Статья 'Становление и развитие правового регулирования деятельности суда по передаче иностранных граждан, осужденных российскими судами к лишению свободы, для отбывания наказания в государствах их гражданства' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Journal Menu
> Issues > Rubrics > About journal > Authors > About the Journal > Requirements for publication > Council of editors > Redaction > Peer-review process > Policy of publication. Aims & Scope. > Article retraction > Ethics > Online First Pre-Publication > Copyright & Licensing Policy > Digital archiving policy > Open Access Policy > Open access publishing costs > Article Identification Policy > Plagiarism check policy
Journals in science databases
About the Journal

MAIN PAGE > Back to contents
Legal Studies
Reference:

Establishment and development of legal regulation of the court's activity in transfer of foreign citizens sentenced by Russian courts to serve their sentence in the country of citizenship

Fedyunin Alexander

Postgraduate student, the department of Criminal Procedure Law named after N. V. Radutnaya, Russian State University of Justice (Moscow)

107996, Russia, g. Moscow, ul. Bogorodskii Val, 8

feduynin-asp@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7136.2021.11.36865

Review date:

14-11-2021


Publish date:

03-12-2021


Abstract: This article analyzes the establishment of legal regulation of the court's activity in the consideration and resolution of the question of transferring foreign citizens sentenced by the court of the Russian Federation to serve their sentence in country of citizenship. The author offers periodization of the chronology of its evolution,  and draws attention to the gaps and inaccuracies in the current legislation and the need for amending normative legal framework, which is testified by the legal acts adopted by the state authorities of the Russian Federation, including those aimed at regulation of international legal relations in this sphere, as well as the works of the scholars-processualists. The conclusion is made that the corresponding court's activity acquires a special role. Compared to the Soviet period, national and international norms that regulate the court’s activity in this area have experiences significant changes, as the number of convicts transferred to their country of citizenship has increased considerably, the contractual practice of the Russian Federation has expanded, which is substantiated by the globalization processes and the need for the development and strengthening of international cooperation of the Russian Federation with foreign countries in the sphere of transferring foreign citizens. Examination of the chronology of changes experienced by the normative legal framework of the court’s activity in the course of its establishment and development, allows choosing the right direction for further improvements.


Keywords: international cooperation, transfer institution, foreign citizens, state of citizenship, imprisonment, serving sentences, transfer of convicts, history of transfer, judicial activity, execution of the sentence
This article written in Russian. You can find full text of article in Russian here .

Одним из вопросов, который подлежит рассмотрению судом при исполнении приговора, является вопрос о передаче гражданина иностранного государства, осужденного к лишению свободы судом Российской Федерации, для отбывания наказания в государство, гражданином которого он является. Нормативно-правовая база деятельности суда по данному вопросу сформировалась относительно недавно, поскольку в целом институт передачи осужденных лиц для отбывания наказания в государства их гражданства сравнительно молодой. Для того, чтобы лучше понять процесс его формирования, и в частности уголовно-процессуальной деятельности суда по данному вопросу, необходимо рассмотреть процесс становления и развития отечественного законодательства в этой сфере и международно-правовых актов, которые в некоторых случаях создают предпосылки для формирования внутригосударственных правовых актов [1. C. 1117].

Исходя из хронологии становления правового регулирования деятельности суда по рассмотрению и разрешению вопроса о передаче иностранных граждан, осужденных судами Российской Федерации к лишению свободы, для отбывания наказания в государства их гражданства, предлагаем выделить следующие этапы.

Первый этап охватывает время до 1991 г. включительно, когда впервые в правовых актах были закреплены нормы, касающиеся передачи иностранных граждан, осужденных к лишению свободы. Это было связанно с подписанием в 1978 г. и ратификацией в 1979 г. СССР Конвенции о передаче лиц, осужденных к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданами которого они являются от 19 мая 1978 г. (Берлинской конвенции). В данный период времени происходит формирование института передачи, но деятельность суда в его рамках не производится, так как в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10.08.1979 г. № 563-X «О порядке выполнения обязательств, вытекающих для СССР из Конвенции о передаче лиц, осужденных к лишению свободы, для отбывания наказания в государстве, гражданами которого они являются», принятым во исполнение Берлинской конвенции вопросы передачи иностранных граждан, осужденных советскими судами к лишению свободы, подведомственны Прокуратуре СССР [2].

При этом стоит отметить, что ст.359 УПК РСФСР устанавливала обязанность суда, вынесшего приговор, контролировать приведение его в исполнение [3], то есть фактически закрепляла обязательный судебный контроль в этой сфере. Соответственно, именно судом рассматривались вопросы, связанные с исполнением приговора. Назначение прокуратуры Указом Президиума Верховного Совета СССР полномочным органом, рассматривающим и разрешающим вопрос передачи осужденных, который по своей сути является элементом исполнения приговора, а не надзора за исполнением законов, который осуществляла в соответствии с Конституцией СССР 1978 года прокуратура, фактически означало делегирование прокуратуре на основании подзаконного правового акта исключительно судебных полномочий в рамках соответствующей части деятельности по разрешению вопросов, связанных с исполнением приговора. Это не соответствовало ни нормам ст.164 действующей тогда Конституции, ни нормам уголовно-процессуального законодательства того времени, в частности ст.359 УПК РСФСР, ни ст.5 закона СССР от 30.11.1979 № 1162-X «О прокуратуре СССР», в соответствии с которым порядок деятельности органов прокуратуры и полномочия прокуроров определяются Конституцией СССР, настоящим законом и другими законодательными актами СССР [4].

Стоит также обратить внимание на ряд важных моментов, наличие которых также предопределило вектор развития правовых актов, регулирующие передачу осужденных в дальнейшем. Ни в Указе Президиума Верховного Совета СССР, ни в Берлинской конвенции не было указано в качестве обязательного основания для передачи осужденного наличие его согласия. Таким образом, в том случае, если Прокуратурой СССР решение о передаче принималось по собственной инициативе, то мнение осужденного уже не учитывалось, что явно не соответствовало принципу гуманности и ст.37 Конституции СССР 1977 г., в соответствии с которой иностранным гражданам и лицам без гражданства в СССР гарантировались предусмотренные законом права и свободы [5]

Также в этот период нормами, регулирующими передачу, никак не защищаются интересы потерпевшей стороны, так как наличие у осужденного иностранца неисполненных обязательств по гражданскому иску никак не препятствовало его передаче ввиду отсутствия соответствующих норм.

Отличительной особенностью норм, регулирующих передачу осужденных советскими судами к лишению свободы иностранных лиц в государства их гражданства, являлось то, что они не получили законодательного закрепления и содержались только в указанных подзаконных правовых актах, а международное регулирование института передачи сводилось только к Берлинской конвенции, так как заключаемые и действовавшие в этот период двусторонние договоры с иностранными государствами вопроса передачи осужденных не касались, регулируя только порядок выдачи граждан для уголовного преследования или исполнения приговора, принятого иностранным государством в отношении своего гражданина (например, договор между Союзом Советских Социалистических Республики Алжирской Народной Демократической Республикой о взаимном оказании правовой помощи от 23 февраля 1982 г., ратифицированный 14 ноября 1983 г.), что существенно сокращало круг стран, с которыми советское государство могло сотрудничать по вопросам передачи, ограничивая его только странами-участницами Берлинской конвенции.

Таким образом, в советский период было положено начало формированию института передачи осужденных иностранных граждан для отбывания наказания в государства их гражданства в виде подписанной и ратифицированной конвенции и указа в ее исполнение. Однако отсутствие закрепления обязательного согласия осужденного на его передачу не позволяло иностранным гражданам в полном объеме реализовывать свои права, а отсутствие законодательного закрепления норм, регулирующих такую передачу, и отнесение рассмотрения и разрешение вопросов о передаче к компетенции прокуратуры, а не суда, фактически противоречило советскому законодательству.

Указанные обстоятельства и связанная с ними необходимость внесения серьезных изменений в законодательную базу обусловили начало второго этапа (1992-2002).

В начале данного периода в условиях глобальных перемен, связанных с распадом СССР и формированием нового государства – Российской Федерации, в 1993 г. принимается и вступает в силу Конституция Российской Федерации, в ч.2 ст.63 которой указано, что передача осужденных для отбывания наказания в других государствах осуществляются на основе федерального закона или международного договора Российской Федерации. Таким образом, были заложены основы для формирования судебной деятельности в рамках института передачи. Однако свое развитие в полной мере они получат позднее, поэтому на данном этапе деятельность суда в указанной сфере, а соответственно правосудие, по-прежнему не осуществляется, так как вопросы передачи иностранных лиц, осужденных к лишению свободы российскими судами, для отбывания наказания в государства их гражданства, все еще находятся в компетенции прокуратуры. Несмотря на то, что в принятом 18 декабря 2001 г. на замену УПК РСФСР УПК РФ впервые на законодательном уровне были закреплены нормы, регулирующие передачу осужденных иностранцев (ст.470 УПК РФ ред. от 01.07.2002 г.), они были частично заимствованы из ранее упомянутого Указа Президиума Верховного Совета СССР от 10.08.1979 г. № 563-X, в том числе и в части того, что передача осужденного иностранного гражданина осуществляется по решению Генерального прокурора РФ или его заместителя [6].

Стоит отметить, что на данном этапе новым УПК РФ был значительно расширен перечень оснований для отказа в передаче осужденных иностранных лиц с целью защиты интересов общества и потерпевшей от преступления стороны, что также заложило основы будущей деятельности суда, осуществляемой по вопросу передачи иностранных осужденных в форме правосудия. Однако во вступившем в законную силу в 1997 г. Уголовно-исполнительном кодексе РФ нормы, касающиеся судебного контроля, еще не распространяются на сферу передачи осужденных иностранцев, это произойдет гораздо позднее – в 2009 г.

На международном уровне на замену некоторым по-прежнему действующим договорам СССР с определёнными иностранными государствами принимаются новые договоры, отвечающие возникающим в мировом сообществе тенденциям к гуманизации уголовного процесса, а также к укреплению сотрудничества по всем направлениям в уголовно-процессуальной сфере. Несмотря на то, что данные договоры будут ратифицированы и вступят в силу значительно позже, принятие некоторых из них в данный период времени ознаменовало начало глобальной работы по формированию международной нормативно-правовая базы деятельности суда по вопросу передачи осужденных российскими судами иностранных граждан (см., например, Конвенцию о передаче осужденных к лишению свободы для дальнейшего отбывания наказания от 6 марта 1998 г.).

Несовершенство нового УПК РФ, связанное с имеющимися пробелами и неясностями, вызывало много вопросов у правоприменителя, что свидетельствовало о необходимости внесения серьезных изменений в нормы законодательства, регулирующие передачу иностранных осужденных [7], и обусловило начало третьего этапа по формирования и развития законодательной базы деятельности суда по вопросам передачи иностранных граждан.

На данном этапе, охватывающем период с 2003 г. по настоящее время, законодателем в целях обеспечении точного и единообразного применения закона, устранения выявленных возможностей двойного толкования отдельных норм, обнаруженных правовых пробелов, в том числе в нормы главы 55 УПК РФ, вносятся глобальные изменения, подготовленные по результатам мониторинга введения в действие УПК РФ, проводимого Комитетом Государственной Думы по законодательству совместно с Администрацией Президента РФ и предложенные правоприменителями и общественностью в ходе многочисленных научно-практических конференций, состоявшихся по всей России [7].

Это привело к тому, что на основе разработанных норм была успешно реализована передача в компетенцию суда полномочий по рассмотрению и разрешению вопроса о передаче иностранных граждан, осужденных судами Российской Федерации к лишению свободы, в государства их гражданства, как одного из вопросов, рассматриваемых и разрешаемых в порядке исполнения приговора в рамках правообеспечительного судебного контроля, что нашло свое отражение в ст. 397 УПК РФ [8] и в ст. 20 УИК РФ [9]. Это означало начало полноценного функционирования уголовно-процессуальной деятельности суда в этой сфере.

Внесенные изменения повлекли в свою очередь корректировки ряда статей, в том числе ст.ст. 396, 469, 470 УПК РФ, что урегулировало вопросы, касающиеся порядка судебного разбирательства, а судебный контроль в этой сфере был закреплен не только на национальном уровне – в ст. 20 УИК РФ, но и на международном - в заявлениях к Конвенции о передаче осужденных к лишению свободы для дальнейшего отбывания наказания от 6 марта 1998 г.

Стоит отметить, что в этот период в условиях всемирной глобализации и роста транснациональной преступности для расширения круга международного сотрудничества в сфере института передачи возникает необходимость в ратификации Российской Федерацией ранее принятых крупных конвенции, например, Конвенции о передаче осужденных лиц от 21 марта 1983 г. (Страсбургская конвенция) [10] в 2007 г., Конвенции о передаче осужденных к лишению свободы для дальнейшего отбывания наказания от 6 марта 1998 г. (Московская конвенция) [11] - в 2009 г., а также в принятии и/или ратификации большого количества, как новых, так и ранее принятых двусторонних договоров по данному вопросу. В связи с этим нормативно-правовая база деятельности суда по вопросу передачи иностранных граждан, осужденных к лишению свободы российскими судами, для отбывания наказания в государства их гражданства, стала весьма обширной, Российская Федерация и некоторые зарубежные государства стали участниками одновременно как двусторонних договоров, так и многосторонних конвенций по одному и тому же вопросу. Например, с Францией, Литвой и Польшей у Российской Федерации заключены и действуют двусторонние договоры по вопросам передачи. При этом все четыре государства, включая наше, являются участниками Страсбургской конвенции. Следствием этого стало возникновение определенных трудностей в деятельности суда при применении норм международного права в этой сфере.

В связи с вышеуказанными обстоятельствами и в связи с тем, что у судов все чаще стали возникать вопросы при применении, в том числе, главы 47 УПК РФ, в 2011-2012 гг. Пленумом Верховного Суда РФ даны разъяснения, которые не только уточнили некоторые спорных ситуации, связанных с применением норм, регулирующих правила подсудности, процессуальный порядок судебного разбирательства, в том числе подготовку к судебному заседанию [12], а также вопросами применения норм международных конвенций и договоров, участником которых является Российская Федерация [13], но и окончательно определили правовую природу деятельности суда по передаче иностранных осужденных, которая до этого вызывала некоторые споры у ученых процессуалистов [14. С. 8; 15. С. 118].

Как правильно отмечают ученые процессуалисты, в настоящее время по сравнению с советским периодом произошло большое количество изменений, касающихся основных положений, определяющих компетентные органы по вопросам передачи осужденных лиц и регулирующих их деятельность, значительно увеличилась договорная практика Российской Федерации в сфере передачи осужденных, статистические показатели свидетельствуют о том, что количество переданных осужденных иностранцев возросло [16. C. 16]. Деятельность суда по вопросу передачи иностранных лиц, осужденных к лишению свободы судами Российской Федерации, для отбывания наказания в государства, гражданами которых они являются, при таких обстоятельствах приобретает особую важность.

В настоящее время актуальность развития ее правового регулирования подтверждается как принятым распоряжением Правительства РФ от 29 апреля 2021 г. № 1138-р «Об утверждении Концепции развития уголовно-исполнительной системы РФ на период до 2030 г.» [17], так и научными работами ученых-процессуалистов, отмечающих имеющиеся недостатки в части регулирования процесса доказывания по данной категории дел [18. С. 198], средств установления обстоятельств, подлежащих доказыванию [19. С. 189], деятельности участников судебного производства [20. С. 80] и др.

Таким образом, нормативно-правовая база деятельности суда в данной сфере претерпела серьезные изменения в процессе своего становления, но по-прежнему не лишена недостатков в виде пробелов, неточностей, и в данный момент продолжает развиваться в целях более точного и полного правового регулирования всех аспектов вопроса передачи осужденных судом Российской Федерации к лишению свободы лиц в государства их гражданства, которые находятся в компетенции суда. Изучение становления и развития законодательной базы указанной деятельности суда позволит правильно определить вектор дальнейшего развития законодательства в этой области и внести соответствующие предложения по ее совершенствованию.



References
1.
Krymov A.A. Peredacha osuzhdennykh lits dlya dal'neishego otbyvaniya nakazaniya kak mezhotraslevoi kompleksnyi institut prava / A.A. Krymov // LEX RUSSICA (RUSSKII ZAKON).-2014.-№9.-S. 1114-1118.
2.
Ukaz Prezidiuma Verkhovnogo Soveta SSSR ot 10 avgusta 1979 goda «O poryadke vypolneniya obyazatel'stv, vytekayushchikh dlya SSSR iz Konventsii o peredache lits, osuzhdennykh k lisheniyu svobody, dlya otbyvaniya nakazaniya v gosudarstve, grazhdanami kotorogo oni yavlyayutsya». URL: https://normativ.kontur.ru/document?moduleId=1&documentId=51062 (Data obrashcheniya 27.09.2021).
3.
Ugolovno-protsessual'nyi kodeks RSFSR (utv. VS RSFSR 27.10.1960) // SPS «Konsul'tant Plyus»
4.
Zakon SSSR ot 30.11.1979 g. № 1162-X «O prokurature SSSR» // SPS «Konsul'tant Plyus».
5.
Konstitutsiya (Osnovnoi Zakon) Soyuza Sovetskikh Sotsialisticheskikh Respublik // SPS «Konsul'tant Plyus»
6.
«Ugolovno-protsessual'nyi kodeks Rossiiskoi Federatsii» ot 18.12.2001 N 174-FZ (red. ot 01.07.2002 goda) // SPS «Konsul'tant Plyus».
7.
Poyasnitel'naya zapiska k proektu Federal'nogo zakona «O vnesenii izmenenii i dopolnenii v Ugolovno-protsessual'nyi kodeks Rossiiskoi Federatsii» (proekt №279596-3) // SPS «Konsul'tant Plyus».
8.
Federal'nyi zakon «O vnesenii izmenenii i dopolnenii v UPK RF» ot 04.07.2003 goda N92-FZ // SPS «Konstul'tant Plyus».
9.
Federal'nyi zakon «O vnesenii izmenenii i dopolnenii v UIK RF» ot 03.06.2009 goda N111-FZ // SPS «Konstul'tant Plyus».
10.
Konventsiya o peredache osuzhdennykh lits ot 21 marta 1983 goda. URL: https://docs.cntd.ru/document/901909687. (Data obrashcheniya 29.09.2021).
11.
Konventsiya o peredache osuzhdennykh k lisheniyu svobody dlya dal'neishego otbyvaniya nakazaniya ot 6 marta 1998 goda. URL: https://docs.cntd.ru/document/8312961. (Data obrashcheniya 29.09.2021).
12.
Postanovlenie Plenuma Verkhovnogo Suda RF ot 20 dekabrya 2011 g. № 21 g. Moskva «O praktike primeneniya sudami zakonodatel'stva ob ispolnenii prigovora» // SPS «Garant».
13.
Postanovlenie Plenuma Verkhovnogo Suda RF ot 14.06.2012 № 11 «O praktike rassmotreniya sudami voprosov, svyazannykh s vydachei lits dlya ugolovnogo presledovaniya ili ispolneniya prigovora, a takzhe peredachei lits dlya otbyvaniya nakazaniya» // SPS «Garant».
14.
Kurganskii M.G. Voprosy ispolneniya prigovora, razreshaemye raionnymi (gorodskimi) sudami po mestu otbyvaniya nakazaniya osuzhdennymi. Avtoreferat dissertatsii k.yu.n.-Krasnodar.-2007.-S. 19.
15.
Tulyanskii D.V. Osushchestvlyaet li sud pravosudie v stadii ispolneniya prigovora? Zhurnal rossiiskogo prava. 2001. № 7 S. 118-121.
16.
Shatalov A.S. Institut peredachi lits, osuzhdennykh k lisheniyu svobody, dlya otbyvaniya nakazaniya v gosudarstvo ikh grazhdanstva: istoricheskii aspekt // Penitentsiarnaya nauka, № 33, 2016. S.14-17.
17.
Rasporyazhenie Pravitel'stva RF ot 29 aprelya 2021 g. № 1138-r Ob utverzhdenii Kontseptsii razvitiya ugolovno-ispolnitel'noi sistemy RF na period do 2030 g. // SPS «Garant».
18.
Krymov A.A. Dokazyvanie v stadii ispolneniya prigovora // Vestnik Moskovskogo universiteta MVD Rossii.-2014.-№7.-S. 196-198.
19.
Kachalov V.I. Proizvodstvo po ispolneniyu itogovykh sudebnykh reshenii v rossiiskom ugolovnom protsesse: dis. … d-ra yurid. nauk. M., 2017. – 492 S.
20.
Santashova, L. L. Peredacha lits, osuzhdennykh k lisheniyu svobody, dlya otbyvaniya nakazaniya v gosudarstva ikh grazhdanstva: dis. … kand. yurid. nauk. Vologda, 2017. – 211 S.
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Other our sites:
Official Website of NOTA BENE / Aurora Group s.r.o.
"History Illustrated" Website