Статья 'Антикоррупционное правосознание как главенствующий фактор формирования личности сотрудника уголовно-исполнительной системы ' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Journal Menu
> Issues > Rubrics > About journal > Authors > About the Journal > Requirements for publication > Council of editors > Redaction > Peer-review process > Policy of publication. Aims & Scope. > Article retraction > Ethics > Online First Pre-Publication > Copyright & Licensing Policy > Digital archiving policy > Open Access Policy > Open access publishing costs > Article Identification Policy > Plagiarism check policy
Journals in science databases
About the Journal

MAIN PAGE > Back to contents
Legal Studies
Reference:

Anti-Corruption Sense of Justice as an Overriding Factor of Personality Development of a Penal Correction System Officer

Zaborovskaia Yuliya

Educator, the department of State Legal Disciplines, Kuzbass Institute Federal Penitentiary Service of Russia

654000, Russia, Novokuznetsk oblast', g. Novokuznetsk, prospekt Oktyabr'skii, 49, of. 102

dum333@bk.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Rekova Valeriya Sergeevna

cadet at Kuzbass Institute under the Federal Penalty Service of Russia

654000, Russia, Kemerovskaya oblast', g. Novokuznetsk, ul. Oktyabr'skii, 49

rekova97@mail.ru
Platonova Valentina Igorevna

cadet at Kuzbass Institute of the Federal Penalty Service of Russia

654000, Russia, Kemerovskaya oblast', g. Novokuznetsk, ul. Oktyabr'skii, 49

valyushka.platonova@mail.ru
Rezhapova Irina Mikhailovna

PhD in Philology

Associate Professor of the Department of Humanitarian, Socio-Economic and Natural Scientific Disciplines at Kuzbass Institute of the Federal Penalty Service of Russia

654000, Russia, Kemerovskaya oblast', g. Novokuznetsk, ul. Oktyabr'skii, 49

rezhira4@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-7136.2019.10.27521

Review date:

27-09-2018


Publish date:

07-11-2019


Abstract: The need in corruption prevention and the necessity to create the anti-corruption legal base are recognized by all states. This particular research is devoted to modern trends in corruption observed inside the penal system. The authors analyze views of researchers on this phenomenon as well as anti-corruption solutions and prove the importance of developing anti-corruption sense of justice and moral education of penal corection system officers. They also offer particular prevention measures aimed at developing anti-corruption sense of justice of officers. In the course of their research the authors analyze provisions of the federal law No, 273 On Corruption Prevention dated December 25, 2008 and offer measures aimed at anti-corruption behavior of officers. As a result of their research, the authors emphasize the need to develop anti-corruption policy and anti-corruption culture as well as the need to teach anti-corruption behavior and sense of justice to penal correction system officers and the need to discover and eliminate causes of corruption. They also conclude that there is a need to develop anti-corruption standards that are being developed by state authorities today for particular spheres of social relations. 


Keywords: anti-corruption policy, anti-corruption, penal system, penal correction system, anti-corruption culture, anti-corruption behavior, employees of a penal correction system, bribe, sense of justice, corruption prevention
This article written in Russian. You can find full text of article in Russian here .

Проблема противодействия коррупции сегодня признается на уровне государства, в том числе и в уголовно-исполнительной системе (далее – УИС) [1-4]. По официальным данным Генеральной прокуратуры Российской Федерации, в 2017-м году было выявлено 29 634 преступлений коррупционной направленности, в 2018-м – 30 495 (+2,9 %), что свидетельствует о высоком уровне преступности указанного вида [5].

Согласно официальным сведениям управления собственной безопасности ФСИН России в 2017 году зарегистрировано 629 коррупционных преступлений, уголовные дела в отношении 115 сотрудников ведомств направлены в суд с обвинительным заключением, впоследствии по ним были вынесены обвинительные приговоры. При этом наибольшее распространение получили следующие преступления коррупционной направленности: получение взятки – 203 (ст. 290 УК РФ); мелкое взяточничество – 88 (ст. 291.2 УК РФ); дача взятки – 74 (ст. 291 УК РФ); злоупотребление должностными полномочиями – 63 (ст. 285 УК РФ); превышение должностных полномочий – 68 (ст. 286 УК РФ). Примечателен тот факт, что по результатам рассмотрения сообщений об обращениях в целях склонения к совершению правонарушений коррупционной направленности в 2017 году возбуждено 53 уголовных дела, в результате расследования которых привлечено к уголовной ответственности 32 сотрудника [6].

Ежегодно возбуждаются уголовные дела по ст. 159, 290, 286, 327 УК РФ. Так, например, начальник колонии присвоил имущество, полученное им со склада данного учреждения (ст. 159 УК РФ); сотрудник получил незаконное денежное вознаграждение в размере 50 000 (пятидесяти тысяч) рублей на банковскую карту, полученную им в свое пользование от осужденных, за оказанное содействие в подготовке положительных документов на замену неотбытой части наказания более мягким видом наказания (ст. 290 УК РФ); начальник колонии утвердил постановление о водворении осужденного в ШИЗО, содержащее заведомо ложные сведения о нарушении установленного порядка отбывания наказания (ст. 286 УК РФ); сотрудником были предоставлены фиктивные документы, свидетельствующие о найме жилого помещения (ст. 327 УК РФ) [7]. Поскольку большинство проанализированных преступлений совершено сотрудниками во время выполнения своих должностных полномочий необходимо повышение правосознания сотрудников УИС с целью профилактики совершения преступлений коррупционной направленности.

Исходя из нормативного содержания понятия "коррупция" и официальных данных ФСИН России о состоянии дисциплины и законности среди сотрудников УИС под преступлениями коррупционной направленности, совершаемыми в условиях исправительного учреждения, С.В. Владимиров и А.А. Помазанова понимают уголовно наказуемые деяния, совершенные сотрудниками исправительного учреждения, связанные со злоупотреблением служебным положением, превышением должностных полномочий, взяточничеством, иным незаконным использованием своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды имущественного характера [8, с.119].

В связи с этим система эффективного противодействия коррупции в УИС должна быть построена на основе грамотной, эффективной и продуманной уголовно-правовой политики, осуществляемой во взаимодействии с социальными, экономическими, организационными, правовыми мерами. Это в полном объеме актуально и для сферы исполнения уголовных наказаний. Коррупция представляет собой сложную социальную форму злоупотребления государственной и иной власти путем того или иного вида капитализации властных полномочий с целью получения личной выгоды каким-либо официально уполномоченным лицом [9].

Наряду с формированием антикоррупционной правовой базы ведется поиск нестандартных решений в области противодействия коррупции [10,11]. Это проявляется не только в разнообразии принимаемых государством и обществом антикоррупционных мер, но и в повышении уровня антикоррупционного правосознания и воспитании правомерного поведения. Формирование антикоррупционного правосознания и воспитание правомерного поведения возможно только на основе комплексного использования многообразных мер, приоритетной из которых должна стать профилактика коррупции. Антикоррупционное правосознание является частью правосознания и определяет отношение отдельного гражданина и всего общества к нормам права, регламентирующим антикоррупционную политику государства и меры по противодействию коррупции [12, с. 70]. В таком случае то или иное поведение субъекта определяется не нормами права и содержащимися в них дозволениями и запретами или ограничениями, а субъективными представлениями об этих нормах и заложенных в них правилах поведения, то есть правосознанием. Формирование антикоррупционного правосознания и воспитания правомерного поведения возможно только на основе комплексного использования многообразных мер, приоритетной из которых должна стать профилактика коррупции [13, с. 5]. Детерминирующими проявления коррупции в федеральных органах исполнительной власти, в большинстве случаев являются недостатки механизма государственного управления [14, с. 51].

Говоря о предпосылках борьбы с коррупцией в современном обществе, следует признать недостаточным развитие системы правовой и социальной профилактики этого явления. Необходимо качественное изменение духовной ситуации, развитие правосознания общества и отдельных граждан на основе становления гуманистических ценностей [15]. Так, в ст. 6 Федерального закона «О противодействии коррупции» [16] первой мерой профилактики этого общественно опасного явления признается «формирование в обществе нетерпимости к коррупционному поведению».

Ряд ученых к причинам, влияющим на повышение уровня коррупции на государственной службе, относит: слабые моральные качества личности сотрудников, низкий уровень образования, слабая психологическая устойчивость личности сотрудников, слабая организация профилактической работы по антикоррупционному поведению [11].

Причинами такой ситуации в России следует отнести:

· слабое правосознание;

· слабую юридическую грамотность;

· дефицит некоррупционных путей решения проблем;

· карательный стиль работы контролирующих органов.

Антикоррупционная составляющая пронизывает все сферы деятельности федеральных органов исполнительной власти, выступает необходимой основой публичности, законности, эффективности, результативности и открытости государственного управления в целом [15]. Реализуемая в настоящее время реформа уголовно-исполнительной системы, направленная на повышение качества её деятельности, будет способствовать вытеснение аморальности, беспринципности, продажности сотрудников, развитию профессиональной культуры, исключающие преступные проявления в уголовно-исполнительной системе. Однако необходимо помнить, что этот процесс достаточно сложный и трудоемкий.

Процессы формирования пенитенциарной системы включают в себя выработку и реализацию значительного комплекса теоретических, политико-правовых, организационных решений и мер, направленных на качественное изменение деятельности учреждений и органов, исполняющих уголовное наказание, превращения их в неотъемлемую и достаточно эффективную составную часть механизма противодействия коррупции в уголовно-исполнительной системе [17, 18].

В уголовно-исполнительной системе сложился комплекс мер, направленных на профилактику данного явления. Согласно ст. 49 федерального закона от 19.07.2018 № 197-ФЗ сокрытие сотрудником фактов обращения к нему каких-либо лиц в целях склонения его к совершению коррупционного правонарушения является грубыми нарушениями служебной дисциплины. За нарушение служебной дисциплины на сотрудника налагаются дисциплинарные взыскания[19].

Ведомственное регулирование противодействия коррупции в УИС включает в себя: Федеральный закон от 19.07.2018 № 197-ФЗ «О службе в уголовно-исполнительной системе Российской Федерации и о внесении изменений в Закон Российской Федерации «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» (ст. 51)[19], План противодействия коррупции Федеральной службы исполнения наказаний на 2018 - 2020 годы (утв. ФСИН России 28.06.2018)[20]; Приказ Федеральной службы исполнения наказаний от 11 января 2012 г. № 5 «Об утверждении Кодекса этики и служебного поведения сотрудников и федеральных государственных гражданских служащих уголовно-исполнительной системы» (утв. 23 марта 2012г.)[21]; Приказ ФСИН России от 02.08.2016 № 618 «Об утверждении порядка представления гражданами, претендующими на замещение должностей федеральной государственной службы в уголовно-исполнительной системе, и федеральными государственными служащими уголовно-исполнительной системы сведений о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера» (зарегистрирован в Минюсте России 23.08.2016 № 43359)[22]; иные нормативные акты.

Несмотря на достигнутые результаты, криминогенная обстановка в учреждениях УИС остается сложной. Как показывает анализ достигнутых результатов и целей Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года, основной тенденцией, которую необходимо учитывать, является увеличение числа лиц, осужденных за преступления террористической, экстремистской и коррупционной направленности [23].

В качестве отдельного направления можно выделить работу, проводимую в отношении работников УИС по профилактике и противодействию преступлениям коррупционной направленности. Деятельность по противодействию коррупции в учреждениях и органах УИС организована во исполнение Федерального закона от 25 декабря 2008 года № 273-ФЗ «О противодействии коррупции». Несмотря на принимаемые меры, число уголовных дел, возбужденных по преступлениям коррупционной направленности, остается высоким и имеет тенденцию к росту: 2015 ­– 211, 2016 –221(+4,7 %), 2017 –232 (+4,9 %) [24]. На официальном сайте ФСИН России на регулярной основе в разделе «Противодействие коррупции» размещается информация антикоррупционной направленности, публикуются сведения о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера сотрудников УИС соответствующих должностных категорий [24]. С 2011 по 2017 год по результатам проведения в УИС антикоррупционных мероприятий, возбуждено 2 408 уголовных дел в отношении сотрудников УИС [24].

Таким образом, возникает необходимость в формировании у сотрудников уголовно-исполнительной системы антикоррупционного правосознания, особенно важным является сочетание правовых и неправовых методов регулирования. К правовым относится исследование нормативных актов, например, УК РФ. В связи с этим представляется возможным оценить нормы статей 290, 291, 291.2 УК РФ. Необходимо усилить санкции, предусмотренные УК РФ за преступления коррупционной направленности. Так же на примере Республики Казахстан, целесообразно осветить сферу формирования антикоррупционной культуры и антикоррупционных стандартов, которые разрабатываются и учитываются в правоприменительной практике (ст. 9, 10 Закона Республики Казахстан «О противодействии коррупции») [25]. К неправовым методам регулирования относятся антикоррупционное пропаганда, к которой относится антикоррупционная агитация и антикоррупционная реклама. Агитация направлена на стимулирование антикоррупционного поведения сотрудников уголовно-исполнительной системы через формирование устойчивого антикоррупционного мировоззрения и создание необходимых поведенческих ценностей – не принятие коррупции в общественном сознании и поведении [26, с. 27]. В свою очередь антикоррупционная реклама должна способствовать активному и пассивному антикоррупционному поведению. При наличии соответствующей политической воли, несомненно, акцент нужно делать на развитии этики государственных служащих, их обучении, так как лицо, жестко и постоянно действующее в рамках этических стандартов и норм, начинает негативно относиться к проявлениям коррупции, что приводит к формированию высоких стандартов поведения, на которые начинают ориентироваться и другие сотрудники [27, с. 15].

За рубежом, в частности, в некоторых странах региона Восточной Европы и Центральной Азии, к успешным превентивным мерам борьбы с коррупцией относятся эффективное вовлечение в эту борьбу общественных и неправительственных организаций, доступ к информации, обнародование информации с помощью электронных платформ, разъяснительная и просветительская работа, кампании по повышению общественной осведомленности, участие общественности в борьбе с коррупцией, обучение этике антикоррупционного поведения, инновационные подходы и меры для предотвращения конфликта интересов, создание инструментов для сообщения о фактах коррупции, защита лиц, сообщающих о злоупотреблениях и их поощрение, и т.д.

В 2014 году международная организация OECD (Organization for Economic Cooperation and Development (Организация экономического сотрудничества и развития), далее по тексту OECD)) опубликовала доклад, в котором рассматриваются практические меры борьбы с коррупцией двадцать одной страны, расположенной в регионе Восточной Европы и Центральной Азии. Доклад основан на данных анкетирования, проведенного при поддержке правительства этих стран. Доклад является частью Рабочей программы антикоррупционной сети OECD региона Восточной Европы и Центральной Азии на 2013-2015 годы [28].

Так, например, в большинстве опрошенных стран проводятся исследования в виде опроса населения. В нескольких странах внедрена надлежащая практика сбора сопоставимых временных рядов данных. С точки зрения разработки стратегий, наиболее простыми способами использования результатов опросов и других исследований являются оценка реализации стратегии по борьбе с коррупцией и включение результатов исследований в правительственную программу по борьбе с коррупцией.

Во многих странах региона, законодательство предусматривает тот или иной вид антикоррупционной экспертизы нормативных актов. В некоторых странах, такая экспертиза является обязательной, в то время как в других антикоррупционная экспертиза предусмотрена в законе, но не является обязательной во всех случаях.

Согласно полученным данным, в большинстве стран есть общегосударственные обязательства или, по крайней мере, официально одобренные методологии оценки рисков коррупции в государственных органах.

Стратегия по предупреждению коррупции проходит в виде информирования общественности об основных достижениях. Эта ответственность распределяется между несколькими центральными органами, которые собирают данные о реализации, а также между всеми другими органами, которые принимают участие в реализации и предоставляют эти данные.

Практически все страны региона вовлекают представителей гражданского общества в процесс реализации стратегии противодействия коррупции. Двумя наиболее распространенными механизмами являются привлечение представителей гражданского общества к участию в обсуждении проектов программных документов, определяющих политику, и правовых актов, а также работе в консультативных и/или надзорных органов. Подобные официальные формы участия обеспечивают определенный «гарантированный» путь для участия гражданского общества, хотя фактическая эффективность такого участия зависит от множества разных факторов [28].

Таким образом, искоренение коррупции становится идеологической проблемой, порождающей систематическую деятельность по воспитанию правомерного поведения сотрудников уголовно-исполнительной системы и устранению причин возникновения коррупции, главной среди которых можно назвать искажение правосознания. Анализируя опыт антикоррупционного законодательства Казахстана, содержащийся в Законе Республики Казахстан от 18 ноября 2015 года «О борьбе с коррупцией» [25], предлагаем заимствовать нормы, содержащие порядок формирования антикоррупционной культуры, а также положения об антикоррупционных стандартах, которые разрабатываются государственными органами для конкретной сферы общественных отношений. Данная мера, безусловно, хоть и является по своей специфике профилактической, но с нашей точки зрения наиболее эффективной и действенной, так как будет способствовать стимулированию руководящего звена более тщательно осуществлять контроль за профессиональной деятельностью своих подчиненных в соответствии с антикоррупционными стандартами.

С целью повышения уровня правосознания сотрудников уголовно-исполнительной системы предлагаем:

1) Организовать применение практики морального стимулирования сотрудников, предупредивших коррупционные проявления, направленной на повышение правосознания личного состава и усиление мотивации работников к антикоррупционному поведению;

2) В ходе организации работы по укомплектованию должностей сотрудников УИС обращать особое внимание на морально– деловые качества кандидатов;

3) Организовать мероприятия, направленные на поддержание здорового морально-психологического климата в коллективе, а также стремление не скрывать факты выявленных коррупционных правонарушений.

4) Психологическое просвещение, подготовка рекомендаций, памяток, оформление стендов наглядной агитации.

Также, по нашему мнению, необходимо усилить уголовную ответственность за такие виды преступлений как получение взятки (ст. 290 УК РФ) и дача взятки (ст. 291 УК РФ), исключив из основных видов наказаний штраф, и предусмотреть его в качестве дополнительного наравне с основным видом уголовного наказания, связанным с ограничением или лишением свободы, а также ввести обязательный вид уголовного наказания - лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

На наш взгляд, выделение в УК РФ состава получения и дачи взятки в размере, не превышающем 10 тыс. руб., представляется необоснованным и поспешным, не способствующим совершенствованию противодействия коррупции в современной России, а всего лишь создающим видимость такой работы. Так, начиная со второго полугодия 2016 г., динамика преступлений, предусмотренных ст. 290 и 291 УК, по данным МВД России, представлена с понижением. Но обществу необходима не фикция, создающая видимость противодействия коррупции, а реальное противодействие данному явлению. Таким образом, приходим к выводу, что ст. 291.2 подлежит исключению из УК РФ, а санкции ст. 290 и 291 должны быть изменены в сторону усиления наказания.



References
1.
Kocharyan K.S. Korruptsiya kak ugroza dlya natsional'noi bezopasnosti strany (ugolovno-pravovoe vozdeistvie na korruptsiyu) // Vektor nauki Tol'yattinskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Yuridicheskie nauki. – 2018. – № 1 (32). – S. 22-24.
2.
Protivodeistvie korruptsii: novye vyzovy : monografiya / S.B. Ivanov, T.Ya. Khabrieva, Yu.A. Chikhanin i dr.; otv. red. T.Ya. Khabrieva. – M.:Institut zakonodatel'stva i sravnitel'nogo pravovedeniya pri Pravitel'stve Rossiiskoi Federatsii : INFRA-M, 2018. – 384 s.
3.
Uporov A.G., Khusainova D.R. K voprosu ob otsenke korruptsionnykh riskov v ugolovno-ispolnitel'noi sisteme // Pravovoe regulirovanie sovremennogo obshchestva: teoriya, metodologiya, praktika Materialy II Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii. – 2017. – S. 357-362.
4.
Shesler A.V., Shesler S.S. Vidy korruptsionnykh pravonarushenii, sovershaemykh sotrudnikami ugolovno-ispolnitel'noi sistemy // Vestnik Kuzbasskogo instituta. – 2015. – № 4(25). – S. 121-127.
5.
Osnovnye statisticheskie dannye o deyatel'nosti organov prokuratury (elektronnyi resurs): Rezhim dostupa: https://genproc.gov.ru/stat/data/ (data obrashcheniya 01.04.2019).
6.
O napravlenii obzora prestuplenii korruptsionnoi napravlennosti, sovershennykh sotrudnikami ugolovno – ispolnitel'noi sistemy v period s 2016 po 1 – e polugodie 2017 goda. – M.: FSIN Rossii,2017 – 7 s .
7.
O napravlenii obzora prestuplenii korruptsionnoi napravlennosti, sovershennykh sotrudnikami ugolovno – ispolnitel'noi sistemy v period 3-go kvartala 2017 goda. – M.: FSIN Rossii, 2017. – 4 s.
8.
Vladimirov S.V., Pomazanova A.A. Obstoyatel'stva, podlezhashchie ustanovleniyu pri rassledovanii prestuplenii korruptsionnoi napravlennosti, sovershaemykh v usloviyakh ispravitel'nogo uchrezhdeniya // Vestnik Samarskogo yuridicheskogo instituta. – 2018. – №5. – S.118-122.
9.
Verkhoturov A.A. Ponyatie korruptsii: sushchestvuyushchie podkhody // Mezhdunarodnoe ugolovnoe pravo i mezhdunarodnaya yustitsiya. – 2018. – №4. – S. 15-17.
10.
Biryukov V.G. O sovershenstvovanii protivodeistviya korruptsii v svete natsional'nogo plana protivodeistviya korruptsii na 2016-2017 gody // Rostovskii nauchnyi zhurnal. – 2016.– № 8. – S. 30-38.
11.
Shindyapina E.D., Cherepanova E.V., Dymberova E.D., Belousova O.V. Sovershenstvovanie pravovykh i institutsional'nykh osnov protivodeistviya korruptsii v RF // Zhurnal rossiiskogo prava. – 2013. – №4. – S. 102-103.
12.
Shevchenko I.V. Pravovaya sotsializatsiya i pravosoznanie molodezhi: problemy teoreticheskogo osmysleniya // Obshchestvo i pravo. – 2011. – №2. – S. 69-72.
13.
Tikhomirov Yu.A. Povedenie v obshchestve i pravo // Zhurnal rossiiskogo prava. – 2011. – №2. – S. 5-11.
14.
Protivodeistvie korruptsii v federl'nykh organakh ispolnitel'noi vlasti: nauch.-praktich. posobie / T.A. Edkova, N.V. Kichigin, A.F. Nozdrachev i dr.; otv. red. A.F. Nozdrachev. – M.: Institut zakonodatel'stva i sravnitel'nogo pravovedeniya pri Pravitel'stve Rossiiskoi Federatsii : INFRA-M, 2018. – 184 s.
15.
Agafonov E.A. Prioritet dukhovnykh tsennostei kak osnova antikorruptsionnogo povedeniya // Pravovoe regulirovanie i organizatsiya deyatel'nosti organov i uchrezhdenii FSIN Rossii po protivodeistviyu korruptsii: opyt, sovremennoe sostoyanie i perspektivy razvitiya : sbornik materialov nauchno-prakticheskogo seminara (Vologda, 23 aprelya 2015 goda) / pod obshch.red. S. V. Kosonogovoi, N. A. Mel'nikovoi ; Feder. sluzhba ispolneniya nakazanii, Vologod. in-t prava i ekonomiki. – Vologda : VIPE FSIN Rossii. – 2016. – S.3-9.
16.
Federal'nyi zakon ot 25.12.2008 № 273-FZ «O protivodeistvii korruptsii» (s izm. i dop., vstup. v silu s 03.09.2018) // Sobranie zakonodatel'stva RF. – 2008. – № 52. – St. 6228. – 29 dekabrya.
17.
Khomyakov O.V. Liberalizatsiya obshchestvennykh otnoshenii v Rossii kak faktor povysheniya korruptsionnoi ugrozy // Pravovoe regulirovanie i organizatsiya deyatel'nosti organov i uchrezhdenii FSIN Rossii po protivodeistviyu korruptsii: opyt, sovremennoe sostoyanie i perspektivy razvitiya : sbornik materialov nauchno-prakticheskogo seminara (Vologda, 23 aprelya 2015 goda) / pod obshch.red. S. V. Kosonogovoi, N. A. Mel'nikovoi ; Feder. sluzhba ispolneniya nakazanii, Vologod. in-t prava i ekonomiki. – Vologda : VIPE FSIN Rossii. – 2016. – S. 10-17.
18.
Uporov A.G., Bocharova A.O. Sovershenstvovanie pravovoi i sotsial'noi zashchity sotrudnikov ugolovno-ispolnitel'noi sistemy // Vestnik Kuzbasskogo instituta. – 2012. – № 3 (11). – S. 72-78.
19.
O sluzhbe v ugolovno-ispolnitel'noi sisteme Rossiiskoi Federatsii i o vnesenii izmenenii v Zakon Rossiiskoi Federatsii «Ob uchrezhdeniyakh i organakh, ispolnyayushchikh ugolovnye nakazaniya v vide lisheniya svobody:Federal'nyi zakon ot 19.07.2018 № 197-FZ // Sobranie zakonodatel'stva RF. – 2018. – № 30.– St. 4532.
20.
Plan protivodeistviya korruptsii Federal'noi sluzhby ispolneniya nakazanii na 2018-2020 gody: utv. FSIN Rossii 28.06.2018 // SPS Konsul'tant plyus.
21.
Ob utverzhdenii Kodeksa etiki i sluzhebnogo povedeniya sotrudnikov i federal'nykh gosudarstvennykh grazhdanskikh sluzhashchikh ugolovno-ispolnitel'noi sistemy: Prikaz FSIN Rossii 11.01.2012 № 5 // Vedomosti ugolovno-ispolnitel'noi sistemy.– 2012. – № 4.
22.
Ob utverzhdenii poryadka predstavleniya grazhdanami, pretenduyushchimi na zameshchenie dolzhnostei federal'noi gosudarstvennoi sluzhby v ugolovno-ispolnitel'noi sisteme, i federal'nymi gosudarstvennymi sluzhashchimi ugolovno-ispolnitel'noi sistemy svedenii o dokhodakh, raskhodakh, ob imushchestve i obyazatel'stvakh imushchestvennogo kharaktera: Prikaz FSIN Rossii ot 02.08.2016 № 618 // SPS Konsul'tant plyus.
23.
O Kontseptsii razvitiya ugolovno-ispolnitel'noi sistemy Rossiiskoi Federatsii do 2020 goda: rasporyazhenie Pravitel'stva RF ot 14.10.2010 № 1772-r (red. ot 23.09.2015) // Sobranie zakonodatel'stva RF. – 2010. – № 43. – St. 5544.
24.
Analiz dostignutykh rezul'tatov i tselei Kontseptsii razvitiya ugolovno-ispolnitel'noi sistemy Rossiiskoi Federatsii do 2020 goda: analiticheskii obzor.– M.: FSIN Rossii, 2018 – 224 s.
25.
Zakon Respubliki Kazakhstan ot 18 noyabrya 2015 goda № 140-V«O protivodeistvii korruptsii» (s izmeneniyami i dopolneniyami po sostoyaniyu na 28.12.2018 g.) // Rezhim dostupa: https://online.zakon.kz/document/?doc_id=33478302 (data obrashcheniya 01.04.2019).
26.
Kabanov P.A. Ponyatie i soderzhanie antikorruptsionnogo prosveshcheniya kak sredstva profilaktiki korruptsii // Yuridicheskie issledovaniya. – 2015. – №2. – S. 12-27.
27.
Aksenova A.V., Balyan E.V. Bor'ba s korruptsiei v Rossii i za rubezhom // Mezhdunarodnoe ugolovnoe pravo i mezhdunarodnaya yustitsiya. – 2018. – №3. – S. 13-16.
28.
Prevention of Corruption (elektronnyi resurs) // URL: www.oecd.org/corruption/acn/ACN-Prevention-Corruption-Report.pdf (data obrashcheniya: 07.04.2019).
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Other our sites:
Official Website of NOTA BENE / Aurora Group s.r.o.
"History Illustrated" Website