Статья 'Правовое регулирование сбора останков мамонтовой фауны в Российской Федерации' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Journal Menu
> Issues > Rubrics > About journal > Authors > About the Journal > Requirements for publication > Council of editors > Redaction > Peer-review process > Policy of publication. Aims & Scope. > Article retraction > Ethics > Online First Pre-Publication > Copyright & Licensing Policy > Digital archiving policy > Open Access Policy > Open access publishing costs > Article Identification Policy > Plagiarism check policy
Journals in science databases
About the Journal

MAIN PAGE > Back to contents
Legal Studies
Reference:

Legal Regulation of Collection of Mammoth Fossils Remains in the Russian Federation

Belolyubskaya Galina Stepanovna

PhD in Politics

researcher at the laboratory 'Human in the Arctic Region' at Institute for Humanities Research and Indigenous Studies of the North, Siberian Branch of the Russian Academy of Sciences

677027, Russia, respublika Sakha, g. Yakutsk, ul. Petrovskogo, 1

gbelolubskaya@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7136.2019.12.31697

Review date:

12-12-2019


Publish date:

24-12-2019


Abstract: Severe measures of fighting against illegal sale of mammoth fossils undertaken by the global community have caused the boom on the mammoth fossils market. Considering that the greatest part of the mammoth fossils remains has been discovered in the territory of the Russian Arctic, the legal regulation of mammoth fossils in Russia is of pure research interest. In her article Belolyubskaya analyzes peculiarities of the legal regulation of this sphere at the federal and regional levels in the Russian Federation. Until present, the federation constituents have been playing the main role in collection and extraction of mammoth fossils. However, the boom on the mammoth fossils market have resulted in the need to adopt a federal law that would declare mammoth fauna remains as the natural resource of the country. The researcher has analyzed legal documents of both federal and regional levels that regulate the processes of collection and extraction of mammoth fossils. As an example, the researcher analyzes the legislative experience of the Republic of Sakha (Yakutia) where regulation of the turnover of mammoth fossils has been under close attention since the 1990s. The researcher focuses on whether mammoth fossils should be declared as natural resource and possible consequences of such decision for native communities of the Russian Arctic. 


Keywords: natural resource, mining economy, Republic of Sakha, Russian Arctic, paleontological material, mammoth tusks, mammoth fossils, legal regulation, mammoth fauna, property right
This article written in Russian. You can find full text of article in Russian here .

Введение

Сбор и добыча останков мамонтовой фауны находится в прямой зависимости от изменений на рынке слоновых костей. 3 марта 1973 года была подписана Конвенция о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения, с целью защиты некоторых видов дикой фауны и флоры от чрезмерной эксплуатации их в международной торговле (CITES) [1]. Конвенция вступила в силу 1 июля 1975 года. В 1989 году на заседании участников Конвенции был введен полный запрет на торговлю слоновой костью в связи с резким сокращением численности этих животных в 1970 – 1980-х гг.

Предпринятые меры не принесли желаемых результатов. В 2010-е годы борьба с незаконной торговлей слоновой костью приняла новый размах. Разные страны по очереди стали вводить новые запреты, в том числе на продажу изделий из слоновой кости. 30 марта 2017 года в Китае, крупнейшем мировом рынке слоновой кости, был введен запрет на ввоз и производство товаров из кости, и 31 декабря 2017 года в стране были закрыты все фабрики, занимающиеся резьбой по слоновой кости. О своих планах полностью запретить внутреннюю продажу слоновой кости и изделий из нее к 2021 году уже объявили Сингапур, Великобритания и Израиль.

Пока продолжается борьба за сохранение популяций слонов, на мировом рынке увеличивается спрос на ископаемый аналог слоновой кости – мамонтовую кость. Как отмечают А.Н. Смирнов, Н.Д. Кириллин, Ю.В. Иванова и М.А. Журилова, «в торговом мире ископаемая мамонтовая кость приравнивается к четвертому и пятому (низшим) сортам современной слоновой кости (всего насчитывается шесть сортов); основная причина – повышенная трещиноватость» [2, с. 71]. Несмотря на то, что мамонтовая кость относится к низким сортам слоновой кости, тем не менее, санкции и запреты, введенные на торговлю слоновой костью, а также отсутствие международных запретов на торговлю ископаемой мамонтовой костью (сокр. – ИМК ) стремительно увеличили спрос на мировом рынке на ископаемые останки мамонтовой фауны в последние годы. Определенную роль играет и тот факт, что ИМК пропагандируется как этическая альтернатива слоновой кости. Согласно этой позиции, лучше добывать останки вымерших животных, чем истреблять популяции животных. Однако сторонники этого подхода не учитывают условий, в которых добывается ИМК. Как минимум, это наносит серьезный урон экологии региона, не говоря уже о масштабных социальных и экономических последствиях для локальных сообществ, где ведется массовая добыча ИМК. Кроме того, это перечеркивает все усилия по научно-исследовательскому изучению «эпохи мамонтов», так как из палеонтологической находки мамонтовая кость превращена, прежде всего, в товар.

В России не так много исследований, рассматривающих правовые аспекты сбора и добычи ископаемых останков мамонтовой фауны в современной российской практике (Смирнов 2003; Смирнов 2005; Бурлаков, Смирнов 2006; Ковалев, Кириллин 2007; Кириллин, Ноговицын 2010; Кириллин, Пахомов 2015; Смирнов, Кириллин, Иванова, Журилова 2016, Смирнов, Калиновская 2018 и др.). Ведущие исследователи в этой области, Александр Николаевич Смирнов, доктор геолого-минералогических наук (ФГБУ «ВНИИОкеангеология») и Николай Дмитриевич Кириллин, кандидат геолого-минералогических наук (Государственный комитет Республики Саха (Якутия) по геологии и недропользованию) отстаивают идею признания ископаемой мамонтовой кости как особого природного ресурса страны и обращают свое внимание на тот факт, что существующее законодательство РФ слабо регулирует сбор и добычу ИМК. Как отмечают Н.Д. Кириллин и А.А. Пахомов «сегодня рациональное пользование ресурсами мамонтовой фауны, в частности ископаемой мамонтовой кости, не обеспечено законодательными актами Российской Федерации» [3, с. 279]. Таким образом, российские исследователи выступают, прежде всего, за рационализацию пользования ИМК.

В настоящее время бурно обсуждается вопрос принятия федерального закона, который регулировал бы добычу мамонтовых костей. По словам Главы Республики Саха (Якутия) Айсена Николаева, «нам не помешал бы закон в части регулирования добычи мамонтовой кости. Он отсутствует сегодня, к сожалению» [4]. Вместе с тем, А.Н. Смирнов и М.А. Калиновская обращают внимание на то, что «придание ископаемой мамонтовой кости статуса особого минерального ресурса приведет к тому, что правовое регулирование использования данного полезного ископаемого будет осуществляться не на региональном, а на федеральном уровне, что не вполне отвечает потребностям народного хозяйства Республики Саха (Якутия) и иных субъектов Российской Федерации» [5, с. 356].

Н.Д. Кириллин, не отрицая необходимости государственного регулирования добычи мамонтовой кости, настаивает на «приоритете участия местного населения в промысле ИМК» [6, с. 43]. Исходя из этой идеи, необходимо уделить внимание тем изменениям и возможным последствиям для коренных сообществ, к которым может привести принятие федерального закона. Приравнивание ИМК к недрам изменит существующий режим земельно-собственнических отношений. Согласно Закону РФ «О недрах» от 21.02.1992 г. все недра являются государственной собственностью РФ. В случае признания ИМК природным ресурсом, коренные сообщества могут лишиться доступа к мамонтовой кости, основному сырью для народных промыслов.

Целью данной статьи является анализ проблем и особенностей правового регулирования сбора останков мамонтовой фауны в Российской Федерации, а также тех изменений, к которым может привести признание ископаемой мамонтовой кости в качестве природного ресурса местного значения. Объектом исследования является правовое регулирование сбора и добычи останков мамонтовой фауны в РФ, предметом исследования – государственное правовое регулирование сбора и добычи останков мамонтовой фауны в РФ на федеральном и региональном уровнях. Для достижения цели работы были проанализированы тексты как федеральных, так и региональных законов, регулирующих сбор и добычу ископаемых останков мамонтовой кости. Важно отметить, что анализ регионального законодательства проводился на примере Республики Саха (Якутия). Выбор региона не случаен, так как «по экспертным данным, в северных районах Республики Саха (Якутия) площадью 1500 тыс. км² (50% территории Якутии) сосредоточено до 70% – 80% ресурсов ископаемой мамонтовой кости России» [7, с. 61]. Поэтому, когда речь идет о сборе и добыче останков мамонтовой фауны, региональное законодательство республики (сокр. РС(Я) ) играет одну из ключевых ролей в этом вопросе.

Проблемы регулирования торговли ископаемой мамонтовой костью на международном уровне

В настоящее время на международном уровне не принято никаких ограничений по обороту ИМК, хотя уже сейчас появляются предпосылки того, что в будущем будут введены ограничительные меры. Особую обеспокоенность среди участников CITES вызывает то, что, в частности в Китае, продолжается нелегальная торговля слоновой костью, которая по официальным документам регистрируется как мамонтовая кость. По их мнению, до тех пор, пока отсутствует международное регулирование торговли ИМК, популяции слонов будут продолжать оставаться под угрозой исчезновения.

В 2015 году CITES предлагал включить шерстистых мамонтов в текст Конвенции как «вымирающий или исчезающий вид» [8]. Эта идея не была поддержана на тот момент, так как это негативно отразилось бы на работе палеонтологических музеев и исследовательских институтов по всему миру. CITES рассматривает рынок ИМК, прежде всего, как прикрытие для нелегальной торговли слоновой костью. По мнению специалистов, отличить визуально мамонтовую кость от слоновой после того, как она подвергнется обработке, невозможно, и выявить различия можно только под микроскопом [9], что лишь доказывает взаимозависимость между торговлей ископаемой мамонтовой и слоновой костью. CITES в настоящий момент работает над тем, чтобы шерстистый мамонт как вид получил международный охраняемый статус.

В связи с отсутствием международного регулирования в каждой стране предпринимаются собственные усилия по контролю и мониторингу торговли ИМК. Например, в США в четырех штатах – в Нью-Йорке, Нью-Джерси, Калифорнии и на Гавайях – был введен полный запрет на торговлю мамонтовыми бивнями, наряду со слоновой костью. Из всех стран мира только Индия ввела полный запрет на ввоз мамонтовой кости в страну. Следом за ней, Израиль рассматривает возможность полностью запретить продажу и изготовление изделий из ИМК.

Федеральное законодательство РФ по сбору останков мамонтовой фауны

В последние годы в Российской Федерации усилилась дискуссия по поводу регулирования добычи мамонтовой кости, тем более что основные мировые ресурсы ИМК сосредоточены в арктической зоне России [3, с. 278]. Как пишет А.Н. Смирнов, в российской Арктике можно условно выделить три крупных костеносных региона: 1) Западно-Сибирская костеносная провинция (п-ов Ямал, обрамление Обской губы, Гыданский п-ов), 2) Северосибирская костеносная провинция (Северо-Сибирская низменность и Центральный Таймыр), 3) Североякутская костеносная провинция (северная часть Лено-Колымского междуречья, Новосибирские острова и шельфовая зона) [10, с. 27]. Причем как полагает автор, реальным промышленным потенциалом из трех провинций обладает только Североякутская костеносная провинция [10, с. 27], где по приблизительным прогнозным оценкам специалистов могут содержаться от 34 013,2 до 139 145 тонн мамонтового бивня [11, с. 109].

«Белое золото», «мамонтовая лихорадка» – такие эпитеты дают журналисты тому буму, который разгорелся в российской Арктике вокруг мамонтовых бивней. А.Н. Смирнов и М.А. Калиновская отмечали, что «в масштабах страны экономический потенциал промысла ИМК является низкодоходной отраслью (область интересов среднего и малого бизнеса)» [5, с. 353]. И это действительно было так, пока мировое сообщество не предприняло ряд мер по ограничению торговли слоновой костью, что напрямую повлияло на рынок ИМК и его значительное расширение. Происходящие события на этом рынке не могли не привлечь внимание федеральных органов государственной власти.

В октябре 2019 года по новостным каналам прошла информация, что Комитет по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Государственной Думы РФ во главе с Николаем Николаевым готовит федеральный законопроект, призванный узаконить и упорядочить добычу останков мамонтовой фауны. В первую очередь, российское государство заинтересовано в получении налоговых отчислений от торговли ИМК, сумма которых, по оценкам экспертов, может составить до одного миллиарда рублей ежегодно [12]. По готовящемуся законопроекту мамонтовая кость будет отнесена к недрам в качестве природного ресурса, чего не происходило с начала 1990-х годов. По словам Николая Николаева, законопроект также предусматривает создание внутреннего рынка ИМК [12], так как в нынешней ситуации вся торговля мамонтовыми бивнями ориентирована на внешние зарубежные рынки. Безусловно, в случае принятия этого законопроекта это кардинально изменит ситуацию с ИМК внутри страны.

Для анализа регулирования сбора и добычи ИМК на федеральном уровне в РФ необходимо рассмотреть следующие нормативно-правовые документы: «Общероссийский классификатор полезных ископаемых и подземных вод», Закон РФ «О недрах», Закон РФ «О ввозе и вывозе культурных ценностей», федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в сферах вывоза и ввоза культурных ценностей и архивного дела», приказ Министерства природных ресурсов РФ «Об утверждении Порядка рассмотрения заявок на получение права пользования недрами для целей сбора минералогических, палеонтологических и других геологических коллекционных материалов».

Ископаемая мамонтовая кость не входит в список полезных ископаемых в РФ. Она изначально не была включена в «Общероссийский классификатор полезных ископаемых и подземных вод» (ОК 032-2002), который был утвержден в декабре 2002 года и вступил в действие 1 января 2003 года. Поэтому регулирование осуществляется в рамках Закона РФ «О недрах» №2395-1 от 21.02.1992 г. [13], где говорится, что недра предоставляются в пользование для регионального геологического изучения, включающего палеонтологические работы и для сбора палеонтологических коллекционных материалов. Специального упоминания об ИМК в тексте закона нет, и мамонтовая кость рассматривается как часть палеонтологического материала. Закон также предусматривает выдачу лицензий на пользование участками недр, в том числе и для сбора палеонтологических коллекционных материалов. Важно отметить, что в законе нет четкого разграничения между недропользователями, например в сфере нефтегазового сектора, и недропользователями, занимающимися сбором палеонтологического материала – и те, и другие обязаны получить лицензию на пользование недрами. В законе также оговорено, что редкие палеонтологические объекты, представляющие особую научную или культурную ценность, могут быть объявлены заповедниками, заказниками либо памятниками природы или культуры. В таком случае запрещается любая деятельность, нарушающая их сохранность.

Российское законодательство имеет также ряд ограничений на вывоз палеонтологических материалов из страны. Согласно закону РФ «О ввозе и вывозе культурных ценностей» №4804-1 от 15 апреля 1993 года [14], для того чтобы палеонтологический объект получил статус культурной ценности необходимо пройти процедуру экспертизы. В случае признания объекта культурной ценностью он попадает под действие двух законов: все того же закона РФ «О ввозе и вывозе культурных ценностей», а также федерального закона «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного управления в сферах вывоза и ввоза культурных ценностей и архивного дела» №435-ФЗ от 28 декабря 2017 года [15], согласно которым для вывоза культурных ценностей за пределы РФ необходимо получить лицензию на вывоз. Необходимо отметить, что федеральный закон №435-ФЗ к культурным ценностям относит только те палеонтологические образцы, которые свидетельствуют о патологии или особенностях роста (развития) животного, представляющие интерес для науки. Кроме того, запрещен вывоз культурных ценностей без обязательства их возвращения на родину в течение 5 лет, если они находятся на постоянном хранении в государственных и муниципальных музеях, архивах, библиотеках, и других организациях РФ.

29 ноября 2004 года был издан приказ Министерства природных ресурсов РФ №711 «Об утверждении Порядка рассмотрения заявок на получение права пользования недрами для целей сбора минералогических, палеонтологических и других геологических коллекционных материалов» [16], с целью урегулирования сбора геологических и палеонтологических материалов. Приказ вносит уточнения в определение «минералогических, палеонтологических и других геологических коллекционных материалов», куда были включены образцы минералов, горных пород и руд, окаменелые остатки фауны и флоры. В качестве назначений этих коллекционных материалов приказ рассматривает следующие виды деятельности: научную, художественно-декоративную и иную. Кроме того, приказ детализирует понятие «сбора коллекционных материалов», под которым понимается извлечение единичных горных пород, руд, минералов, окаменелых остатков фауны и флоры из естественных отложений без проведения горных работ.

Как видно из текстов законов, сбор ИМК рассматривается, прежде всего, в рамках научной и художественно-декоративной деятельности, то есть сбор мамонтовых костей официально разрешен для научного изучения и изготовления товаров народного промысла. Существующие законы не создавались с учетом того, что вместо сбора палеонтологического материала, на практике будет вестись добыча мамонтовых бивней в промышленных масштабах, чаще всего с применением техники и проведением несанкционированных горных работ, не говоря уже о массовом вывозе ИМК за рубеж. По этой причине добыча мамонтовых костей оказалась в «серой зоне» российского законодательства, выйти из которой, по мнению чиновников, ей удастся только после принятия федерального закона. Глава РС(Я) Айсен Николаев отмечал: «Нужно этот непростой бизнес в легальные формы привести, потому что в условиях отсутствия основополагающего закона говорить о цивилизованном бизнесе в этой части, к сожалению, не приходится» [17]. Об этом же пишут А.Н. Смирнов и М.А. Калиновская, что «отсутствие на федеральном уровне должной законодательной базы, <…>, обусловило на протяжении десятилетий практически полное отсутствие контроля добычи и вывоза сырья за пределы не только республики, но и России в количестве до 20 тонн и более ежегодно [5, с. 353].

Безусловно, сбор и добыча ископаемых останков мамонтовой фауны требуют регуляторных механизмов, но принятие федерального закона выведет правовое регулировании данного вопроса из региональной повестки в федеральную, а это означает, что субъекты федерации, где ведется добыча ИМК, не смогут влиять на принятие решений в этой сфере. В силу того, что запасы мамонтовой кости расположены лишь в нескольких регионах страны, и в первую очередь, в Республике Саха (Якутия), то действие такого федерального закона будет адресным.

В настоящее время мамонтовая кость не рассматривается федеральным законодательством как полезное ископаемое и природный ресурс и поэтому доступ к ней остается открытым для коренных сообществ. Как было отмечено, по закону РФ «О недрах» процедура легализации сбора ИМК предусматривает получение лицензии на пользование недрами, при этом правом на предоставление ИМК в пользование обладают органы государственной власти субъектов РФ. Но принятие федерального закона изменит статус ископаемой мамонтовой кости, которая превратится из «палеонтологического материала», сбор которой был разрешен на местном уровне для народных промыслов, научного изучения и коллекционирования, в природный ресурс и встанет в один ряд, например, с углеводородами. Тот же закон РФ «О недрах» предусматривает проведение конкурсов или аукционов на право пользования участками недр местного или федерального значения. Поэтому на таких аукционах могут оказаться в будущем и костеносные земельные участки, что закроет доступ коренным сообществам не только к ИМК, но и к этим земельным участкам.

Законодательство Республики Саха (Якутия) по контролю и регулированию оборота ископаемой мамонтовой кости

В Республике Саха (Якутия) с начала 1990-х годов региональные власти принимают меры по контролю и регулированию добычи мамонтовой кости. В начале 1990-х годов был создан Национальный мамонтовый фонд, куда должны были доставляться все найденные останки мамонтовой фауны со всей республики. Кроме того, в 1991 году в г. Якутске был открыт Всемирный музей мамонта (ныне – Музей мамонта).

В разные годы в республике был принят ряд нормативно-правовых документов по сбору и добыче ИМК, в частности, Указ Президента Республики Саха (Якутия) «О неотложных мерах по охране, сбору, закупке и использованию бивней мамонта и других остатков мамонтовой фауны на территории Республики Саха (Якутия)», Указ Президента Республики Саха (Якутия) «Об особом статусе природных ресурсов – ископаемых остатков мамонтовой фауны и регулировании их оборота на территории Республики Саха (Якутия)», а также Закон Республики Саха (Якутия) «О регулировании пользования и распоряжения особым природным ресурсом – ископаемыми остатками мамонтовой фауны».

17 июля 1992 года был подписан Указ Президента Республики Саха (Якутия) № 199 «О неотложных мерах по охране, сбору, закупке и использованию бивней мамонта и других остатков мамонтовой фауны на территории Республики Саха (Якутия)» [18]. В Указе говорилось о том, что отпуск бивней из Национального мамонтового фонда может производиться с разрешения правительства республики только специализированным организациям и предприятиям, а также гражданам Республики Саха (Якутия), занимающимся традиционным промыслом. Главы местных администраций по этому указу обязаны были уведомлять Всемирный музей мамонта о находках мамонтовых останков. Более того, все коллекции и экспонаты мамонтовой фауны, хранящиеся в государственных учреждениях, были объявлены государственной собственностью Республики Саха (Якутия). Как видно из текста закона, это была попытка не только контроля оборота ИМК в республике, но и государственной монополизации этой сферы. Хотя уже к началу 2000-х гг. региональные власти были вынуждены признать политику монополизации несостоятельной и им пришлось изменить свой подход к проблеме, введя практику квот на сбор, закупку, хранение и транспортировку мамонтового бивня и реализацию художественных изделий и сувениров из бивня мамонта.

Указ от 1992 года утратил свою силу 30 марта 2005 года, когда был принят новый Указ Президента Республики Саха (Якутия) № 2044 «Об особом статусе природных ресурсов – ископаемых остатков мамонтовой фауны и регулировании их оборота на территории Республики Саха (Якутия)» [19]. Текст указа, действующего по настоящее время, кардинально отличается от указа 1992 года, так как основной его целью было регулирование и легализация оборота ИМК, а не создание государственной монополии.

Указ 2005 года признает ИМК как особый вид природного ресурса. Участки недр, содержащие остатки мамонтовой фауны были отнесены к участкам недр местного значения. Указ закрепил правило, что сбор бивней мамонта и других остатков мамонтовой фауны должен производиться по специальному разрешению (лицензии). Здесь необходимо отметить, что с 2003 года Государственный комитет РС(Я) по геологии и недропользованию начал выдавать лицензии на сбор ИМК в рамках действия закона РФ «О недрах». Указ 2005 года установил срок действия этих лицензий от 3 до 5 лет, также обязательным стал ежегодный отчет недропользователей. Кроме того, по указу 2005 года в текст выдаваемого специального разрешения на сбор мамонтовых бивней был включен следующий пункт: участие недропользователей в ежегодных аукционах по продаже ИМК с поставкой сырья не менее 1/3 от уровня добычи, установленной лицензией. Создание аукционной системы должно было помочь в легализации рынка ИМК. Но аукционы не смогли стать постоянной традицией, а значит вопрос легализации рынка ИМК остался открытым.

16 июня 2005 года был принят Закон Республики Саха (Якутия) «О регулировании пользования и распоряжения особым природным ресурсом – ископаемыми остатками мамонтовой фауны» №250-3 N 507-III [20], который отнес ископаемые остатки мамонтовой фауны к особому (специфическому) природному ресурсу. В тексте документа говорится, что закон регулирует не только вопросы владения, пользования и распоряжения ИМК, но и охраны этого ресурса на территории республики. В законе сделан упор на «рациональное пользование» этим ресурсом и защиту интересов коренных малочисленных народов Севера в местах их традиционного проживания и хозяйствования. В законе используется такое понятие как «попутный сбор бивней мамонта и других ископаемых остатков мамонтовой фауны», под которым понимается вид пользования в процессе традиционной хозяйственной деятельности коренных народов РС(Я).

Кроме коренных сообществ, закон признает в качестве пользователей недрами, при отсутствии ограничений со стороны федеральных законов, субъектов предпринимательской деятельности, иностранных граждан и юридические лица. Под «пользованием» закон подразумевает следующие виды деятельности: 1) геологическое и научное изучение, 2) добычу бивней мамонта и других остатков мамонтовой фауны, 3) сбор палеонтологических коллекционных материалов.

Для любого вида пользования ресурсом необходимо получить лицензию, в соответствии с которой право собственности на собранные ИМК принадлежит владельцу лицензии, которым может быть как физическое, так и юридическое лицо. В законе оговорено, что на уникальные бивни мамонта и другие остатки мамонтовой фауны приоритетное право выкупа принадлежит государству.

В разделе «Обеспечение государственного регулирования рационального пользования ресурсами ископаемых остатков мамонтовой фауны» речь идет не сколько о государственном регулировании, а, скорее, о создании привлекательного образа государства как одного из акторов в сфере сбора, добычи и торговли ископаемыми останками мамонтовой фауны. Например, в статье 26 предлагается создание государственных приемных пунктов (факторий) по сдаче ИМК. Кроме того, государство выразило готовность взять на себя организацию выставок, ярмарок, аукционов и т.п. В статье 27 говорится о том, что могут быть предоставлены льготы в части налогов, подлежащих зачислению в бюджет РС(Я). В этой же статье в п. 27.2 обозначено, что для юридических лиц, занимающихся производством продукции и изделий из ИМК, может быть предоставлен специальный режим хозяйственной деятельности на срок от одного до трех лет. Наконец, в статье 28 речь идет о кредитной и инвестиционной поддержке государством субъектов производства продукции и изделий из ИМК.

В настоящее время региональные власти пытаются возродить идею аукционов. К примеру, о своих намерениях по организации и проведению аукционов заявили сразу несколько структур. Правительство РС(Я) презентовало на Восточном экономическом форуме (ВЭФ) – 2018 систему электронного аукциона по продаже мамонтовых бивней. В 2019 году АО «Корпорация развития Республики Саха (Якутия)» зарегистрировала ООО «Якутский мамонтовый центр» с целью организации аукционной площадки по торговле ИМК.

В мае 2019 прошла информация, что в Правительстве РФ также обсуждалась возможность проведения аукционов, но не на продажи бивней, а на продажи месторождений мамонтовой кости [21], что свидетельствует о тенденции к усилению федерального контроля рынка ИМК. Продажа с аукционов месторождений мамонтовой кости может крайне негативно сказаться на положении коренных народов Севера, чья жизнь напрямую зависит от развития народных промыслов, а значит и от доступа к ископаемой мамонтовой кости.

С целью поддержки коренного населения Н.Д. Кириллин и А.А. Пахомов отмечают, что необходимо «ограничение доступа в арктические районы России людям из других регионов, в том числе иностранным лицам, для промысла или покупки ископаемой мамонтовой кости» [3, с. 282]. Аукционы на месторождения мамонтовой кости, не сократят, а наоборот, увеличат число участников рынка и приоритет будет не на стороне коренного населения. Кроме того, прямым следствием таких аукционов станет полное отчуждение не только ИМК от местного населения российской Арктики, но и территории, где будут располагаться месторождения мамонтовой кости.

Заключение

В 2000-е годы ископаемая мамонтовая кость превратилась из поделочного материала для народных промыслов и объекта научного изучения в высокодоходный товар. Этому способствовало сразу несколько факторов, главным из которых является международный запрет на торговлю слоновыми костями. Свою роль сыграл и процесс таяния вечной мерзлоты, как результат глобального потепления климата, обнаживший новые месторождения мамонтовой кости. В федеральном законодательстве РФ ИМК рассматривается как «палеонтологический материал», используемый в народных промыслах, для научного изучения или коллекционирования. Регулирование оборота мамонтовой кости осуществлялось все это время на региональном уровне. В Республике Саха (Якутия) ИМК получил статус особого природного ресурса. Однако с превращением мамонтовых останков в товар, остро встал вопрос признания ИМК природным ресурсом на федеральном уровне. Учитывая, что по закону РФ «О недрах», все недра на территории страны являются государственной собственностью, это может серьезно ограничить право собственности коренных сообществ российской Арктики на ископаемые останки мамонтовой фауны.



References
1.
Konventsiya o mezhdunarodnoi torgovle vidami dikoi fauny i flory, nakhodyashchimisya pod ugrozoi ischeznoveniya [Elektronnyi resurs] // Organizatsiya Ob''edinennykh Natsii. URL: https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/cites.shtml (data obrashcheniya: 28.11.2019).
2.
Smirnov A.N., Kirillin N.D., Ivanova Yu.V., Zhurilova M.A. Zabytoe poleznoe iskopaemoe rossiiskoi Arktiki – mamontovaya kost' // Arktika: ekologiya i ekonomika. 2016. № 1 (21). S. 66–75.
3.
Kirillin N.D., Pakhomov A.A. Resursy mamontovoi fauny v arkticheskoi zone Yakutii // Region: ekonomika i sotsiologiya. 2015. №4 (88). S. 278 –284.
4.
V RF nuzhno prinyat' zakon o dobyche mamontovoi kosti [Elektronnyi resurs] // RIA Novosti. URL: https://ria.ru/20181214/1548020301.html (data obrashcheniya 20.12.2019).
5.
Smirnov A.N., Kalinovskaya M.A. K voprosu pravovogo regulirovaniya dobychi i sbyta iskopaemoi mamontovoi kosti // 70 let v Arktike, Antarktike i Mirovom okeane. Sbornik nauchnykh trudov / pod red. V.D. Kaminskogo, G.P. Avetisova, V.L. Ivanova. SPb.: VNII Okeangeologiya, 2018. C. 351–356.
6.
Kirillin N.D. Resursy mamontovoi fauny v arkticheskoi zone Rossiiskoi Federatsii // Ekonomika Vostoka Rossii. 2015. №2 (4). S. 41–44.
7.
Kirillin N.D. Iskopaemaya mamontovaya kost' – osobyi geokriogennyi prirodnyi resurs // Vserossiiskii ekonomicheskii zhurnal «EKO». 2009. Tom 2. №8. S. 54–63.
8.
Leveille, David. Mammoth tusks are serving as a cover for illegal traffic in modern day elephant ivory [Elektronnyi resurs] // Public Radio International (PRI). August 24, 2015. URL: https://www.pri.org/stories/2015-08-24/mammoth-tusks-are-serving-cover-illegal-traffic-modern-day-elephant-ivory (data obrashcheniya: 28.11.2019).
9.
Bending, Zara. Why we need to protect the extinct woolly mammoth? [Elektronnyi resurs] // The Conversation. August 28, 2019. URL: https://theconversation.com/why-we-need-to-protect-the-extinct-woolly-mammoth-122256 (data obrashcheniya: 28.11.2019).
10.
Smirnov A.N. Resursnyi potentsial iskopaemoi mamontovoi kosti v Rossiiskoi Arktike // Mineral'nye resursy Rossii: ekonomika i menedzhment. 2007. № 4. S. 21–29.
11.
Boeskorov G.G., Kirillin N.D., Lazarev P.A., Testsov V.V. Prognoznaya otsenka resursov mamontovogo bivnya na severe Yakutii // Problemy regional'noi ekologii. 2008. № 2. S.106–109.
12.
Filonenko V. Bivni mamontov prinesut strane dokhod [Elektronnyi resurs] // Parlamentskaya gazeta: Izdanie Federal'nogo Sobraniya Rossiiskoi Federatsii ot 14 oktyabrya 2019. URL: https://www.pnp.ru/social/bivni-mamontov-prinesut-strane-dokhod.html (data obrashcheniya: 28.11.2019).
13.
O nedrakh [Elektronnyi resurs]: Zakon Rossiiskoi Federatsii ot 3 marta 1995 goda № 27-FZ. Dostup iz elektronnogo fonda pravovoi i normativno-tekhnicheskoi dokumentatsii «Konsortsium Kodeks». URL: http://docs.cntd.ru/document/9003403 (data obrashcheniya: 28.11.2019).
14.
O vyvoze i vvoze kul'turnykh tsennostei [Elektronnyi resurs]: Zakon Rossiiskoi Federatsii ot 15 aprelya 1995 goda № 4804-1. Dostup iz elektronnogo fonda pravovoi i normativno-tekhnicheskoi dokumentatsii «Konsortsium Kodeks». URL: http://docs.cntd.ru/document/9005151 (data obrashcheniya: 28.11.2019).
15.
O vnesenii izmenenii v otdel'nye zakonodatel'nye akty Rossiiskoi Federatsii v svyazi s sovershenstvovaniem gosudarstvennogo upravleniya v sferakh vyvoza i vvoza kul'turnykh tsennostei i arkhivnogo dela [Elektronnyi resurs]: Federal'nyi zakon Rossiiskoi Federatsii ot 28 dekabrya 2017 goda № 435-FZ. Dostup iz elektronnogo fonda pravovoi i normativno-tekhnicheskoi dokumentatsii «Konsortsium Kodeks». URL: http://docs.cntd.ru/document/556175633 (data obrashcheniya: 28.11.2019).
16.
Ob utverzhdenii Poryadka rassmotreniya zayavok na poluchenie prava pol'zovaniya nedrami dlya tselei sbora mineralogicheskikh, paleontologicheskikh i drugikh geologicheskikh kollektsionnykh materialov [Elektronnyi resurs]: Prikaz Ministerstva prirodnykh resursov Rossiiskoi Federatsii ot 29 noyabrya 2004 goda № 711. Dostup iz elektronnogo fonda pravovoi i normativno-tekhnicheskoi dokumentatsii «Konsortsium Kodeks». URL: http://docs.cntd.ru/document/901917784 (data obrashcheniya: 28.11.2019).
17.
Glava Yakutii: «Federal'nyi zakon o dobyche mamontovoi kosti neobkhodimo prinyat'» [Elektronnyi resurs] // NewsYkt: Novosti Yakutii. URL: https://news.ykt.ru/article/81128 (data obrashcheniya: 20.12.2019).
18.
O neotlozhnykh merakh po okhrane, sboru, zakupke i ispol'zovaniyu bivnei mamonta i drugikh ostatkov mamontovoi fauny na territorii Respubliki Sakha (Yakutiya) [Elektronnyi resurs]: Ukaz Prezidenta Respubliki Sakha (Yakutiya) ot 17 iyulya 1992 goda № 199. Dostup iz elektronnogo fonda pravovoi i normativno-tekhnicheskoi dokumentatsii «Konsortsium Kodeks». URL: http://docs.cntd.ru/document/802022903 (data obrashcheniya: 28.11.2019).
19.
Ob osobom statuse prirodnykh resursov – iskopaemykh ostatkov mamontovoi fauny i regulirovanii ikh oborota na territorii Respubliki Sakha (Yakutiya) [Elektronnyi resurs]: Ukaz Prezidenta Respubliki Sakha (Yakutiya) ot 30 marta 2005 goda № 2044. Dostup iz elektronnogo fonda pravovoi i normativno-tekhnicheskoi dokumentatsii «Konsortsium Kodeks». URL: http://docs.cntd.ru/document/802030236 (data obrashcheniya: 28.11.2019).
20.
O regulirovanii pol'zovaniya i rasporyazheniya osobym prirodnym resursom – iskopaemymi ostatkami mamontovoi fauny [Elektronnyi resurs]: Zakon Respubliki Sakha (Yakutiya) ot 16 iyunya 2005 goda № 250-3 N 507-III. Dostup iz elektronnogo fonda pravovoi i normativno-tekhnicheskoi dokumentatsii «Konsortsium Kodeks». URL: http://docs.cntd.ru/document/802046362 (data obrashcheniya: 28.11.2019).
21.
Minprirody mozhet nachat' provodit' auktsiony na mestorozhdeniya mamontovoi kosti [Elektronnyi resurs] // Informatsionnoe agentstvo «Rambler News Service» (RNS). URL: https://rns.online/economy/Minprirodi-mozhet-nachat-provodit-auktsioni-na-mestorozhdeniya-mamontovoi-kosti-2019-05-07/ (data obrashcheniya: 28.11.2019).
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Other our sites:
Official Website of NOTA BENE / Aurora Group s.r.o.
"History Illustrated" Website