Статья 'Уголовное право и охрана окружающей среды: реальный потенциал и ограниченные возможности в условиях современных экологических кризисов.' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Journal Menu
> Issues > Rubrics > About journal > Authors > About the Journal > Requirements for publication > Council of editors > Redaction > Peer-review process > Policy of publication. Aims & Scope. > Article retraction > Ethics > Online First Pre-Publication > Copyright & Licensing Policy > Digital archiving policy > Open Access Policy > Open access publishing costs > Article Identification Policy > Plagiarism check policy
Journals in science databases
About the Journal

MAIN PAGE > Back to contents
Legal Studies
Reference:

Criminal law and environmental protection: real potential and limited capabilities in the context of modern environmental crises

Dubovik Ol'ga Leonidovna

Doctor of Law

Chief Scientific Associate, Institute of State and Law of the Russian Academy of Sciences

119019, Russia, g. Moscow, ul. Znamenka, 10

trednikova@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7136.2020.8.33844

Review date:

06-09-2020


Publish date:

25-09-2020


Abstract: Environmental crimes statistically comprise an insignificant portion in overall crime structure, based on the number of reported cases and settled cases; the level of their latency remains high. The traditional types of offences, such as unlawful logging, hunting, extraction of water bio resources, prevail within the Russian registered cases of environmental crime, although their latency is undoubted. The vast majority of instances of criminal environmental pollution (water, atmosphere, marine environment, soil), violations of rules in handling environmentally hazardous substances and waste are not recorded, and thus do not receive due legal assessment. Currently, there is a wide variety of threats to the environment, environmental rights and interests, life and health, public and territorial security, which are complex in their structure, causes, consequences, and dynamics, and often interrelated with other social and economic factors. Among most urgent and large-scale threats, the author determines climate change, world ocean waters pollution, decline in biodiversity, wildfires, and in the long view – pollution of near-earth space environment. Environmental experts actively discuss the means for preventing such threats, including legal ones. Criminal law should also contribute to this activity.


Keywords: environmental protection, legislation, legal protection, biodivercsty, climate, criminal law, environmental law, environment, crime, criminal liability
This article written in Russian. You can find full text of article in Russian here .

Постановка проблемы . В последние десятилетия международное сообщество и подавляющее большинство государств уделяли значительное внимание правотворческим, организационным, экономическим и пропагандистским направлениям противодействия экологической преступности. В общественном и профессиональном юридическом сознании произошла переоценка опасности преступного и в целом противоправного эколого-значимого поведения и причиняемых им последствий в виде ущерба/вреда природе, жизни и здоровью людей, их имуществу, правам, создания угроз для жизнедеятельности, экологической безопасности населения и территории. Эта переоценка привела к принятию целого ряда важных международно-правовых соглашений, актов национального законодательства, созданию специальных структур в рамках правоохранительной системы (экологическая полиция, природоохранная прокуратура), к интенсификации научных исследований в области уголовно-экологического права как в России, так и за рубежом. Наряду с процессами формирования и развития позитивного правового регулирования охраны окружающей среды, определяющего цели, принципы, направления, инструменты и меры охраны биоразнообразия, климата, поверхностных и подземных вод, иных компонентов и объектов окружающей среды совершенствовалось и уголовное законодательство. Эта тенденция достигла пика в 90-е годы XX столетия, когда во многих странах была осуществлена масштабная реформа института уголовной ответственности за экологические преступления. В результате реформы в уголовных (или экологических) кодексах были выделены специальные главы, расширен круг охраняемых объектов, повышены и дифференцированы санкции, в целом созданы условия для эффективной борьбы с наиболее распространенными и опасными видами противоправного поведения (Подробнее о реформе уголовно-экологического законодательства в России и за рубежом см., например [1, 2, 3]). Таким образом, к началу XXI в. проблема уголовно-правового регулирования противодействия экологической преступности в общем и целом была решена. В доктрине и на практике, естественно, высказывались как положительные оценки, так и критические замечания, предлагались уточнения и поправки, но все они не носили кардинального характера (гл. 26 УК РФ «Экологические преступления» относится до сих пор к числу стабильных: в нее внесено немного изменений по сравнению, например, с гл. 22 УК РФ).

С момента реформы прошло четверть века и ситуация выглядит иначе по целому ряду параметров. Во-первых, возникают и распространяются новые разновидности экологического общественно-опасного поведения, растут объемы причиняемого ими вреда, усиливаются негативные последствия антропогенного воздействия на окружающую среду, не расцениваемые ранее в качестве преступных, а иногда даже и противоправных. Во-вторых, постоянно возникают и интенсифицируются экологические конфликты различного уровня, увеличиваются масштабы экологических кризисов, все чаще происходят природные катастрофы. Это объективно существующие явления и процессы, в которые замешан человек или должен в них вмешиваться. И они нередко связаны с экологической преступностью, порождая либо подпитывая ее.

Судя по всему, уголовное право как законодательство, наука и практика пока недостаточно реагируют на новые реалии, а может быть и не в состоянии сделать это.

Экологическая преступность. При анализе данного феномена следует учитывать несколько объективных и субъективных моментов. В нашей стране действует соответствующее международным стандартам уголовно-экологическое законодательство. Статистически экологические преступления составляют и по количеству зарегистрированных случаев, и по количеству рассмотренных дел незначительную долю в структуре преступности в целом; уровень их латентности продолжает оставаться высоким. В структуре регистрируемой российской экологической преступности преобладают традиционные виды преступлений – незаконная рубка лесных насаждений, незаконная охота, незаконная добыча водных биоресурсов, хотя и их латентность не вызывает сомнений. Подавляющее большинство фактов уголовно-наказуемого загрязнения окружающей среды (вод, атмосферы, морской среды, почвы), нарушения правил обращений с экологически опасными веществами и отходами не фиксируются и не получают надлежащей юридической оценки. Не получают ее пока и новые виды экологических преступлений, хотя об опасности экологического терроризма и экстремизма [4, 5, 6], незаконной торговли окружающей средой [7, 8] сказано немало.

Введение в главу 26 УК РФ статьи 2581 «Незаконная добыча и оборот особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу Российской Федерации (и)или охраняемых договорами Российской Федерации» лишь частично снимает проблему, так как не получают должной защиты другие виды живых ресурсов, а преследование незаконной торговли лесными ресурсами либо экологически опасными веществами и отходами затрудняется наличием конкуренции уголовно-правовых норм, сложностью квалификации и доказывания [9].

Сопоставление состояния, структуры и динамики экологических преступлений в разных странах несмотря на наличие принципиально общего подхода в регулировании уголовно-правовых средств противодействия им является сложной задачей [10] (Сравнительный анализ экологической преступности разных стран и уголовно-экологического законодательства, действующего в них, был приведен в масштабном проекте «Уголовно-правовая охрана природы» в Макс-Планк-институте зарубежного и международного уголовного права под руководством профессоров А.Эзера и Г.Хайне (см. краткую информацию об этом [11], а также серию опубликованных индивидуальных и коллективных монографий). В первой декаде XXI столетия исследования экологической преступности осуществлялись по инициативе Европейской Комиссии, Организации экономического содействия и развития, Всемирного банка в различных регионах. Они регулярно проводятся Гринпис и другими экологическими организациями, но имеющиеся статистические данные все же, скорее, характеризуют отдельные направления противодействия преступным посягательствам на окружающую среду либо ситуацию в отдельных странах и регионах Земли и не всегда отвечают требованиям классического криминологического научного подхода). Приходится учитывать объективно существующие различия, например, экосистем, традиций природопользования, уровня индустриализации и т.п. В обладающих огромными ресурсами биоразнообразия странах и в странах, где каждое животное, относящееся к особо охраняемым видам, отслеживается и охраняется, отношение к незаконной охоте, да и вообще к охоте весьма разное. Такого рода объективные факторы сказываются и на поведении при обращении с отходами, при использовании пестицидов и т.п. Кроме того следует учитывать, что ответственность за экологические преступления во многих странах, даже относящихся к континентальной правовой системе, устанавливается не только в уголовных кодексах, но и в дополнительном уголовном законодательстве, то есть в актах экологического, строительного, санитарного и иного права, а также то обстоятельство, что границы между уголовно-правовыми и административно-правовыми запретами (и, кстати, санкциями) нередко размыты.

Современные угрозы окружающей среде, экологическим правам и интересам, жизни и здоровью, безопасности населения и территорий. Они разнообразны и многочисленны, сложны по своей структуре, причинами и последствиям, динамике, зачастую тесно связаны с иными социальными и экономическими факторами. На сегодня, пожалуй, в первую очередь следует выделить такие- наиболее актуальные и масштабные угрозы как изменения климата, загрязнение вод мирового океана, снижение биоразнообразия, лесные пожары, а в перспективе (возможно, не слишком отдаленной) – загрязнение околоземного космического пространства. Экологи активно обсуждают возможность противодействия этим угрозам, меры по их сдерживанию, в том числе правовые. Уголовное право может и должно внести свой вклад в эту деятельность.

Изменения климата. Это глобальная угроза человечеству. Потепление атмосферы Земли нарушает сложившееся экологическое равновесие, приводит к затоплению территорий, распространению пустынь, ураганам, лесным пожарам, сказывается на процессах миграции, аграрной политике, экономической и энергетической безопасности отдельных государств и регионов, порождает массовое протестное движение и борьбу за доступ к ресурсам – вплоть до вооруженных конфликтов. Об изменениях климата не пишет и не говорит только ленивый. В международных документах предусмотрены обязательства по сокращению выбросов парниковых газов и другие меры [12, 13, 14]. На национальном уровне они конкретизируются и обеспечиваются соответствующими финансовыми, организационными и правовыми средствами, в том числе уголовно-правовыми: ответственность за загрязнение атмосферы предусмотрена УК РФ (ст. 251), и уголовным законодательством других стран. Вопрос заключается в том, соответствуют ли существующие уголовно-правовые запреты, сформулированные более четверти века назад, нынешней ситуации? По всей видимости, нет. Поэтому поднимается проблема климатических войн и климатических преступлений [15, 16, 17].

Статья 251 УК РФ «Загрязнение атмосферы» вряд ли может обеспечить требуемую в соврем5енной кризисной ситуации охрану климата, гарантировать реализацию превентивной функции уголовного закона. Даже с учетом иных норм УК РФ (ст. 246, 247, 358) уголовно-правовая охрана климата нуждается в усилении, хотя, безусловно, возможности уголовного права ограничены не только трудностями квалификации, установления вины и проч., но и сложностью этого природного феномена, неоднозначностью причин и следствий, спорностью аргументов и выводов представителей естественных наук- климатологов, физиков, экологов и др.

Лесные пожары. С одной стороны, эта проблема относится к традиционным и уголовная ответственность за поджог леса издавна устанавливалась законодателями разных стран. С другой стороны, в последние годы в условиях изменения климата она приобретает новое качество и масштабы. В 2019 году пожары уничтожили леса на 101 000 кв. км в России, 72500 кв. км в Бразилии (в районе Амазонки), 1050 кв. км в Калифорнии, 60000 кв. км в Австралии ( Spiegel . 2020. №4 (18.01.2020). S . 103 ) . Ущерб причинен не только лесным и иным насаждениям, но и биоразнообразию, жизни, здоровью и имуществу людей. Причины лесных пожаров охватывают широкий спектр обстоятельств, к числу которых помимо независящих непосредственно от человеческой деятельности природных явлений (грозы и т.п.) относятся и поджоги (одна из версий о причинах лесных пожаров, вспыхнувших несколько лет назад в Греции – поджоги с целью снизить стоимость лесных и земельных участков), и антиэкологическая лесохозяйственная и аграрная политика (пожары в Португалии и на Юге Франции, в 2017 – 2018 гг., обусловленные ориентацией на монокультуры – эвкалипты и пинии; пожары в районе Амазонки в результате вырубки и выжигания тропических лесов для создания новых пастбищ и шахт по добыче полезных ископаемых), и неосторожное обращение с источниками повышенной опасности при разведке полезных ископаемых, на транспорте, нахождении в лесах и проч. Статья 261 УК РФ устанавливает ответственность как за умышленное, так за неосторожное уничтожение и повреждение лесных насаждений, но ее профилактический потенциал может быть усилен за счет введения состава поставления в опасность, пересмотра санкций и более детального разъяснения Пленумом Верховного Суда РФ содержания и видов ущерба, в том числе для биоразнообразию.

Загрязнение окружающей среды микро и макропластиком. Проблема переработки, уничтожения, хранения и обеззараживании любых отходов чрезвычайно остра. Несмотря на все усилия она решается медленно и с переменным успехом. В последнее время внимание обращено на отходы пластических материалов, попадающих в водные объекты и морскую среду и негативно влияющие на биоразнообразие, осуществление судоходства и т.п. Для решения этой проблемы разрабатываются технологии, принимаются важные правовые документы [18]. Статьи 247 и 252 УК РФ в принципе обеспечивают достаточный уровень охраны, хотя в отношении загрязнения морской среды следует обсудить возможность введения состава поставления в опасность, а в рамках эколого-правового регулирования уточнить и изменить регламентацию обращения с пластиковыми отходами, ориентируясь на опыт Европейского Союза и на отечественную практику законодательного регулирования обращения с радиоактивными отходами.

Биоразнообразие как объект уголовно-правовой охраны. В Уголовном кодексе РФ во многих статьях установлена ответственность за посягательства на животный и растительный мир. В общем и целом, благодаря запретам незаконной охоты, нарушения режима особо охраняемых природных территорий и природных объектов и другим в доктрине отмечается высокий уровень защиты этого компонента окружающей среды. Все же следует обсудить необходимость внесения изменений в ст. 258 по образцу ст. 2581, поскольку незаконный оборот (торговля) дикими наземными животными, птицами, амфибиями и др., не являющимися «особо ценными», – явление распространенное и причиняющее значительный ущерб сохранению биологических и генетических ресурсов [19].

Таким образом, для повышения эффективности уголовно-экологического законодательства РФ следует обсудить вопросы введения составов поставления в опасность в ст. 246, 250–252, 261 УК РФ (что соответствовало бы и рекомендациям директивы ЕС от 19 ноября 2008 г. об охране окружающей среды уголовным правом), дальнейшей дифференциации санкций, уточнения признаков объективной стороны составов преступлений.



References
1.
Dubovik O.L. Ekologicheskie prestupleniya po novomu UK RF// Zhurnal rossiiskogo prava.1997. №10. S.59 – 71.
2.
Dubovik O.L. Predposylki, osnovnye itogi i perspektivy razvitiya reformy ugolovno-ekologicheskogo zakonodatel'stva v Rossii// Ugolovnaya politika i pravo v epokhu peremen/pod red. A.I. Korobeeva. Vladivostok: Izd. DVGU,2010. S.125 – 142.
3.
Dubovik O.L. Osnovnye napravleniya reformy ugolovno-ekologicheskogo zakonodatel'stva Germanii// Pravo i politika. 2013. №6 S.836 – 842.
4.
Guzik-Mkaruk E.M. Vybor stsenariev protivopravnykh deistvii ekologicheskimi organizatsiyami i ikh pravovaya kvalifikatsiya v pol'skom prave // Ugolovnoe pravo i sovremennost'. Sb. statei. Vyp.4. T.2/ Otv. red. A.E.Zhalinskii. M.: GUVShE,2012. S.69 –86.
5.
Dubovik O.L. Ekologicheskii terrorizm i ekologicheskii ekstremizm // Dubovik O.L. Ekologicheskaya konfliktologiya (preduprezhdenie i razreshenie ekologo-pravovykh konfliktov). M.: Norma,2019. S.230-252.
6.
Morozov V.I. Pushkarev V.G. Ekologicheskii terrorizm: ponyatie, sushchnost', klassifikatsiya// Ugolovnoe pravo. 2007. №2. S.122-123;
7.
Dubovik O.L., Zhalinskii A.E. glava 20 «Ekologicheskaya prestupnost' v Rossii: osnovnye tendentsii i sredstva bor'by»//Ekologicheskaya prestupnost' v Evrope/ Sost. F.Komt, L.Kremer / Otv. red. O.L. Dubovik. M.: Gorodets, 2010. S.244 – 348.
8.
Dubovik O.L. Nezakonnaya torgovlya okruzhayushchei sredoi – novaya raznovidnost' korruptsionnoi prestupnosti // Ekonomicheskaya prestupnost'. M.: Yurist'', 2002.
9.
Zhalinskii A.E. Osnovnye voprosy rassledovaniya i sudebnogo rassmotreniya ugolovnykh del ob ekologicheskikh prestupleniyakh. Obshchie trebovaniya k sobiraniyu, zakrepleniyu i ispol'zovaniyu dokazatel'stv (§1 gl.25)// Primenenie otvetstvennosti za ekologicheskie pravonarusheniya/ Otv. red. O.L. Dubovik. M.: Gorodets,2007. S.484-498.
10.
Luneev V.V. Kurs mirovoi i rossiiskoi kriminologii. Osobennaya chast'. T.II.M.: Yurait,2011. S. 429–464.
11.
Dubovik O.L. Ekologicheskoe pravo. Uchebnik, 2-e izd., M.: Prospekt, 2006, S. 73 – 74
12.
Pravo i klimat planety. Nauchnoe izdanie / Koll. avtorov/ Otv. red. Yu.A. Tikhomirov, S.A. Bogolyubov, N.A. Kichigin. M.: Yustitsiya, 2018;
13.
Dubovik O.L. izmenenie klimata i ego vozdeistvie na dinamiku i funktsionirovanie ekosistem (Analiticheskii obzor s pozitsii yurisprudentsii i zadach nauki ekologicheskogo prava) // Pravo i politika. 2009. №4 S.928-934.
14.
Rednikova T.V. Pravovye sredstva i mekhanizmy snizheniya negativnogo vliyaniya izmeneniya klimata na komponenty biologicheskogo raznoobraziya (stat'ya) // Modernizatsiya zakonodatel'stva Evropeiskogo soyuza ob okhrane klimata i energosberezhenii. Sbornik nauchnykh trudov. Tsentr sotsial. nauch.-inform. issled. Otdel pravovedeniya; Otv. red. Dubovik O.L., Alferova E.V., Moskva, 2014. S. 113.
15.
Byrne M. Climate crime: can responsibility for climate change be criminalized? // Carbon and climate law review.B.,2010. Vol.4, №3. P.278 – 290;
16.
Welzer H. Klimakriege: Wofür im 21: Jahrhundert getötet. 4 Aufl. Frankfurt A.M., 2009; Climate change liability: Transnational law and practice/ Ed.by Richard Lord, Silce Goldberg, Lavanya Rajmann, Yutta Brunnee. Cambridge univ. press, 2012
17.
Modernizatsiya zakonodatel'stva Evropeiskogo soyuza ob okhrane klimata i energosberezhenii/ Otv. red. O.L. Dubovik, E.V. Alferova. M.: IGP RAN, INION RAN, 2014. S.127 – 135, 258 – 262.
18.
Dubovik O.L. Rol' direktiv v pravovom regulirovanii okhrany okruzhayushchei sredy v Evropeiskom Soyuze//Mezhdunarodnoe pravo i mezhdunarodnye organizatsii. 2014. № 1. C. 107 – 116.
19.
Rednikova T.V. Organizovannaya ekologicheskaya prestupnost' v Rossii i za rubezhom: kriminologicheskaya kharakteristika i mery protivodeistviya // Lex Russica . 2018. № 9 (142). S. 98-111.
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Other our sites:
Official Website of NOTA BENE / Aurora Group s.r.o.
"History Illustrated" Website