Статья 'Правовые вопросы предупреждения и ликвидации аварийных разливов нефти и нефтепродуктов' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Journal Menu
> Issues > Rubrics > About journal > Authors > About the Journal > Requirements for publication > Council of editors > Redaction > Peer-review process > Policy of publication. Aims & Scope. > Article retraction > Ethics > Online First Pre-Publication > Copyright & Licensing Policy > Digital archiving policy > Open Access Policy > Open access publishing costs > Article Identification Policy > Plagiarism check policy
Journals in science databases
About the Journal

MAIN PAGE > Back to contents
Legal Studies
Reference:

Legal issues of prevention and response to accidental spills of petroleum products

Kudelkin Nikolai

PhD in Law

Leading Scientific Associate, Department of Environmental, Land and Agrarian Law, Institute of State and Law of the Russian Academy of Sciences

119019, Russia, g. Moscow, ul. Znamenka, 10

nkkix@inbox.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7136.2021.7.35966

Review date:

18-06-2021


Publish date:

18-07-2021


Abstract: The subject of this research is a set of legal norms that regulate social relations in the area of prevention and response to accidental spills of petroleum products. The goal of this work consists in formulation of theoretical and practical conclusions and recommendations aimed at the improvement of legal regulation in this sphere. The relevance of the selected topic is defined by the fact that accidental spills of hydrocarbons is an urgent concern for the Russian Federation. The official data indicates over 17,000 accidents occurred at enterprises of the fuel and energy complex in 2019. The due regulation of prevention and response to spills of petroleum products is definitely one crucial elements in ensuring environmental security of the Russian Federation. The article examines the legal support issues with regards to prevention and response to accidental spills of petroleum products. Based on the analysis of the effective legislation, the author makes a number of conclusions and recommendation. It is noted that the norms regulating the relations in this sphere are for the most part dedicated to the issues of localization and elimination of the spills of petroleum products, i.e. measures taken after the spill. Such crucial problem as the prevention of spills of petroleum products and environmental damage is not given due attention in the legislation. The author also formulates the principle of advanced development of environmental legislation, according to which the legislative and technical regulation of the activity posing heightened risk to the environment and (or) associated with the use of natural resources should be proactive.


Keywords: Arctic Ocean, environmental duties, biological diversity, marine environment, environmental protection, prevention of environmental harm, oil spill, Northern Sea Route, marine accident, Arctic
This article written in Russian. You can find full text of article in Russian here .

Введение . Одним из существенных источников причинения вреда окружающей среде является деятельность, связанная с добычей, транспортировкой и хранением углеводородов. Аварии в данной сфере не являются редкостью, а их последствия для природы в некоторых случаях достигают катастрофических масштабов, восстановление нарушенного состояния окружающей среды может занимать долгие годы либо не наступить вовсе. В качестве примера можно привести один из крупнейших в истории разлив нефти, который произошел в Мексиканском заливе по причине взрыва на нефтяной платформе Deepwater Horizon 20 апреля 2010 г. (URL: https://www.britannica.com/event/Deepwater-Horizon-oil-spill (дата посещения: 17.02.2021 г.)) . В результате инцидента в Мексиканский залив попало около 130 млн галлонов (1 гал. – 4,55 л.) сырой нефти. Спустя десятилетие после аварии многие виды животных, обитающих в Мексиканском заливе, все еще не восстановили свою численность, среди них глубоководные кораллы, обыкновенные гагары, пятнистая морская форель. По мнению ученых, в настоящее время еще нельзя сделать окончательные выводы о том, какое влияние оказал разлив нефти на долгоживущие виды, такие как дельфины, киты и морские черепахи [1].

Ситуация с аварийными разливами углеводородов является острой и для Российской Федерации. Так, по официальным данным, в 2019 г. на предприятиях топливно-энергетического комплекса произошло более 17. тыс. аварий (17 171, из них 10 478 - на нефтепроводах), повлекших за собой разлив нефти. Следует обратить внимание на то, что около 90% аварий на нефтепроводах происходит из-за коррозии металла труб [2, с. 159]. В качестве примера наиболее масштабных аварийных разливов нефти и нефтепродуктов, произошедших в 2020 г., можно назвать следующие. Один из крупнейших разливов топлива в российской истории произошел 29 мая на Норильской ТЭЦ. Режим ЧС межмуниципального уровня был введен из-за разгерметизации одного из резервуаров, в котором хранилось дизтопливо. В окружающую среду попало около 20 тысяч тонн нефтепродуктов (URL: https://rg.ru/2020/06/03/reg-sibfo/chto-stalo-prichinoj-razliva-diztopliva-v-norilske.html (дата посещения: 17.02.2021 г.)) . В январе на железнодорожной станции Токи (Хабаровский край) произошла утечка из состава с цистернами, в результате чего в окружающую среду попало около 60 тонн нефти. В этом же месяце в Черном море в 146,4 км от г. Феодосия был выявлен след судового сброса нефтепродуктов площадью 86,1 км2 (https://www.angi.ru/news/2885984-Нефтяные катастрофы 2020 года/(/ (дата обращения: 05.04.2021)) . Из приведенных выше примеров видно, что сложившаяся в России в сфере обращения с углеводородами ситуация свидетельствует о важности предупреждения и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов, эффективность этих мероприятий во многом зависит от развитости правового регулирования.

Согласно ст. 58 Конституции РФ каждый обязан сохранять природу и окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам. При этом в соответствии с ч. 1 ст. 9 Конституции РФ земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории. Исходя из смысла приведенных норм Закона, природа и ее отдельные компоненты являются высшей ценностью и подлежат защите и охране. Таким образом, предупреждение, минимизация и ликвидация последствий разливов углеводородов являются одной из форм выполнения всеобщей конституционной обязанности. Можно уверенно сказать, что надлежащая регламентация деятельности по предупреждению и ликвидации разливов нефти является одной из важнейших составных частей в обеспечении экологической безопасности России [3], значение которой с каждым годом только возрастает. Как справедливо пишет М.М. Бринчук, предупреждение экологического вреда, в свою очередь, способствует предупреждению экогенного вреда, т.е. вреда здоровью и жизни человека в результате воздействия на него нарушенной, загрязненной окружающей среды [4, с. 77]. Следовательно, предупреждение и минимизация экологического вреда напрямую связаны с обеспечением права каждого на благоприятную окружающую среду, провозглашенного в ст. 42 Конституции РФ.

Предупреждение и ликвидация разливов нефти и нефтепродуктов на континентальном шельфе Российской Федерации, во внутренних морских водах, в территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации.

Поскольку морская среда чрезвычайно чувствительна к загрязнению нефтепродуктами, а ликвидация нефтяных разливов в море является сложной задачей, успешное решение которой во многом зависит и от природных особенностей каждой конкретной акватории, данный вопрос заслуживает первостепенного внимания.

Российское законодательство содержит ряд норм, непосредственно посвященных данной проблематике. Так, п. 1 ст. 16. 1 Федерального закона от 31 июля 1998 г. № 155-ФЗ «О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации» (СЗ РФ. 1998. № 31. Ст. 3833) предусмотрено обязательное наличие плана предупреждения и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов при эксплуатации, использовании искусственных островов, установок, сооружений, подводных трубопроводов, проведении буровых работ при региональном геологическом изучении, геологическом изучении, разведке и добыче углеводородного сырья, а также при транспортировке и хранении нефти и нефтепродуктов, осуществлении деятельности по перевалке нефти и нефтепродуктов, бункеровке (заправке) судов с использованием специализированных судов, предназначенных для бункеровки (судов-бункеровщиков). Аналогичное положение содержится и в ст. 22.2 Федерального закона от 30 ноября 1995 г. № 187-ФЗ «О континентальном шельфе Российской Федерации» (СЗ РФ. 1995. № 49. Ст. 4694). Непосредственно сами правила организации мероприятий по предупреждению и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов на континентальном шельфе Российской Федерации, во внутренних морских водах, в территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации утверждены Постановлением Правительства РФ от 30 декабря 2020 г. № 2366 (СЗ РФ. 2021. № 2 (ч. 1). Ст. 416) . В указанных правилах определены требования к содержанию плана предупреждения и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов, порядок проведения комплексных учений, порядок выдачи заключения о готовности эксплуатирующей организации к действиям по локализации и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов, порядок привлечения дополнительных сил и средств единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций для осуществления мероприятий по ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов и др.

Чрезвычайно значимым, в свете рассматриваемой проблемы, является Приказ Министерства транспорта РФ от 27 ноября 2020 г. № 523 (Текст приказа опубликован на «Официальном интернет-портале правовой информации» (www.pravo.gov.ru) 31 декабря 2020 г. № 0001202012310087) , которым утверждены Требования к составу сил и средств постоянной готовности, предназначенных для предупреждения и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов на континентальном шельфе Российской Федерации, во внутренних морских водах, в территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации. Следует обратить внимание на прямое указание в Требованиях на необходимость учета различных условий, характерных для акваторий, на которых осуществляют деятельность силы и средства постоянной готовности, в частности, при локализации разливов нефти с использованием средств локализации разливов нефти и нефтепродуктов, при сборе нефти на открытой воде с использованием средств сбора нефти и нефтепродуктов, при этом должен быть обеспечен сбор нефти во льду и сбор нефти с поверхности льда. Данные положения имеют особую важность для предупреждения и ликвидации нефтяных разливов в морских акваториях Арктической зоны Российской Федерации (далее – АЗРФ). Однако остается открытым вопрос о возможности и эффективности сбора нефти и нефтепродуктов, находящихся подо льдом, а также при разнообразных экстремальных природных условиях, характерных для Арктики. Специалисты относят к наиболее значимым факторам, затрудняющим или делающим практически невозможным ликвидацию аварийного разлива нефти, такие условия природной среды Арктики, как постоянный или присутствующий продолжительное время ледяной покров, низкие температуры воздуха и воды, наличие периодов полярных ночей, удаленность береговой инфраструктуры. В контексте рассматриваемой проблемы следует привести данные полевых испытаниях. Так, в ледовых условиях удавалось собирать 30–50% разлитой нефти. В реальности же собирается до 30% разлитой нефти, а средний показатель составляет всего 10–15%. При этом механические средства сбора нефти, специализированные для работы во льдах, эффективны при сплоченности льда до 80%, диспергенты – при сплоченности до 30%. В сплошном льду все указанные средства теряют эффективность, а диспергенты неэффективны уже при 50%-ной сплоченности льда и при низкой температуре морской воды [5, с. 31–34]. Кроме того, названные выше факторы сочетаются с рядом природных особенностей, присущих Арктическому региону, увеличивающих риск наступления тяжелых последствий от нефтяных разливов. Так, в Отчете «Разливы нефти. Проблемы, связанные с ликвидацией последствий», выпушенном Всемирным фондом дикой природы (WWF), указываются такие из них, как медленное испарение нефти, возможность попадания нефти в пространство между льдами или под лед, из-за чего она становится труднодоступной для бактериального разложения, медленное восстановление флоры и фауны после воздействия нефтяного загрязнения [6, с. 9]. Наиболее ярким примером, хорошо иллюстрирующим, каких масштабов могут достигать последствия от нефтяного разлива в северных морях, является катастрофа, случившаяся 24 марта 1989 г., когда судно «Exxon Valdez» село на мель в северной части пролива Принца Уильяма, в результате чего произошел разлив 42 млн л сырой нефти, повлекший загрязнение 1990 км береговой линии. Около 2000 каланов, 302 тюленя и около 250 000 морских птиц погибли в первые дни после разлива [7]. Долгосрочные последствия от катастрофы сохранились на многие годы. Например, популяция каланов подвергалась негативному воздействию на протяжении как минимум 10 лет после разлива. По данным исследований, присутствие нефти в окружающей среде замедлило восстановление некоторых видов диких животных на срок длительностью около 24 лет после катастрофы и затронуло в той или иной степени 25% видов живых организмов, обитающих в зоне разлива [8]. Приведенные выше данные говорят, с одной стороны, о высоком значении деятельности по предупреждению и ликвидации последствий от разливов нефти и нефтепродуктов в северных морях и чрезвычайно высокой сложности ее осуществления – c другой.

При анализе Требований, утвержденных Приказом Министерства транспорта РФ от 27 ноября 2020 г. № 523, с точки зрения эффективности их применения в арктических морях следует обратить внимание, например, на п. 3, согласно которому в состав сил и средств постоянной готовности, наряду с прочим, включаются скиммеры, предназначенные для сбора нефти и нефтепродуктов на открытой воде. При этом о возможности осуществления сбора нефти и нефтепродуктов подо льдом не указывается, также не говорится и о степени сплоченности ледяного покрова. При этом изначально в проекте рассматриваемых Правил в п. 2 содержалось прямое указание на то, что личный состав сил постоянной готовности должен обеспечивать в том числе сбор нефти и нефтепродуктов во льду сплоченностью до 90% и сбор нефти с поверхности льда (URL: https://regulation.gov.ru/ (ID проекта 02/08/08-20/00107335). Однако в утвержденном документе требование относительно уровня сплоченности льда отсутствует, вероятно, из-за сложности его выполнения. Таким образом, можно прийти к выводу о том, что, несмотря на указания в Требованиях о необходимости учета особенностей акваторий, главным образом они ориентированы на предупреждение и ликвидацию разливов нефти и нефтепродуктов на открытой воде.

Отдельного внимания заслуживают вопросы обеспечения экологической безопасности при транспортировке углеводородов по Северному морскому пути (далее – СМП). Согласно данным из открытых источников в 2019 г. по СМП было перевезено 30,834 млн тонн грузов, из них нефть и нефтепродукты составили 8,163 млн тонн (см.: URL: https://www.cdu.ru/tek_russia/issue/2020/5/755/ (дата обращения: 05.04.2021)) . В обозрим будущем грузопоток по СМП планируется существенно увеличить, называются цифры в диапазоне от 80 млн тонн до 160 млн тонн в год (см.: URL: https://portnews.ru/news/306072/ (дата обращения: 05.04.2021)) . Достижение названных цифр зависит от множества факторов, тем не менее очевидно, что объем перевозимых грузов будет возрастать, следовательно, будет расти и доля опасных для окружающей среды грузов, таких как нефть и нефтепродукты. В Стратегии развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2035 года, утвержденной Указом Президента РФ от 26 октября 2020 г. № 645 (СЗ РФ. 2020. № 44. Ст. 6970) , освещены в том числе вопросы, касающиеся обеспечения экологической безопасности на СМП. Например, в пп. «с» п. 7 Стратегии к одной из основных угроз развития АЗРФ отнесено несоответствие темпов развития аварийно-спасательной инфраструктуры и системы общественной безопасности темпам роста хозяйственной деятельности в Арктической зоне. Данный факт относится ко всей АЗРФ, но имеет особое значение для морских акваторий из-за высоких экологических рисков, связанных с их освоением. К одной из основных задач в сфере развития инфраструктуры АЗРФ относится строительство 16 аварийно-спасательных и буксирно-спасательных судов различной мощности (пп. «г» п. 13). Развитие единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций в целях осуществления мероприятий по ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов отнесено рассматриваемой Стратегией к одной из мер, направленных на выполнение основных задач в сфере охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности в АЗРФ (пп. «з» п. 15). Таким образом, рассматриваемый документ стратегического планирования может являться основой для дальнейшего совершенствования законодательства, направленного на предупреждение и ликвидацию разливов нефти в северных морях, включая акваторию СМП. Однако в настоящее время ситуация в данной сфере оставляет желать лучшего. Так, согласно данным с официального сайта ФГБУ Администрация северного морского пути в акватории СМП функционируют четыре группы аварийно-спасательной готовности (АСГ), которые располагаются в пунктах передового базирования (ППБ) ФГБУ «Морспасслужба» в портах Диксон, Тикси, Певек и в порту Провидения. Общая численность состава указанных групп АСГ (13 человек) в совокупности с перечнем аварийно-спасательного имущества и оборудование для ликвидации разливов нефти, имеющегося в наличии (например, Группа АСГ в ППБ морского порта Тикси оснащена боновым заграждением типа БПП-600, нефтесборной системой типа «Десми-250» (производительностью 70 куб. м/ч)) (см.: URL: http://www.nsra.ru/ru/pso.html (дата обращения: 22.03.2021)) , позволяет усомниться в возможности эффективной ликвидации крупных разливов нефти в акватории СМП.

Предупреждение и ликвидация разливов нефти и нефтепродуктов на территории Российской Федерации, за исключением внутренних морских вод, территориального море и континентального шельфа.

Основы правового регулирования в данной сфере заложены в ст. 46 Федерального закона от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» (СЗ РФ. 2002. № 2. Ст. 133) , регламентирующей требования в области охраны окружающей среды при осуществлении деятельности в области геологического изучения, разведки и добычи углеводородного сырья, а также при переработке (производстве), транспортировке, хранении, реализации углеводородного сырья и произведенной из него продукции. Так, согласно п. 1 рассматриваемой статьи при осуществлении деятельности в сфере обращения с углеводородами должны проводиться мероприятия по предотвращению негативного воздействия на окружающую среду. В соответствии с п. 3 рассматриваемой статьи на протяжении всего цикла обращения с углеводородами, начиная от геологического изучения и заканчивая реализацией углеводородного сырья и произведенной из него продукции, должны предусматриваться меры по предупреждению и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов, а также иного негативного воздействия на окружающую среду.

Обязательным является наличие планов предупреждения и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов при осуществлении деятельности в области геологического изучения, разведки и добычи углеводородного сырья, а также переработки (производства), транспортировки, хранения, реализации углеводородного сырья и произведенной из него продукции (п. 4 ст. 46 Закона «Об охране окружающей среды»). Таким образом, данное требование также распространяется на весь цикл обращения с углеводородами.

Согласно п. 9 рассматриваемой статьи на Правительство РФ возлагается обязанность по установлению правил организации мероприятий по предупреждению и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов на территории Российской Федерации, за исключением внутренних морских вод Российской Федерации и территориального моря Российской Федерации. Такие Правила утверждены Постановлением Правительства РФ от 31 декабря 2020 г. № 2451 (СЗ РФ. 2021. № 3. Ст. 583) , в них урегулирован широкий спектр вопросов, в том числе требования к содержанию планов предупреждения и ликвидации разливов нефти, критерии определения объектов, эксплуатация которых допускается при наличии указанного выше плана, порядок проведения комплексных учений по подтверждению готовности организации к действиям по локализации и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов, порядок оповещения федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов РФ и органов местного самоуправления о факте разлива нефти и нефтепродуктов, порядок привлечения дополнительных сил и средств единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций в целях осуществления мероприятий по ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов и др. Следует обратить внимание на то, что в рассматриваемых Правилах содержится определение таких понятий, как «ликвидация разлива нефти и нефтепродуктов», «локализация разлива нефти и нефтепродуктов», при этом такое важное понятие, как «предупреждение разлива нефти и нефти продуктов», не раскрывается. Анализ содержания названных выше Правил, как, впрочем, и других актов, регулирующих отношения в рассматриваемой сфере, показывает, что главным образом они посвящены именно вопросам локализации и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов, т.е. мероприятиям, осуществляемым уже непосредственно после разлива. Таким образом, такой важной проблеме, как предупреждение разливов нефти и нефтепродуктов, а следовательно, и предупреждению экологического вреда не уделено должного внимания. Стоит отметить, что такое положение дел характерно не только для сферы обращения с углеводородами, но и для других областей правового регулирования. Здесь следует привести мнение Р.Х. Гиззатуллина, согласно которому экологическое законодательство не обеспечивает надлежащей реализации принципа предупреждения вреда окружающей среде и соответственно требует совершенствования в данном направлении [9, с. 180].

Заключение. Подводя итог сказанному выше, можно прийти к следующим выводам. Современное законодательство, посвященное вопросам экологической безопасности в сфере обращения с нефтью и нефтепродуктами, главным образом направлено на обеспечение своевременной локализации и ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов, при этом вопросам их предупреждения не уделено должного внимания, несмотря на то, что термин «предупреждение» используется в тексте нормативных правовых актов достаточно активно.

Одним из средств предупреждения разливов нефти, а следовательно, и экологического вреда является повышение требований к эксплуатируемым в данной сфере техническим объектам, при этом такие требования должны учитывать природные особенности территории или акватории, где они используются. Кроме того, установление повышенных требований к оборудованию в данной сфере в сочетании с мерами экономического стимулирования способно благотворно повлиять не только на состояние окружающей среды, но и иметь благоприятные экономические последствия, например такие, как стимулирование производства природоохранного, экологически дружелюбного оборудования [10].

Ввиду того, что одной из основных причин аварий, повлекших за собой разливы нефти и нефтепродуктов, является износ используемого оборудования, существует острая необходимость в надлежащем контроле за его техническим состоянием и соблюдением предписаний законодательства в целях выявления объектов, состояние которых представляет угрозу для окружающей среды.

Также остро стоит вопрос о разработке специальных требований к деятельности по локализации и ликвидации разливов нефти в морях Арктической зоны Российской Федерации. При этом, учитывая сложность ликвидации разливов нефти в арктических условиях и хрупкость природной среды региона, добычу углеводородов в акваториях АЗРФ целесообразно ограничить и (или) ввести мораторий на ее осуществление (в тех районах, где она еще не ведется) до того момента, когда технологии смогут обеспечить ее низкорисковый уровень. Подобный подход к регулированию рассматриваемого вопроса будет полностью соответствовать принципу принятия мер предосторожности, провозглашенному Рио-де-Жанейрской декларацией по окружающей среде и развитию (принята Конференцией ООН по окружающей среде и развитию, Рио-де-Жанейро, 3–14 июня 1992 г.) (URL: https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/riodecl.shtml (дата обращения:19.04.2021)).

Следует отметить, что законодательное и техническое регулирование деятельности, представляющей повышенную опасность для окружающей среды и (или) связанной с использованием природных ресурсов, должно носить опережающий, а не догоняющий характер по отношению к ее осуществлению, когда изменения в законодательство начинают ускоренно вноситься после крупных экологических катастроф, повлекших за собой огромный ущерб природе. То есть совершенствование законодательства должно осуществляться на основе прогнозирования возможных рисков для окружающей среды в целях минимизации возможных негативных последствий. Данный подход можно назвать принципом опережающего развития экологического законодательства. Следование такому принципу в законотворчестве, а также при планировании осуществления различных видов деятельности, особенно на еще неосвоенных территориях и акваториях, должно способствовать в том числе и предупреждению экологического и экогенного вреда.



References
1.
URL: https://www.nationalgeographic.com/animals/2020/04/how-is-wildlife-doing-now--ten-years-after-the-deepwater-horizon/ (data obrashcheniya: 17.02.2021).
2.
O sostoyanii i ob okhrane okruzhayushchei sredy Rossiiskoi Federatsii v 2019 godu. Gosudarstvennyi doklad. – M.: Minprirody Rossii; MGU imeni M.V. Lomonosova, 2020. – 1000 s.
3.
Zhavoronkova N.G., Agafonov V.B. Strategicheskie napravleniya pravovogo obespecheniya ekologicheskoi bezopasnosti v Arkticheskoi zone Rossiiskoi Federatsii // Aktual'nye problemy rossiiskogo prava. 2019. № 7. S. 161–171.
4.
Brinchuk M.M. Printsipy ekologicheskogo prava: Monografiya. M.: Yurlitinform, 2013. – 208 s.
5.
Toropov E.E., Shabalin A.A., Mokhov O.A. Likvidatsiya razlivov nefti podo l'dom v udalennykh arkticheskikh akvatoriyakh // Arktika: ekologiya i ekonomika. 2018. № 4(32). S. 30–42. DOI: 10.25283/2223-4594-2018-4-30-42
6.
Razlivy nefti. Problemy, svyazannye s likvidatsiei posledstvii razlivov nefti v arkticheskikh moryakh. Otchet. WWF, razrabotan kompaniei Nuka Research and Planning Group, LLC. 2007 g. S. 9. ISBN: 978-2-88085-283-2
7.
URL: https://www.scientificamerican.com/article/environmental-effects-of/ (data obrashcheniya: 24.03.2021).
8.
URL: https://www.treehugger.com/exxon-valdez-oil-spill-history-and-impact-5113545 (data obrashcheniya: 05.04.2021).
9.
Gizzatullin R.Kh. Realizatsiya printsipa preduprezhdeniya vreda okruzhayushchei srede v ekologicheskom zakonodatel'stve // Pravovoe gosudarstvo: teoriya i praktika. 2016. № 4 (46). S. 177–181.
10.
Kudel'kin N.S. Pravovye voprosy ekonomicheskoi podderzhki prirodookhrannoi deyatel'nosti na primere nailuchshikh dostupnykh tekhnologii // Ekologicheskoe pravo. 2020. № 6. S. 30–34.
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Other our sites:
Official Website of NOTA BENE / Aurora Group s.r.o.
"History Illustrated" Website