудовые и иные права и свободы человека и гражданина, предусмотренные статьями 143, 145 – 147 УК [1, с. 29].

В другой работе А.Н. Красиков предлагает следующую классификацию: преступления, посягающие на неприкосновенность частной жизни (ст. 137 – 139, 148 УК); посягающие на права и свободы в сфере приложения личного труда (ст. 143 – 147 УК); посягающие на избирательные права граждан либо на право участвовать в референдуме (ст. 141 и 142 УК) и преступления, выражающиеся в дискриминации человека и гражданина, и другие нарушения конституционных прав и свобод человека и гражданина (ст. 136, 140 и 149 УК) [2, с. 98-99].

Проф. И.М. Тяжкова считает, в зависимости от направленности деяния, определяемой непосредственным объектом, преступления против конституционных прав и свобод подразделяются на три группы: преступления, посягающие на политические права и свободы (ст. 136, 141 – 1421, 149 УК); преступления, посягающие на социально-экономические права и свободы (ст. 143 – 1451, 146, 147 УК); преступления, посягающие на личные права и свободы (ст. 137 – 140, 148 УК) [3, с. 128]. Аналогичная классификация имеет место и еще в одном учебнике по уголовному праву [4, с. 142]. Разделяет ее и С.С. Корабельников [, с. 412], а также Л.Д. Гаухман с той лишь разницей, что он преступления против социально-экономических прав и свобод именует преступлениями против основных социальных прав [6, с. 94].

Однако впоследствии И.М. Тяжкова встала на путь более пространной классификации. В частности, также в зависимости от направленности деяния, определяемой непосредственным объектом, преступления против основных прав граждан она классифицирует уже на четыре группы: 1) преступления, посягающие на личные права и свободы человека и гражданина (ст. 137 – 140, 148 УК); 2) преступления, посягающие на политические права и свободы человека и гражданина (ст. 136, 141 – 1421, 149 УК); 3) преступления, посягающие на трудовые права и свободы человека и гражданина (ст. 143, 145, 1451 УК); 4) преступления, посягающие на социально-экономические права и свободы человека и гражданина (ст. 144, 146, 147 УК) [7, с. 131].

В этой модели классификации Тяжкову И.М. поддерживает Н.В. Бердычевская [8, с. 11].

Тарасов Н.В. [9, с. 318-319] и Н.Г. Кадников [10, с. 426], разделяя вышеуказанное наименование групп внутри преступлений против конституционных прав и свобод человека и гражданина, выделенных ими по непосредственному объекту посягательства, предлагают иную группировку преступлений и относят к преступлениям против политических прав и свобод ст. 136, 140 – 1421, 144, 149 УК; к преступлениям против социально-экономических прав и свобод ст. 143, 145 – 1451 УК, а к преступлениям против личных прав и свобод ст. 137 – 139 и 148 УК.

Тенчов Э.С. анализируемые преступления распределяет несколько иначе: 1) преступления протии личных прав и свобод (ст. 136 – 140, 146 – 148 УК); 2) преступления против трудовых прав граждан (ст. 143 – 1451 УК); 3) преступления против политических прав граждан (ст. 141 – 1421, 149 УК) [11, с. 412-413].

В зависимости от непосредственного объекта преступления «конституционной» группы Н.Г. Иванов подразделяет их на три категории: 1) преступления, посягающие на личные права и свободы (ст. 136 – 140, 148 УК); 2) преступления, посягающие на социальные права и свободы (ст. 143 – 1451, 146, 147 УК); 3) преступления, посягающие на политические права и свободы (ст. 141 – 1421, 149 УК) [12, с. 580].

Рубцова А.С. полагает, что на основании непосредственного объекта преступления против конституционных прав и свобод могут быть классифицированы на: 1) преступления, посягающие на политические права и свободы (ст. 141 – 1421, 144, 149 УК); 2) преступления, посягающие на социально-экономические права и свободы (ст. 143 – 147 УК); 3) преступления, посягающие на личные права и свободы (ст. 136 – 140, 148 УК) [13, с. 58].

Иную классификацию – в зависимости от вида прав и свобод человека и гражданина, на которые направлено преступное посягательство, предложили Алиев В.М., Гладких В.И. и Ходусов А.А. Указанными авторами преступления, предусмотренные Главой 19 УК, сгруппированы в: 1) преступления против личных прав и свобод человека и гражданина (ст. 136 – 140, 148 УК); 2) преступления против политических прав и свобод человека и гражданина (ст. 141 – 1421, 144, 149 УК); 2) преступления против социально-экономических прав и свобод человека и гражданина (ст. 143 – 147 УК) [14, с. 174].

Напротив, Климанов А.М., Пешков Д.В. и Розовская Т.И. придерживаются в зависимости от вида непосредственного объекта четырехчленной классификации преступлений против конституционных прав, предусматривающую: 1) преступления против личных прав и свобод человека (ст. 136 – 140, 148 УК); 2) преступления против политических прав гражданина (ст. 141 – 1421, 149 УК); 3) преступления против трудовых прав и свобод человека (ст. 143 – 1451 УК); 4) преступления против интеллектуальной собственности (ст. 146, 147 УК) [15, с. 5]. Такой же классификации («в зависимости от нарушаемых прав») придерживается и А.Г. Кибальник [16, с. 381-382].

В целом солидарен с ними и А.С. Курманов с той лишь разницей, что преступления против трудовых прав и свобод он именовал преступлениями против социально-экономических прав и свобод, переместив в эту группу ст. 144 УК из преступлений против политических прав и свобод [17, с. 19-21].

Определенной оригинальностью отличается классификация преступлений против конституционных прав и свобод человека гражданина, данная Н.К. Семерневой. Так, она выделяет преступления против принципа равноправия и политических прав граждан (ст. 136, 141 – 1421, 149 УК); преступления против неприкосновенности личной жизни (ст. 137 – 140, 148 УК); преступления против трудовых прав и прав авторства (ст. 143 – 147 УК) [18, с. 165-195].

Бородин С.В. придерживается следующей классификации – по непосредственному объекту посягательства на конституционные права и свободы, охраняемые Главой 19 УК РФ, подразделяются на три группы: преступления против политических прав и свобод (ст. 136, 141 – 1421, 149 УК); преступления против социальных прав и свобод ст. 143 – 1451, 146, 147 УК); преступления против личных прав и свобод (ст. 137 – 140, 148 УК) [19, с. 114].

Представителем Санкт-Петербургской школы уголовного права Е.В. Виноградовой ставится вопрос о разделении внутри конституционных прав и свобод человека и гражданина в зависимости от непосредственного объекта. Так, указанные преступления можно разделить на три группы: 1) преступления против личных конституционных прав и свобод (ст. 136 – 140, 148); 2) преступления против избирательных и иных политических прав граждан (ст. 141 – 1421, 149 УК) и 3) преступления против трудовых и социально-экономических прав и свобод граждан (ст. 143 – 147 УК) [20, с. 147-148].

Учитывая специфику положения принципа равноправия в ряду прав и свобод человека и гражданина, Л. Г. Мачковский предлагает следующую классификацию: преступления против принципа равноправия (ст. 136 УК), преступления против личных (гражданских) прав (ст. 137 – 140, 144, 148 УК), преступления против политических прав (ст. 141 – 1421, 149 УК), преступления против социальных (социально-экономических) прав (ст. 143, 145 – 147 УК) [21, с. 108].

В зависимости от направленности на конкретную разновидность конституционных прав и свобод человека и гражданина (т.е. по непосредственному объекту посягательства) все преступления, нормы об ответственности за которые предусмотрены Главой 19 УК РФ, А.В. Наумов подразделяет на следующие группы: преступления против политических прав и свобод (ст. 141 – 1421, 144, 149 УК); преступления против социальных прав и свобод (ст. 136, 143, 145 – 147 УК); преступления против личных прав и свобод (ст. 137 – 140, 148 УК) [22, с. 203].

Таким образом, названные выше классификации преступлений против конституционных прав и свобод в целом повторяют друг друга, так как в их основу положен общий классификационный критерий – непосредственный объект. Различия между ними обусловлены спорами относительно того, какое благо является непосредственным объектом конкретного посягательства, а также количеством выделяемых прав и свобод, которые поставлены под охрану. В связи с этим названные классификации небесспорны уже в силу того, что теория конституционного права ее первооснову – количество прав человека – также относит к числу дискуссионных, предлагая их разное число и группировку в зависимости от выбранного классификационного критерия.

Помимо вышеуказанного, теории уголовного права известны классификации преступлений против конституционных прав и свобод и по иным критериям.

В частности, существенной научной новизной отличается классификация преступлений против конституционных прав и свобод человека и гражданина, предложенная М.М. Лапуниным. На основе критерия – человеческие потребности – им выделяются: 1) с учетом физиологических потребностей (право на жизнь, здоровье, отдых, получение пенсий и пособий не ниже прожиточного минимума) – ст. 143, 145, 1451 УК; 2) потребности в безопасности и защите (право на неприкосновенность личности, жилища, частной жизни, личную и семейную тайну, на адвоката, социальное обеспечение, судебную защиту) – ст. 137 – 139 УК; 3) потребности в принадлежности к социальным группам и к любви (право на объединение, вступление в брак, воспитание детей, свободу совести и вероисповедания, избирать и быть избранным) – ст. 141 – 1421, 148, 149 УК; 4) потребность в уважении (право на защиту чести, достоинства, деловой репутации, на защиту от дискриминации) – ст. 136; 5) познавательные потребности (право на образование, на научную деятельность, на поиск и получение информации) – ст. 140, 144, 147 УК; 6) эстетические потребности (право на участие в культурной жизни и доступ к культурным ценностям, свободу литературного и художественного творчества) – ст. 146; 7) потребность в самоактуализации (права, удовлетворяющие потребность личности в самореализации) – ст. 136 УК [23, с. 123-126].

С учетом этого названным автором в Главе 19 УК РФ в зависимости от преступлений, направленных против общественных отношений в сфере реализации человеком потребности, выделяются преступления против потребности: 1) творчества (включая труд) – ст. 143, 145 – 147 УК); 2) безопасности и защиты (включая информационной (ст. 137 – 139 УК); 3) управления, власти (ст. 141 – 1421, 149 УК); 4) уважении (ст. 136 УК); 5) познании (ст. 140, 144, 148 УК) [23, с. 130-132].

При группировке преступлений в Главе 19 УК РФ могут учитываться и методика их расследования, криминалистическая характеристика

Так, Амрахов Н.И. помимо сферы деятельности в качестве критерия классификации также считает необходимым рассматривать и наличие схожих криминалистических черт, обуславливающих общие особенности расследования соответствующих преступных составов. С учетом этого, по его мнению, могут быть выделены преступления против: равноправия и трудовых прав человека (ст. 136, 143, 145, 1451 УК); интеллектуальных прав (ст. 146, 147 УК); неприкосновенности и тайны частной жизни (ст. 137 – 139 УК); избирательных прав (ст. 141 – 1421 УК) и свободного волеизъявления (ст. 140, 144, 148. 149 УК) [24, с. 18].

Анализ приведенных классификаций посягательств, указанных в Главе 19 УК РФ, показывает, что, во-первых, нет единообразного подхода к наименованию видов данных преступлений, и, во-вторых, отсутствует единство мнений по вопросу о том, какие конкретно преступления должны входить в ту или иную группу.

Безусловно, этим фактам есть соответствующее объяснение. Названная проблема во многом обусловлена множественностью самих классификаций конституционных прав и свобод человека и гражданина, что неизбежно предполагает и наличия значительного количества классификаций преступлений против них.

Кроме того, классификации преступлений против конституционных прав и свобод человека и гражданина в определенной степени носят условный характер. В частности, статья 136 (Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина) УК помимо политических, безусловно, посягает и на личные права и свободы человека и гражданина. Нарушение равноправия может быть многоаспектным и посягать на социально-экономическое право распоряжаться своими способностями к труду.

Статья 144 УК может рассматриваться как преступление против политических, личных прав граждан, так как препятствует реализации свободы средств массовой информации, свободы волеизъявления. Таким образом, рассматриваемое преступление препятствует неопределенному кругу лиц в получении достоверной информации. В то же времяпотерпевшим от этого преступления является журналист, осуществляющий трудовую деятельность. Статья 37 Конституции Российской Федерации свободу трудовой деятельности понимает как наличие у каждого права свободно распоряжаться имеющимися у него способностями к труду, осуществлять выбор своей работы и трудовой деятельности.

Не всеми авторами поддерживается и существующий перечень статей в Главе 19 УК. Критику вызывает размещение в данной главе статьей 146 и 147, обеспечивающих охрану авторских, смежных, изобретательских и патентных прав. По мнению Зварыгина В.Е., более уместным было бы помещение данных преступлений в Главе 22 УК «Преступления в сфере экономической деятельности» [25, с. 207-209].

Встречаются и противоположенные предложения о необходимости перенесения отдельных составов преступлений в Главу 19 УК. В частности, нами высказывалась мысль о необходимости перемещения в УК статьи 1272 «Использование рабского труда» [26, с. 41-46; 27, с. 294-297], поскольку она посягает на трудовые права граждан.

С нашей точки зрения, классификация преступлений против конституционных прав и свобод человека и гражданина должна быть четырехзвенной и включать в себя: 1) преступления против личных прав и свобод (ст. 136 – 140, 148 УК); 2) преступления против политических прав (ст. 141 – 1421, 149 УК); 3) преступления против трудовых прав и свобод (ст. 143 – 1451 УК) и 4) преступления против интеллектуальной собственности (ст. 146, 147 УК).

Необходимо также учитывать, что Глава 19 не охватывает все преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина. Многие преступления в силу важности охраняемого блага или исторических традиций размещены в иных главах или разделах уголовного закона. Так, конституционное право на жизнь охраняется статьями 105 – 1102 УК РФ, а защита отношений собственности обеспечивается статьями 18 – 168 УК РФ.

Учитывая, что установление уголовной ответственности за преступления направлено на защиту или частных, или публичных интересов, в определенной степени все преступления против личности (исходя из деления преступления на преступления против личности, общества и государства) направлены на защиту чьих-то прав и свобод.

Кроме того, Конституции Российской Федерации неизвестны некоторые права, например, право на получение жилья. Соответственно, право на жилое помещение не является в полной мере конституционным. Но это не значит, что жилое помещение не может быть предметом преступного посягательства, например, мошенничества, или то, что отсутствие упоминания о таком праве в Основном законе исключает само существование данного права. Указанное социально-экономическое право вытекает из содержания целого рядка законодательных актов и реализуется в различных формах получении жилья (его предоставления малоимущим на основании Жилищного кодекса РФ, социально незащищенным категориям граждан, лицам из числа детей-сирот или детей оставшихся без попечения родителей, предоставление денежных средств на приобретение жилья отдельным категориям государственных служащих в виде единовременной выплаты, выдачи государственного жилищного сертификаты либо военной ипотеки). Аналогичная ситуация имеет место и в отношении объектов интеллектуальной собственности.

В связи с этим в Главе 19 УК РФ помещены те составы преступлений, которым или не нашлось места в иных главах уголовного закона, или в силу небольшого их количества выделение в отдельную главу было признано нецелесообразным, либо в силу исторических традиций отечественного уголовного права, которое с советского периода традиционно выделяет такие преступления в самостоятельную группу.



References
1.
Krasikov A.N. Ugolovno-pravovaya okhrana politicheskikh, grazhdanskikh i inykh konstitutsionnykh prav i svobod cheloveka i grazhdanina v Rossii. Saratov. 2000. 104 s.
2.
Ugolovnoe pravo Rossiiskoi Federatsii. Osobennaya chast' / Pod red. B.T. Razgil'dieva i A.N. Krasikova. Saratov. 1999. 672 s.
3.
Rossiiskoe ugolovnoe pravo. T. 2. Osobennaya chast' / Pod. red. L.V. Inogamovoi-Khegai, V.S. Komissarova, A.I. Raroga. M. 2009. 560 s.
4.
Rossiiskoe ugolovnoe pravo. Osobennaya chast' / SPb. Pod red. V.S. Komissarova. 2008. 720 s.
5.
Uchebnyi kommentarii k Ugolovnomu kodeksu Rossiiskoi Federatsii / Otv. red. A.E. Zhalinskii. M. 2005. 1088 s.
6.
Ugolovnoe pravo. Osobennaya chast' / Pod red. L.D. Gaukhmana, S.V. Maksimova. M. 2004. 705 s.
7.
Ugolovnoe pravo Rossii. Osobennaya chast'. T. 3. Prestupleniya protiv lichnosti / Pod red. G.N. Borzenkova, V.S. Komissarova. M. 2005. 660 s.
8.
Berdychevskaya N.V. Otvetstvennost' za sovershenie prestuplenii, posyagayushchikh na konstitutsionnye prava grazhdan v sfere trudovykh otnoshenii. M. 2011. 184 s.
9.
Ugolovnoe pravo Rossiiskoi Federatsii / Pod red. I.A. Bobrakova, A.A. Telegina. Bryansk. 2008. 523 s.
10.
Ugolovnaya pravo. Obshchaya i Osobennaya chast' / Pod red. N.G. Kadnikova. M. 2006. 911 s.
11.
Rossiiskoe ugolovnoe pravo. Kurs lektsii. T. 3: Prestupleniya protiv lichnosti / Otv. red. A.I. Korobeev. Vladivostok. 2000. 504 s.
12.
Polnyi kurs ugolovnogo prava / Pod red. A.I. Korobeeva. T. II: Prestupleniya protiv lichnosti. SPb. 2008. 682 s.
13.
Rubtsova A.S. Aktual'nye problemy ugolovnogo prava: Osobennaya chast' / Pod red. A.I. Raroga, I.A. Yurchenko. M. 2015. 112 s.
14.
Aliev V.M., Gladkikh V.I., Khodusov A.A. Ugolovnaya otvetstvennost' za posyagatel'stva na prava i svobody lichnosti: nauchno-prakticheskii kommentarii. M. 2014. 264 s.
15.
Klimanov A.M., Peshkov D.V., Rozovskaya T.I. Prestupleniya protiv konstitutsionnykh prav i svobod cheloveka i grazhdanina: nauchno-prakticheskoe posobie / pod obshch. red. Z.I. Brizhak. M. 2015. 192 s.
16.
Ugolovnoe pravo Rossii. Prakticheskii kurs / pod obshch. red. A.I. Bastrykina, pod nauch. red. A.V. Naumova. M. 2007. 808 s.
17.
Kurmanov A.S. Sostoyanie i perspektivy razvitiya ugolovnogo zakonodatel'stva Rossii o zashchite konstitutsionnykh prav i svobod cheloveka: sravnitel'noe teoretiko-pravovoe issledovanie: Avtoref. dis. .. d.yu.n. Ekaterinburg. 2008. 46 s.
18.
Ugolovnoe pravo. Osobennaya chast' / Otv. red. I.Ya. Kozachenko, G.P. Novoselov. M. 2008. 1008 s.
19.
Ugolovnoe pravo Rossii. Osobennaya chast' / Pod red. V.N. Kudryavtseva, V.V. Luneeva, A.V. Naumova. M. 2006. 540 s.
20.
Ugolovnoe pravo Rossii. Osobennaya chast' / Pod red. V.N. Burlakova, V.V. Luk'yanova, V.F. Shchepel'kova. SPb. 2015. 508 s.
21.
Machkovskii L.G. Ugolovnaya otvetstvennost' za narushenie ravnopraviya, lichnykh, politicheskikh i sotsial'no-ekonomicheskikh prav. M. 2005. 468 s.
22.
Naumov A.V. Rossiiskoe ugolovnoe pravo: kurs lektsii. T. 2: Osobennaya chast' (glavy I – X). M. 2016. 504 s.
23.
Entsiklopediya ugolovnogo prava. T. 16. Prestupleniya protiv konstitutsionnykh prav i svobod cheloveka i grazhdanina. SPb. 2011. 954 s.
24.
Amrakhov N.I. Klassifikatsiya prestuplenii protiv konstitutsionnykh prav i svobod cheloveka i grazhdanina // Rossiiskii sledovatel'. 2011. № 21. S. 16 – 19.
25.
Zvarygin V.E. Narushenie avtorskikh i smezhnykh prav, patentnykh i izobretatel'skikh prav – prestupleniya v sfere ekonomicheskoi deyatel'nosti // Konstitutsionnye osnovy ugolovnogo prava: Materialy I Vserossiiskogo kongressa po ugolovnomu pravu, posvyashchennogo 10-letiyu Ugolovnogo kodeksa RF. M. 2006. S. 207 – 209.
26.
Kursaev A.V. Ob''ekt prestupleniya v sostave ispol'zovaniya rabskogo truda // Ugolovnoe pravo. 2016. № 1. S. 64 – 68.
27.
Kursaev A.V. Ispol'zovanie rabskogo truda: spornye voprosy opredeleniya ob''ekta prestupleniya // Ugolovnoe pravo: strategiya razvitiya v XXI veke: materialy XIII Mezhdunarodno-prakticheskoi konferentsii (28 – 29 yanvarya 2016 g.). M. 2016. S. 294 – 297.
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Other our sites:
Official Website of NOTA BENE / Aurora Group s.r.o.