Статья 'Legal lexicon in the second volume of Marcel Proust's novel “In Search of Lost Time” (“À la recherche du temps perdu”) “In the Shade of Young Girls in Flowers” (“À l'ombre des jeunes filles en fleurs”): linguostylistic analysis ' - журнал 'Litera' - NotaBene.ru
по
Journal Menu
> Issues > Rubrics > About journal > Authors > About the Journal > Requirements for publication > Editorial collegium > Editorial board > Peer-review process > Policy of publication. Aims & Scope. > Article retraction > Ethics > Online First Pre-Publication > Copyright & Licensing Policy > Digital archiving policy > Open Access Policy > Open access publishing costs > Article Identification Policy > Plagiarism check policy
Journals in science databases
About the Journal

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
MAIN PAGE > Back to contents
Litera
Reference:

Legal lexicon in the second volume of Marcel Proust's novel “In Search of Lost Time” (“À la recherche du temps perdu”) “In the Shade of Young Girls in Flowers” (“À l'ombre des jeunes filles en fleurs”): linguostylistic analysis

Savina Elena

PhD in Philology

Docent, the department of Foreign Languages, the faculty of Law, M. V. Lomonosov Moscow State University

119991, Russia, g. Moscow, GSP-1, Leninskie Gory, 1, stroenie 13 (4-i uchebnyi korpus), aud. 503 A

savinaelena2006@yandex.ru

DOI:

10.25136/2409-8698.2021.1.32086

Review date:

01-02-2020


Publish date:

27-01-2021


Abstract.

This article reviews the stylistic functionality of legal lexicon in the second volume of M. Proust's novel “In Search of Lost Time”. By means of general and field specific (civil, constitutional, international, criminal and financial) legal lexicon, the author describes various spheres of life that are far from the jurisprudence – human sensory systems, visual arts, social graces of the bourgeoisie and aristocracy, as well as friendship and romantic relationship of Marcel and Albertine. The article employs the methods of lexical, semantic and linguostylistic analysis. The novelty of this research consists in the analysis of functionality of specific lexicon in the literary text. The author highlights certain types of social relations, which are described via comparison with legal situations, as well as related metaphors and comparisons from other areas of life.

Keywords: language and style, legal terms, legal terminology, legal vocabulary, stylistic figures, stylistics, lexicology, comparison, metaphor, Marcel Proust

Изучение особенностей использования того или иного пласта лексики – одна из основных задач стилистики, решение которой позволяет составить представление об особенностях языка и стиля автора. Исследование юридической терминологии с точки зрения стилистики позволяет выявить особенности функционирования специальной лексики в художественном тексте. Анализ использования юридической терминологии М. Прустом тем более интересен, что автор в течение некоторого времени учился на юридическом факультете Сорбонны, что нашло отражение в его текстах.

И. В. Тимошенко обращает внимание на необходимость изучения юридической лексики студентами-юристами [5]. Н. В. Белоконь также говорит о том, что в настоящее время в программах вузов по юридическим специальностям преподаванию терминологии уделяется недостаточно внимания [1]. И. В. Зуева, в свою очередь, доказывает, что «адекватное понимание терминов возможно только после исследования взаимосвязей внутри каждой терминологической системы, а также после изучения межсистемного соотношения терминов» [4]. Е. С. Шматова пишет о необходимости унификации правовой терминологии [7]. В. В. Шмелькова связывает изменения в функционировании юридических терминов современного русского языка с изменениями в общественно-политической и экономической жизни страны последнего времени [8]. Н. Д. Голев рассматривает юридическую лексику при толковании закона [2].

В статье мы понимаем под выражениями «французская юридическая лексика», «французская юридическая терминология» и «французские юридические термины», вслед за Ж. Корню, «совокупность слов французского языка, которые приобретают в праве одно или несколько значений» [10, с. 14]. Мы отобрали и проанализировали с помощью методов семантического, лингвостилистического и контекстуального анализа примеры использования юридических терминов в составе стилистических фигур, а именно образных сравнений и метафор. Анализ практического материала показывает, что данные термины могут относиться как к общей юридической лексике, так и к терминологии из различных отраслей права (гражданского, конституционного, международного, уголовного и финансового). Эти термины употребляются в разных контекстах.

Изучение стилистических фигур зависит от подхода, с которым к ним обращаются. Так, П. Рикер исследует поэтическую функцию языка, а именно концепт тропа с лингвистической, поэтической и философской точек зрения на примере метафоры [16]. Поэтика изучалась также в работах Р. О. Якобсона [9]. В «Общей риторике» лингвистов группы μ классическая риторика рассматривается в рамках семиотики, вводится концепт общей риторики и предлагается оригинальная классификация фигур [3]. М. Мэйе анализирует один из важнейших элементов риторики, а именно теорию аргументации [13]. Ж. Молинье предлагает деление фигур на макроструктурные и микроструктурные в зависимости от того, насколько они заметны, от их восприятия в речи и от возможности заменить одни их элементы на другие без потери смысла [14, 24].

Среди работ, посвященных творчеству М. Пруста, хотелось бы особенно выделить статью В. П. Трыкова о роли России как своеобразного культурного феномена в произведениях писателя [6]. Отметим работу М.-П. Пули о роли английского языка в обществе, изображенном автором [15]. М. де Бейстеги изучает метафору у М. Пруста с точки зрения философии и приходит к выводу о том, что М. Пруст совершил переворот в представлении о метафоре и вывел ее за пределы языка для понимания прожитого телесного опыта [11]. А. Уотт помещает творчество писателя в культурный и социально-исторический контекст его эпохи [18]. Г. Таунсенд исследует роль репродукций в тексте М. Пруста [17]. Н. Лакхест рассматривает роман «В поисках утраченного времени» с точки зрения взаимодействия модернистской науки и модернистского искусства [12].

Далее мы приведем и проанализируем некоторые примеры стилистического использования юридических терминов в конце второй части второго тома романа.

1. Общая юридическая лексика

· Délégué

Существительное «délégué» «делегат» определяется в Юридическом словаре Ж. Корню как «synonyme de représentant» [22, с. 318]. В романе М. Пруста данный термин употребляется в качестве образной части сравнения в следующем контексте:

<...> Je ne pus même pas trouver un après-midi à Doncières voir Saint-Loup, comme je le lui avais promis. Les réunions mondaines, les conversations sérieuses voire une amicale causerie, si elles avaient pris la place de mes sorties avec ces jeunes filles, m’eussent fait le même effet que si à l’heure du déjeuner on nous emmenait non pas manger, mais regarder un album. Les hommes, les jeunes gens, les femmes vieilles ou mûres avec qui nous croyons nous plaire, ne sont portés pour nous que sur une plane et inconsistante superficie parce que nous ne prenons conscience d’eux que par la perception visuelle réduite à elle-même; mais c’est comme déléguée des autres sens qu’elle se dirige vers les jeunes filles; ils vont chercher l’une derrière l’autre les diverses qualités odorantes, tactiles, savoureuses, qu’ils goûtent ainsi même sans le recours des mains et des lèvres; et capables, grâce aux arts de transposition, au génie de synthèse où excelle le désir, de restituer sous la couleur des joues ou de la poitrine, l’attouchement, la dégustation, les contacts interdits, ils donnent à ces filles la même consistance moelleuse qu’ils font quand ils butinent dans une roseraie, ou dans une vigne dont ils mangent des yeux les grappes [19, с. 454-455].

В данном случае речь идет о зрении, которое выступает в качестве «представителя» других органов чувств, и именно за счет визуальных впечатлений восстанавливаются различные обонятельные, тактильные и вкусовые ощущения; при этом соответствующие органы не задействуются. Посредством данного сравнения повествователь выражает идею о том, что именно благодаря зрению он может себе позволить в том числе и разнообразные запретные контакты с девушками в цвету, гуляющими по пляжу в Бальбеке.

· Notaire de village

Существительное «notaire» «нотариус», которое определяется в Юридическом словаре Ж. Корню как «officier public qui a pour fonction de recevoir, dans l’étendue de son ressort, les actes auxquels les parties doivent ou veulent donner un caractère authentique, d’en assurer la date, d’en conserver le dépôt et d’en délivrer des copies exécutoires (grosses) et des expéditions» [22, с. 692], употреблено М. Прустом в составе образного сравнения в следующем контексте:

<...> Je pensai avoir découvert un lien entre nous, car j’appris dans la conversation qu’il était un peu parent, et de plus assez aimé, des Verdurin. Mais il parla avec dédain des fameux mercredis, et ajouta que M. Verdurin ignorait l’usage du smoking ce qui rendait assez gênant de le rencontrer dans certains «music-halls» où on aurait autant aimé ne pas s’entendre crier: «Bonjour, galopin» par un monsieur en veston et en cravate noire de notaire de village. Puis Octave nous quitta, et bientôt après ce fut le tour d’Andrée, arrivée dans son chalet où elle entra sans que de toute la promenade elle m’eût dit un seul mot. <...> [19, с. 446]

В рассматриваемом случае господин Вердюрен сравнивается Октавом с деревенским нотариусом с точки зрения того, как он одевается (пиджак вместо смокинга) в мюзик-холле. С неподходящей одеждой также соотносится его неуместное поведение (когда он там кричит во всеуслышание: «Привет, проказник»). Данное сравнение вводит представление о некоей провинциальности, невоспитанности, неподобающем поведении господина Вердюрена.

· Policier en mission secrète

Выражение «police secrète» определяется в словаре «Trésor de la langue française» как «ensemble des policiers en civil dépendant des services officiels de la police (Sûreté nationale, Préfecture de police)» [25]. В романе же с полицейским в штатском, выполняющим тайную миссию, сравнивается дядя маркиза де Сен-Лу, друга Марселя, Паламед, с точки зрения поведения и повадок:

<...> L’oncle de Saint-Loup ne m’honora non seulement pas d’une parole mais même d’un regard. S’il dévisageait les inconnus (et pendant cette courte promenade il lança deux ou trois fois son terrible et profond regard en coup de sonde sur des gens insignifiants et de la plus modeste extraction qui passaient), en revanche il ne regardait à aucun moment, si j’en jugeais par moi, les personnes qu’il connaissait, - comme un policier en mission secrète mais qui tient ses amis en dehors de sa surveillance professionnelle. Les laissant causer ensemble, ma grand-mère, Mme de Villeparisis et lui, je retins Saint-Loup en arrière [19, с. 321].

В рассматриваемом контексте дядя маркиза де Сен-Лу сравнивается с полицейским, которому поручили тайную миссию, поскольку он так же внимательно рассматривает незнакомцев, но не обращает, с профессиональной точки зрения, никакого внимания на людей, которых он знает. Данное сравнение используется для указания на внимательность, наблюдательность, настороженность персонажа.

2. Лексика, относящаяся к отдельным отраслям права

2.1. Лексика из области уголовного права

· Acte délictueux

Прилагательное «délictueux» определяется в словаре «Trésor de la langue française» как «qui caractérise un délit; qui a le caractère d’un délit» [25]. Выражение «acte délictueux» «преступное деяние» употреблено М. Прустом в составе образного сравнения в следующем контексте:

<...> Je sonnai le lift pour monter à la chambre qu’Albertine avait prise, du côté de la vallée. Les moindres mouvements, comme m’asseoir sur la banquette de l’ascenseur, m’étaient doux, parce qu’ils étaient en relation immédiate avec mon cœur; je ne voyais dans les cordes à l’aide desquelles l’appareil s’élevait, dans les quelques marches qui me restaient à monter, que les rouages, que les degrés matérialisés de ma joie. Je n’avais plus que deux ou trois pas à faire dans le couloir avant d’arriver à cette chambre où était renfermée la substance précieuse de ce corps rose – cette chambre qui même s’il devait s’y dérouler des actes délictueux, garderait cette permanence, cet air d’être, pour un passant non informé, semblable à toutes les autres, scrupuleux confidents, les inviolables dépositaires du plaisir. <...> [19, с. 492]

В рассматриваемом случае Марсель мысленно сравнивает номер отеля, где он надеется провести ночь с Альбертиной, с комнатой, в которой было совершено преступление, но которая сохраняет свой «обычный» вид, так что даже случайный прохожий не может догадаться о том, что в ней произошло. Две данные ситуации сближаются за счет представления о тайне во время совершения того или иного запретного поступка.

· Escroc , voleur

Существительное «escroc» определяется в словаре «Petit Robert» как «personne qui escroque, qui a l’habitude d’escroquer» [24, с. 812], а «voleur» – как «personne qui s’approprie ou s’est approprié, par ruse ou par force, le bien d’autrui; personne qui tire ses ressources de délits de vol» [24, с. 2413]. В романе Марсель принимает за мошенника, орудующего в гостиницах, и за вора дядю маркиза де Сен-Лу:

<...> Il sortit de sa poche un calepin sur lequel il eut l’air de prendre en note le titre du spectacle annoncé, tira deux ou trois fois sa montre, abaissa sur ses yeux un canotier de paille noire dont il prolongea le rebord avec sa main mise en visière comme pour voir si quelqu’un n’arrivait pas, fit le geste de mécontentement par lequel on croit faire voir qu’on a assez d’attendre, mais qu’on ne fait jamais quand on attend réellement, puis rejetant en arrière son chapeau et laissant voir une brosse coupée ras qui admettait cependant de chaque côté d’assez longues ailes de pigeon ondulées, il exhala le souffle bruyant des personnes qui ont non pas trop chaud mais le désir de montrer qu’elles ont trop chaud. J’eus l’idée d’un escroc d’hôtel qui, nous ayant peut-être déjà remarqués les jours précédents, ma grand-mère et moi, et préparant quelque mauvais coup, venait de s’apercevoir que je l’avais surpris pendant qu’il m’épiait; pour me donner le change, peut-être cherchait-il seulement, par sa nouvelle attitude, à exprimer la distraction et le détachement, mais c’était avec une exagération si agressive que son but semblait au moins autant que de dissiper les soupçons que j’avais dû avoir, de venger une humiliation qu’à mon insu je lui eusse infligée, de me donner l’idée non pas tant qu’il ne m’avait pas vu, que celle que j’étais un objet de trop petite importance pour attirer son attention. Il cambrait sa taille d’un air de bravade, pinçait les lèvres, relevait ses moustaches et dans son regard ajustait quelque chose d’indifférent, de dur, de presque insultant. Si bien que la singularité de son expression me le faisait prendre tantôt pour un voleur et tantôt pour un aliéné. Pourtant sa mise extrêmement soignée était beaucoup plus grave et beaucoup plus simple que celles de tous les baigneurs que je voyais à Balbec, et rassurante pour mon veston si souvent humilié par la blancheur éclatante et banale de leurs costumes de plage. <...> [19, с. 319-320]

В данном случае дядя маркиза де Сен-Лу, о котором выше в романе говорится, что даже в среде аристократов в его общество было сложнее всего попасть, сравнивается с мошенником, с вором, задумавшим ограбление, а также с сумасшедшим. Подобные сравнения создают контраст между представлением, которое складывается о нем у повествователя, и тем, кем он оказывается в действительности.

Ниже же говорится о том, что Марсель, узнав, что на самом деле дядя маркиза де Сен-Лу принадлежит к древнему аристократическому роду Германтов и услышав его изысканную речь, уже не может считать его ни вором, ни сумасшедшим, но, тем не менее, чувствует в нем какую-то тайну. Марсель отмечает при этом холодность дяди маркиза де Сен-Лу по отношению к себе, резко контрастирующую с вежливостью по отношению к его бабушке:

<...> J’aurais voulu deviner quel était ce secret que ne portaient pas en eux les autres hommes et qui m’avait déjà rendu si énigmatique le regard de M. de Charlus quand je l’avais vu le matin près du casino. Mais avec ce que je savais maintenant de sa parenté, je ne pouvais plus croire ni que ce fût celui d’un voleur, ni d’après ce que j’entendais de sa conversation, que ce fût celui d’un fou. S’il était si froid avec moi, alors qu’il était tellement aimable avec ma grand-mère, cela ne tenait peut-être pas à une antipathie personnelle, car d’une manière générale, autant il était bienveillant pour les femmes, des défauts de qui il parlait sans se départir, habituellement, d’une grande indulgence, autant il avait à l’égard des hommes, et particulièrement des jeunes gens, une haine d’une violence qui rappelait celle de certains misogynes pour les femmes. <...> [19, с. 328]

О тайне дяди маркиза де Сен-Лу, а именно о его гомосексуализме, читатель узнает лишь в последующих томах. В данном случае странности его поведения и, в частности, презрение по отношению к молодым людям, в отличие от женщин и девушек, связаны с тем, что, с одной стороны, Марсель ему понравился; с другой стороны, с тем, что, подобно вору, совершающему кражу тайно, в высшем обществе конца XIX в. он вынужден был скрывать свою ориентацию.

· Marchands en plein air, marchandise illicite, la police

В гостиничном номере у тети Паламеда, маркизы де Вильпаризи, куда дядя маркиза де Сен-Лу пригласил Марселя, первый сравнивается с уличными торговцами, которые незаконно продают товар, и постоянно смотрят по сторонам, чтобы в случае необходимости убежать от полицейских:

<...> Mais quand arrivé dans le salon de Mme de Villeparisis je voulus saluer le neveu de celle-ci, j’eus beau tourner autour de lui qui, d’une voix aiguë, racontait une histoire assez malveillante pour un de ses parents, je ne pus pas attraper son regard; je me décidai à lui dire bonjour et assez fort, pour l’avertir de ma présence, mais je compris qu’il l’avait remarquée, car avant même qu’aucun mot ne fût sorti de mes lèvres, au moment où je m’inclinais, je vis ses deux doigts tendus pour que je les serrasse, sans qu’il eût tourné les yeux ou interrompu la conversation. Il m’avait évidemment vu, sans le laisser paraître, et je m’aperçus alors que ses yeux qui n’étaient jamais fixés sur l’interlocuteur, se promenaient perpétuellement dans toutes les directions, comme ceux de certains animaux effrayés, ou ceux de ces marchands en plein air qui, tandis qu’il débitent leur boniment et exhibent leur marchandise illicite, scrutent, sans pourtant tourner la tête, les différents points de l’horizon par où pourrait venir la police. Cependant j’étais un peu étonné de voir que Mme de Villeparisis, heureuse de nous voir venir, ne semblait pas s’y être attendue, je le fus plus encore d’entendre M. de Charlus dire à ma grand-mère: «Ah! c’est une très bonne idée que vous avez eue de venir, c’est charmant, n’est-ce pas, ma tante?» <...> [19, с. 326]

В рассматриваемом случае взгляд дяди маркиза де Сен-Лу на собеседника сравнивается со взглядом уличных торговцев, которые, не поворачивая голову, смотрят по сторонам, чтобы вовремя заметить приближение полиции. Подобное сравнение с ситуацией из области уголовного права подчеркивает уклончивость, хитрость и настороженность Паламеда, который постоянно начеку.

2.2. Лексика из области конституционного и международного права

· Désarmement universel, gouvernement absolu, gouvernement démocratique, abroger des lois

Существительное «désarmement» «разоружение» определяется в Юридическом словаре Ж. Корню как «suppression des moyens permettant de mener des opérations militaires contre les États étrangers, à l’exclusion des forces de police; par extension, réduction des armements et mesures permettant de limiter le risque d’y recourir» [22, с. 337]. Абсолютная монархия – это политический режим, который характеризуется неограниченной властью короля и восходит во Франции к XVII в., к правлению Людовика XIV. Прилагательное «démocratique» в Юридическом словаре Ж. Корню определяется как «qui se rapporte à la démocratie; qui est fondé sur la démocratie ou conforme à ses exigences» [22, с. 326]. В романе М. Пруста данные выражения, относящиеся к области международного и конституционного права, используются в следующем контексте для описания внеправовой ситуации:

<...> Peut-être aussi, moins idéologue que Saint-Loup, se payant moins de mots, plus réaliste observateur des hommes, ne voulait-il pas négliger un élément essentiel de prestige à leurs yeux et qui, s’il donnait à son imagination des jouissances désintéressées, pouvait être souvent pour son activité utilitaire un adjuvant puissamment efficace. Le débat reste ouvert, entre les hommes de cette sorte et ceux qui obéissent à l’idéal intérieur qui les pousse à se défaire de ces avantages pour chercher uniquement à la réaliser, semblables en cela aux peintres, aux écrivains qui renoncent leur virtuosité, aux peuples artistes qui se modernisent, aux peuples guerriers prenant l’initiative du désarmement universel, aux gouvernements absolus qui se font démocratiques et abrogent de dures lois, bien souvent sans que la réalité récompense leur noble effort; car les uns perdent leur talent, les autres leur prédominance séculaire; le pacifisme multiplie quelquefois les guerres et l’indulgence, la criminalité. Si les efforts de sincérité et d’émancipation de Saint-Loup ne pouvaient être trouvés que très nobles, à juger par le résultat extérieur, il était permis de se féliciter qu’ils eussent fait défaut chez M. de Charlus, lequel avait fait transporter chez lui une grande partie des admirables boiseries de l’hôtel Guermantes au lieu de les échanger, comme son neveu, contre un mobilier modern style, des Lebourg et des Guillaumin. <...> [19, с. 324]

В рассматриваемом случае аристократичность дяди маркиза де Сен-Лу и намерение племянника от нее отстраниться сравниваются с инициативой воинственных народов по всеобщему разоружению, и с абсолютистскими правительствами, которые становятся демократическими и отменяют самые жестокие законы. При этом отмечается, что подобные перемены далеко не всегда приводят к желаемым результатам.

2.3. Лексика из области гражданского права

· Extrait de naissance

Выражение «extrait de naissance» «выписка из свидетельства о рождении» образно употреблено М. Прустом в следующем контексте, когда речь идет о картине Эльстира:

<...> Et enfin non seulement un portrait génial disloque le type d’une femme tel que l’ont défini sa coquetterie et sa conception égoïste de la beauté, mais s’il est ancien, il ne se contente pas de vieillir l’original de la même manière que la photographie, en le montrant dans des atouts démodés. Dans le portrait, ce n’est pas seulement la manière que la femme avait de s’habiller qui date, c’est aussi la manière que l’artiste avait de peindre. Cette manière, la première manière d’Elstir, était l’extrait de naissance le plus accablant pour Odette parce qu’il faisait d’elle non pas seulement, comme ses photographies d’alors, une cadette de cocottes connues, mais parce qu’il faisait de son portrait le contemporain d’un des nombreux portraits que Manet ou Whistler ont peints d’après tant de modèles disparus qui appartiennent déjà à l’oubli ou à l’histoire. <...> [19, с. 426]

В данном случае портрет Одетты Сван, когда она еще выступала в спектаклях варьете, который Марсель находит у художника Эльстира, сравнивается с выпиской из ее свидетельства о рождении. Возраст Одетты, который она тщательно скрывает, можно определить не только по ее одежде, но и по манере письма художника, от которой он давно отошел, относящейся примерно к той же эпохе, что и ранние работы Мане и Уистлера.

· Héritage

Существительное «héritage» «наследство, наследственное имущество» определяется в Юридическом словаре Ж. Корню как «patrimoine d’une personne envisagé au moment du décès de celle-ci; patrimoine successoral; ensemble des biens transmis aux héritiers» [22, с. 509]. В романе М. Пруста данное существительное употребляется в составе образной части сравнения в следующем контексте:

<...> Ces quelques pas du palier à la chambre d’Albertine, ces quelques pas que personne ne pouvait plus arrêter, je les fis avec délices, avec prudence, comme plongé dans un élément nouveau, comme si en avançant j’avais lentement déplacé du bonheur, et en même temps avec un sentiment inconnu de toute-puissance, et d’entrer enfin dans un héritage qui m’eût de tout temps appartenu. Puis tout à coup je pensai que j’avais tort d’avoir des doutes, elle m’avait dit de venir quand elle serait couchée. C’était clair, je trépignais de joie, je renversai à demi Françoise qui était sur mon chemin, je courais, les yeux étincelants, vers la chambre de mon amie. <...> [19, с. 492-493]

В рассматриваемом случае с юридической ситуацией вступления в законное наследство сравнивается приход Марселя ночью в гостиничный номер Альбертины, куда девушка сама его позвала, приняв все необходимые меры предосторожности для того, чтобы никто ничего об этом не узнал. Все сомнения повествователя насчет ее намерений постепенно рассеиваются, и за счет сравнения с правовой ситуацией он представляет свое поведение как законное, следовательно, соответствующее как правовым, так и моральным, нравственным нормам.

· Procuration , personne interpos é e

Существительное «procuration» «полномочие», «доверенность», которое определяется в Юридическом словаре Ж. Корню как «écrit qui constate le mandat et qui, remis au mandataire, permet à celui-ci de justifier de son pouvoir; par extension, le mandat lui-même» [22, с. 813] может употребляться во французском языке в переносном значении «действуя через других людей» (см. пьесу М. Дальбана «Les amants par procuration», примеры из А. Моруа и А. Жида: «Lorsque je voyage, c’est avec un compagnon jeune; je vis alors par procuration» и «Le peuple anglais a inventé pour notre salut à tous la soupape parlementaire. Des champions élus font désormais pour nous émeutes et coups d’État en chambre. La presse complète le système en nous permettant de jouir de ces tumultes par procuration» соответственно [25], а также песню Ж.-Ж. Гольдмана «La vie par procuration»). Выражение «la personne interposée» «подставное лицо» определяется в словаре «Petit Robert» как «qui figure sur un acte à la place d’un véritable intéressé» и также может использоваться в переносном значении [24, с. 1644-1645]. У М. Пруста оба эти выражения вместе встречаются в следующем контексте, что способствует созданию юридической метафоры:

<...> Malgré cela, comme je l’avais, dans mes conversations avec Elstir, identifiée à Albertine, je me sentais envers celle-ci l’olbigation morale de tenir les promesses d’amour faites à l’Albertine imaginaire. On se fiance par procuration, et on se croit obligé d’épouser ensuite la personne interposée. D’ailleurs, si avait disparu provisoirement du moins de ma vie une angoisse qu’eût suffi à apaiser le souvenir des manières comme il faut, de cette expression «parfaitement commun» et de la tempe enflammée, ce souvenir éveillait en moi un autre genre de désir qui, bien que doux et nullement douloureux, semblable à un sentiment fraternel, pouvait à la longue devenir aussi dangereux en me faisant ressentir à tout moment le besoin d’embrasser cette personne nouvelle dont les bonnes façons et la timidité, la disponibilité inattendue, arrêtaient la course inutile de mon imagination, mais donnaient naissance à une gratitude attendrie. <...> [19, с. 438]

В рассматриваемом случае противоречие между идеализированным представлением Марселя об Альбертине, когда он видит ее беззаботно гуляющей по пляжу в компании подруг, и несколько вульгарной девушкой, которой она оказывается на самом деле, передается посредством сравнения с воображаемой правовой ситуацией, когда мужчина обручается по доверенности с подставным лицом, и затем вынужден жениться на этой подставной женщине, которая не соответствует его представлениям. Марсель, разочаровавшись в Альбертине, тем не менее, считает себя обязанным любить эту новую девушку, хотя она и не похожа на его первоначальные мечты. В данном контексте любовная ситуация сравнивается фактически с необходимостью исполнять договорные обязательства.

2.4. Лексика из области финансового права

· Bon

Существительное «bon» «чек, талон, ордер», которое в Юридическом словаре Ж. Корню определяется как «écrit constatant le droit d’une personne de se faire payer une certaine somme d’argent ou d’exiger une prestation déterminée» [22, с. 133], употреблено М. Прустом в следующем контексте:

Si la connaissance du plaisir fut ainsi retardée pour moi de quelques heures, en revanche la gravité de cette présentation, je la ressentis tout de suite. Au moment de la présentation, nous avons beau nous sentir tout à coup gratifiés et porteurs d’un «bon», valable pour des plaisirs futurs, après lequel nous courions depuis des semaines, nous comprenons bien que son obtention met fin pour nous, non pas seulement à de pénibles recherches – ce qui ne pourrait que nous remplir de joie -, mais aussi à l’existence d’un certain être, celui que notre imagination avait dénaturé, que notre crainte anxieuse de ne jamais pouvoir être connu de lui avait grandi. Au moment où notre nom résonne dans la bouche du présentateur, surtout si celui-ci l’entoure comme fit Elstir de commentaires élogieux – ce moment sacramentel, analogue à celui où dans une féérie, le génie ordonne à une personne d’en être soudain une autre -, celle que nous avons désiré d’approcher s’évanouit, d’abord comment resterait-elle pareille à elle-même puisque – de par l’attention que l’inconnue est obligée de prêter à notre nom et de marquer à notre personne – dans les yeux hier situés à l’infini (et que nous croyions que les nôtres, errant, mal réglés, désespérés, divergents, ne parviendraient jamais à rencontrer) le regard conscient, la pensée inconnaissable que nous cherchions, viennent d’être miraculeusement et tout simplement remplacés par notre propre image peinte comme au fond d’un miroir qui sourirait? [19, c. 435]

В рассматриваемом случае нематериальное предвкушение Марселем удовольствия знакомства с девушками, гуляющими по набережной в Бальбеке, сравнивается с финансовой ситуацией получения по чеку определенной денежной суммы.

· Action de jouissance, action primitive, sociétés financières

Существительные «action de jouissance» «пользовательская акция (дающая право на дивиденд, но не на часть имущества общества при его ликвидации)» [21, с. 21], которое в Юридическом словаре Ж. Корню определяется как «action intégralement amortie; action dont la valeur nominale effectivement libérée a été remboursée par la société aux actionnaires et qui donne droit aux mêmes prérogatives que l’action de capital, sous déduction du droit au premier dividende» [22, с. 28]; «action primitive» «простая акция» и «société financière» «финансовая компания» употреблены М. Прустом в следующем контексте:

<...> Sa parenté avec Mme Bontemps avait déjà restreint ces hypothèses merveilleuses, en aveuglant une des voies par lesquelles elles pouvaient se répandre. Au fur et à mesure que je me rapprochais de la jeune fille et la connaissais davantage, cette connaissance se faisait par soustraction, chaque partie d’imagination et de désir étant remplacée par une notion qui valait infiniment moins, notion à laquelle il est vrai que venait s’ajouter une sorte d’équivalent, dans le domaine de la vie, de ce que les sociétés financières donnent après le remboursement de l’action primitive, et qu’elles appellent action de jouissance. Son nom, ses parentés avaient été une première limite apportée à mes suppositions. <...> [19, с. 436]

В рассматриваемом отрывке описывается постепенное знакомство Марселя с Альбертиной. Повествователь сначала восхищается девушками, которые регулярно гуляют по пляжу, ничего не зная о них. Затем он узнает, что Альбертина, одна из них, является племянницей госпожи Бонтан. По мере того, как Марсель узнает об Альбертине все больше и больше, точные сведения постепенно заменяют его идеализированные представления о девушке и первоначальное страстное желание быть рядом с ней угасает. Данный процесс сравнивается с ситуацией из области финансового права, когда акционерное общество после погашения простой акции дает пользовательскую акцию, которая фактически предоставляет акционерам меньше прав. Подобное сравнение знакомства с Альбертиной с получением прибыли по акциям, и сравнение предвкушения этого знакомства с ней и с ее подругами, когда Марсель еще ничего не знал о них, даже их имен, о котором шла речь выше, с талоном на получение в будущем какой-либо суммы или услуги, указывает на то, что, по сути, молодой человек уже рассматривает Альбертину исключительно как источник удовольствий в будущем; то, что девушка из себя представляет на самом деле, его не интересует.

· Aliénation, fructification du crédit

Существительное «aliénation» «отчуждение», которое определяется в Юридическом словаре Ж. Корню как «opération (translative) par laquelle celui qui aliène transmet volontairement à autrui la propriété d’une chose (ou un autre droit) soit à titre onéreux (la vente est une aliénation) soit à titre gratuit (ex. donation), soit entre vifs (don manuel), soit à cause de mort (legs), soit à titre particulier (transfert de titres nominatifs), soit à titre universel (legs universel)» [22, с. 54] и «fructification» «извлечение доходов», употребляются в романе в переносном значении в следующем контексте:

<...> Mais il ne lui suffisait pas d’avoir l’air de rendre service à celui qui était venu le solliciter, il présentait à l’autre la démarche qu’il faisait auprès de lui comme entreprise non à la requête du premier, mais dans l’intérêt du second, ce qu’il persuadait facilement à un interlocuteur suggestionné d’avance par l’idée qu’il avait devant lui «le plus serviable des hommes». De cette façon, jouant sur les deux tableaux, faisant ce qu’on appelle en termes de coulisse de la contre-partie, il ne faisait jamais courir aucun risque à son influence, et les services qu’il rendait ne constituaient pas une aliénation, mais une fructification d’une partie de son crédit. D’autre part, chaque service, semblant doublement rendu, augmentait d’autant plus sa réputation d’ami serviable, et encore d’ami serviable avec efficacité, qui ne donne pas des coups d’épée dans l’eau, dont toutes les démarches portent, ce que démontrait la reconnaissance des deux intéressés. <...> [19, с. 499-500]

В рассматриваемом случае речь идет о маркизе де Норпуа, дипломате, который старался одним действием решить сразу несколько задач, например, помирить поссорившихся друзей по просьбе одного из них, сделав при этом вид, что он действует исключительно в интересах второго. При этом уважение обоих друзей к нему только увеличивалось, потому что в данном случае он в некотором роде оказывал двойную услугу, притом эффективно, поскольку оба друга были ему признательны. Данная ситуация сравнивается М. Прустом с ситуацией из области финансового права, и можно отметить игру слов, основанную на многозначности существительного «crédit», так как, с одной стороны, его первое этимологическое значение – «доверие», и второе производное, которое развилось на его основе – «кредит». Здесь уважение обоих друзей по отношению к маркизу де Норпуа, их благодарность ему, доверие, которое они к нему испытывают, а также его влияние в обществе сравниваются с капиталом, кредитом. И подобные услуги не уменьшают его, а лишь приносят «прибыль». Подобное сравнение показывает, что персонаж относится к окружающим его людям лишь как к ресурсу для достижения своих собственных целей.

Проблемы стилистического функционирования юридической лексики в текстах М. Пруста вызывают определенный интерес, так как затрагиваются вопросы взаимодействия общей и специальной лексики в рамках художественного текста. Анализ исследуемого материала позволяет установить соответствия между определенными ситуациями из повседневной жизни и стилистическими фигурами, созданными на основе юридической терминологии, к которым автор прибегает для их описания. М. Пруст задействует для достижения данной цели как общую юридическую лексику, так и лексику, относящуюся к отдельным, самым разным отраслям права.

Выводы:

Итак, в рассматриваемом контексте юридическая лексика – как общая, так и относящаяся к отдельным отраслям права (уголовного, конституционного, международного, гражданского и финансового) преследует три основные цели:

1. Описать, при этом порой иронично и комично, различных представителей как буржуазии, так и аристократии.

За счет употребления метафор и сравнений на основе юридической лексики М. Пруст иронично изображает как повадки буржуа (господин Вердюрен, поскольку в мюзик-холл он приходит в пиджаке вместо смокинга и неподобающе там себя ведет, сравнивается с деревенским нотариусом), так и манеры аристократов (Паламед, украдкой наблюдающий за людьми, сравнивается, с одной стороны, с полицейским, выполняющим тайную миссию, с другой – с вором, мошенником и уличным торговцем; доверие, которым пользуется маркиз де Норпуа в обществе – с финансовыми операциями). С другой стороны, отказ со стороны молодого поколения аристократов от своих многовековых привилегий сравнивается, с легкой ноткой грусти и ностальгии, с ситуацией из области искусства (когда как отдельные художники, так и целые народы, обладающие художественным даром, отрекаются от своего таланта), и с ситуацией из области конституционного и международного права, когда абсолютистские правительства становятся демократическими, а воинствующие народы выступают за всеобщее разоружение, при этом также отказываясь от своих исконных привилегий и ничего не получая взамен.

2. Отношение Марселя к Альбертине выражается с помощью различных сравнений и метафор из области гражданского и уголовного права. Так, определенное разочарование, которое он испытывает, познакомившись с девушкой поближе, но при этом считает себя связанным обязанностью любить существующий в его воображении образ, сравнивается с фиктивной ситуацией из области гражданского права брака по доверенности с подставным лицом. Предвкушение Марселем удовольствия от будущего знакомства с девушкой сравнивается с ситуацией из области финансового права получения позже по чеку определенной денежной суммы. Само же знакомство с реальной Альбертиной, которая мало-помалу вытесняет существующий в представлении Марселя идеализированный образ, сравнивается с ситуацией из области корпоративного права, когда акционерные общества заменяют первоначальную акцию другой, значительно более дешевой. Когда Марсель идёт на свидание, которое, как он думает, Альбертина ему назначила в отеле, его предвкушение предстоящей ночи с девушкой представляется ему, с одной стороны, как ситуация из области гражданского права (вступление в наследство), что указывает, в его глазах, на законность, легитимность того, что будет происходить далее; с другой стороны – как преступное деяние. Данные сравнения, на наш взгляд, указывают на то, что чувства Марселя к Альбертине не похожи на настоящую любовь, они слишком регламентированы и формальны, а он ждет от них лишь получения «законного» удовольствия.

3. Также мы хотели бы выделить отдельно два случая, когда юридические термины используются для характеристики довольно далеких от юриспруденции областей – сенсорных систем человека («délégué») и искусства («extrait d’acte de naissance»). Следовательно, на примере всех этих контекстов можно наблюдать постоянное взаимодействие между общей лексикой и специальной терминологией в рамках художественного текста.

References
1.
Belokon' N. V. Yuridicheskaya terminologiya kak sredstvo razvitiya pravosoznaniya i vospitaniya pravovoi kul'tury v protsesse podgotovki pravovedov // Yuridicheskaya tekhnika. 2009. № 3. S. 115-118.
2.
Golev N. D. Yuridicheskaya terminologiya v kontekste doktrinal'nogo tolkovaniya // Sibirskii filologicheskii zhurnal. 2015. № 4. S. 138-148.
3.
Dyubua Zh., Edelin F., Klinkenberg, Zh.-M., Menge, F., Pir, F., Trinon A. Obshchaya ritorika. M.: Progress, 1986. - 392 s.
4.
Zueva I. V. Yuridicheskaya terminologiya v anglo-amerikanskoi pravovoi sisteme [Elektronnyi resurs]. URL: http://pglu.ru/upload/iblock/490/p60024.pdf (data obrashcheniya: 18.01.2020).
5.
Timoshenko I. V. Yuridicheskaya terminologiya kak uchebnaya distsiplina innovatsionnogo tipa: postanovka problemy // Izvestiya Yuzhnogo federal'nogo universiteta. Tekhnicheskie nauki. 2009. № 3. S. 212-216.
6.
Trykov V. P. Marsel' Prust: otnoshenie k Rossii // Znanie. Ponimanie. Umenie. 2008. № 5. [Elektronnyi resurs]. URL: http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2008/5/Trykov_Proust_Russia/ (data obrashcheniya: 18.01.2020).
7.
Shmatova E. S. Pravovaya terminologiya: problemy interpretatsii i stremlenie k unifikatsii [Elektronnyi resurs]. URL: http://confer.hses-online.ru/pdf/1-12.pdf (data obrashcheniya: 18.01.2020).
8.
Shmel'kova V. V. Obshchestvenno-politicheskaya i yuridicheskaya leksika v russkom yazyke kontsa XX veka (na materiale tolkovykh slovarei) // Vestnik RUDN. Seriya Lingvistika. 2009. № 1. S. 87-90.
9.
Yakobson R. O. Lingvistika i poetika // Strukturalizm: «za» i «protiv» (sbornik statei). M.: Progress 1975. - 467 s.
10.
Cornu G. Linguistique juridique. Paris: L.G.D.G. 2005. - 443 s.
11.
De Beistegui M. Proust as Philosopher. The Art of metaphor. London: Routledge, 2012. - 136 s.
12.
Luckhurst N. Science and Structure in Proust’s À la recherche du temps perdu. Oxford: Clarendon Press, 2011. - 272 s.
13.
Meyer M. Principia rhetorica. Une théorie générale de l’argumentation. Paris: Fayard, 2008. - 327 s.
14.
Molinié G. Éléments de stylistique française. Paris: PUF, 2005. - 213 s.
15.
Pouly N.-P. Proust ethnographe et policier symbolique. Diffusion de l’anglais et maintien des écarts linguistiques // Actes de la recherche en sciences sociales. № 3. 2001. S. 84-101.
16.
Ricœur P. La métaphore vive. Paris: Seuil, 1975. - 415 s.
17.
Townsend, G. Proust’s Imaginary Museum: Reproductions and Reproduction in À la recherche du temps perdu. Bern: Peter Lang, 2008. - 234 s.
18.
Watt A. Marcel Proust in Context. Cambridge: Cambridge University Press, 2013. - 260 s.
Istochniki i slovari
19.
Proust M. À l’ombre des jeunes filles en fleurs. Paris: Gallimard, 1988. - 568 s.
20.
Gak V. G. Novyi frantsuzsko-russkii slovar'. M.: Russkii yazyk, 2002. - 1194 s.
21.
Machkovskii G. I. Frantsuzsko-russkii yuridicheskii slovar'. M.: Russo, 2004. - 437 s.
22.
Cornu G. Vocabulaire juridique. Paris: PUF, 2016. - 1101 s.
23.
Molinié G. Dictionnaire de rhétorique. Paris: Le Livre de Poche, 1992. -352 s.
24.
Le Nouveau Petit Robert. Dictionnaire de la langue française. Paris: Le Robert, 1994. - 2467 s.
25.
Trésor de la langue française [Elektronnyi resurs]. URL: http://atilf.atilf.fr/ (Data obrashcheniya: 18.01.2020).
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Other our sites:
Official Website of NOTA BENE / Aurora Group s.r.o.
"History Illustrated" Website