Статья 'Понятие и содержание антикоррупционного просвещения как средства профилактики коррупции' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Journal Menu
> Issues > Rubrics > About journal > Authors > About the Journal > Requirements for publication > Council of editors > Redaction > Peer-review process > Policy of publication. Aims & Scope. > Article retraction > Ethics > Online First Pre-Publication > Copyright & Licensing Policy > Digital archiving policy > Open Access Policy > Open access publishing costs > Article Identification Policy > Plagiarism check policy
Journals in science databases
About the Journal

MAIN PAGE > Back to contents
Legal Studies
Reference:

The concept and the content of anti-corruption education as a means of prevention of corruption

Kabanov Pavel Aleksandrovich

Doctor of Law

Professor, the department of Criminal Law and Procedure, Kazan Institute of Economics, Management and Law

420111, Russia, respublika Tatarstan, g. Kazan', ul. Moskovskaya, 42, of. NII protivodeistviya korruptsii

kabanovp@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-7136.2015.2.14150

Review date:

08-01-2015


Publish date:

03-02-2015


Abstract: The subject of the research is anti-corruption education as a means of prevention of corruption used in modern Russian anti-corruption legislation, subordinate legislation, scientific and educational literature. The objective is to develop and offer a theoretically grounded definition of anti-corruption education as a scholarly legal category and reveal its contents. The research objectives are: a) on the base of the analysis of regional anti-corruption legislation and normative acts to identify the main features of anti-corruption education as a means of prevention of corruption; b) on the base of the identified characteristics to give a working definition of anti-corruption education as a means of prevention of corruption; b) to disclose the content of anti-corruption education as a means of preventing corruption. Methodological basis of the study is dialectical materialism based on scientific methods of knowledge: analysis, synthesis, comparison, and other used in legal Sciences. Scientific novelty of the research lies in the fact that the author based on the structural analysis of the legal and scientific definitions of anti-corruption education, formulated in the regional legislation of the Russian Federation, as well as in the scientific, educational and reference books, proposed a new definition of anti-corruption education. It differs significantly from the previous definitions and reveals its contents.Practical significance of the research: scientific category of anti-corruption education allows to reveal the content of this activity and may contribute to further research.


Keywords: anti-corruption awareness, anti-corruption legislation, combating corruption, prevention of corruption, education, anti-corruption education, Corruption, anti-corruption worldview, anticorruption policy, anticorruption activity
This article written in Russian. You can find full text of article in Russian here .
Введение

Вопросы повышения эффективности (результативности) противодействия коррупции в современном российском обществе находятся в центре внимания специалистов различных отраслей знания, представителей органов государственной власти и значительного количества населения. Им посвящено значительное количество научных, учебных, методических и публицистических работ различного объема, содержания и качества. Однако до настоящего времени не подготовлено и не опубликовано ни одного крупного исследования, посвященного антикоррупционному просвещению. В арсенале российских исследователей имеются лишь несколько небольших по объему публикаций по данной проблематике [7, c. 47-53; 9, c.42-51; 69, c.322-323; 69, c.188-191], которые не в полной мере раскрывают многообразия содержания этого вида антикоррупционной деятельности. К тому же, в мае 2014 года Правительством Российской Федерации принята специальная Программа по антикоррупционному просвещению на 2014 - 2016 годы [55], которая требует не только мониторинга результативности её исполнения, но и научного сопровождения её реализации. Хотя в региональном антикоррупционном законодательстве это средство профилактики коррупции было закреплено значительно раньше и использовалось органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации при реализации региональной антикоррупционной политики в качестве средства профилактики коррупции [30]. О необходимости, важности и значимости правового просвещения по вопросам противодействия коррупции в российском обществе говорилось высшими должностными лицами ещё в конце прошлого века [58]. Поэтому не случайно в региональном антикоррупционном законодательстве и подзаконных нормативных правовых актах антикоррупционное просвещение закреплено в качестве средства противодействия коррупции, содержание которого не всегда раскрывается, а предлагаемые дефиниции этому средству – противоречивы и требуют совершенствования. Все это свидетельствует не только о теоретической, но и практической значимости исследования феномена антикоррупционного просвещения.

Цель нашего исследования на данном этапе сводится лишь к тому, что бы определиться с правовым определением антикоррупционного просвещения как средства профилактики коррупции и раскрыть его содержание. Для достижения этой цели мы проанализировали федеральные, региональные и муниципальные нормативные правовые акты, регулирующие вопросы организации и осуществления антикоррупционного просвещения (240 единиц), а с помощью сравнительно-правового метода, методов структурного и системного анализа документов достигли, как нам представляется, основной цели исследования.

результаты исследования

Проведенный нами сравнительно-правовой анализ федеральных, региональных и муниципальных нормативных правовых актов по вопросам противодействия коррупции показал, что правотворческие органы вкладывают разную смысловую нагрузку в предлагаемые ими термины и словосочетания, связанные с правовым регулированием, организацией и осуществлением антикоррупционного просвещения. В антикоррупционном законодательстве некоторых субъектов Российской Федерации антикоррупционное просвещение рассматривается как специфическое направление информирования населения – антикоррупционное информирование [20; 24; 27]. В антикоррупционном законодательстве других российских регионов антикоррупционное просвещение неоправданно отождествляется с другими средствами профилактики коррупции – антикоррупционной пропагандой [18; 29] или антикоррупционным образованием [26]. Неоднозначность восприятия антикоррупционного просвещения обусловлена ещё и тем, что региональное антикоррупционное законодательство в некоторых случаях указывает в качестве средства профилактики коррупции другое средство – правовое просвещение [21; 23; 25; 35]. Об антикоррупционном профилактическом эффекте правового просвещения упоминается в научных публикациях современных российских исследователей [5, c.13-16; 65, c.708-712; 68, c.3-5]. В результате правотворческой деятельности органов публичной власти различного уровня на смену этому понятию стали появляться различные «комбинированные» термины и словосочетания. Среди используемых ныне в нормативных правовых актах словосочетаний можно выделить такие, как: «правовое просвещение в сфере противодействия коррупции» [22], «правовое просвещение по вопросам противодействия коррупции» [38], «просветительская работа по вопросам противодействия коррупции» [37], «просвещение в целях формирования навыков антикоррупционного поведения» [32; 33], «правовое просвещение по антикоррупционной тематике» [12; 49], «просвещение по антикоррупционной тематике» [46], «правовое просвещение по вопросам соблюдения законодательства в сфере противодействия коррупции» [39], «правовое просвещение по вопросам антикоррупционной деятельности» [42], «правовое просвещение в области противодействия коррупции» [40] и другие, о которых мы ранее уже писали [9, c. 42-51; 10, c.27-29]. Как правило, органы публичной власти, используя эти словосочетания, не утруждали себя пояснениями их содержания. Исключением из этого правила было антикоррупционное законодательство нескольких субъектов Российской Федерации, где предлагались различные дефиниции антикоррупционного просвещения. Обратимся только к тем правовым категориям антикоррупционного просвещения, которые близки к его содержанию. Так, в Законе Белгородской области о противодействии коррупции указано, что антикоррупционное просвещение представляет собой целенаправленный процесс информирования населения о мерах по реализации государственной политики в сфере противодействия коррупции через средства массовой информации, официальные представительства органов государственной власти в сети Интернет в целях формирования антикоррупционного мировоззрения, повышения уровня правосознания и правовой культуры [20]. Очевидным достоинством этого определения является указание на цели антикоррупционного просвещения: а) формирование антикоррупционного мировоззрения; б) повышение уровня правосознания; в) повышение уровня правовой культуры, а также указание на средство его осуществления – информирование.

Близкое по содержанию определение антикоррупционного просвещения предложено в законе Чувашской Республики «О противодействии коррупции». В соответствии с частью 2 статьи 10 этого регионального закона, антикоррупционное просвещение является деятельностью, направленной на формирование антикоррупционного мировоззрения, повышение уровня правосознания и правовой культуры посредством организации системы информирования граждан об их правах и о необходимых действиях по защите этих прав, а также подготовки и дополнительного профессионального образования специалистов в сфере проведения антикоррупционной экспертизы, ведения антикоррупционного мониторинга [28]. Здесь мы видим аналогичный подход к целеполаганию антикоррупционного просвещения, а также дополнительное указание на инструменты его осуществления: а) информирование, а точнее антикоррупционное информирование; б) антикоррупционное дополнительное профессиональное образование; в) осуществление антикоррупционного мониторинга.

Правовое определение антикоррупционного просвещения заложено и в законе Костромской области «О противодействии коррупции в Костромской области». В соответствии со статьей 7 данного закона, антикоррупционное просвещение осуществляется посредством распространения информации о мерах по реализации государственной политики в области противодействия коррупции, предоставления доступа к материалам антикоррупционной направленности через средства массовой информации, официальные сайты органов государственной власти Костромской области, государственных органов Костромской области, органов местного самоуправления в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет", взаимодействия с гражданами и организациями по проблемам противодействия коррупции [24]. Данное определение носит описательный характер, в котором указывается на способы его осуществления: а) распространение информации о мерах по реализации государственной политики в области противодействия коррупции (антикоррупционное информирование); б) путем взаимодействия с гражданами и организациями. В представленном определении антикоррупционного просвещения имеется указание на субъекты его осуществления – органы государственной власти и органы местного самоуправления.

На фоне представленных дефиниций антикоррупционного просвещения, используемого региональным антикоррупционным законодательством, несколько по иному выглядит определение предложенное законодателями Архангельской области. В соответствии с частью 1 статьи 11 Закона Архангельской области «О противодействии коррупции в Архангельской области», антикоррупционное просвещение – это распространение знаний о законодательстве по противодействию коррупции, практике его применения и разъяснение положений нормативных правовых актов в сфере противодействия коррупции в целях формирования антикоррупционного мировоззрения, повышения уровня правосознания и правовой культуры посредством информирования граждан об их правах и о необходимых действиях по защите этих прав, а также посредством антикоррупционной пропаганды и антикоррупционного образования [19]. Здесь мы видим, что содержание антикоррупционного просвещения отражает цели его осуществления: а) формирование антикоррупционного мировоззрения; б) повышения уровня правосознания в) повышение уровня правовой культуры, а в качестве средств его осуществления, наравне с антикоррупционным информированием, предусмотрено использование не только антикоррупционного образования, но и антикоррупционной пропаганды.

Несомненно, представляет интерес правовая дефиниция «антикоррупционное просвещение», предложенная законодателями Новосибирской области. В соответствии с положениями статьи 2 Закона «О профилактики коррупции в Новосибирской области», антикоррупционное просвещение представляет собойпросветительскую деятельность органов государственной власти Новосибирской области, органов местного самоуправления муниципальных образований Новосибирской области, государственных учреждений Новосибирской области, муниципальных учреждений, организаций, общественных объединений и граждан по распространению идей, знаний, культурных ценностей в области противодействия коррупции [15]. Очевидным достоинством этого определения является указание на широкий круг субъектов осуществления антикоррупционного просвещения: а) областные органы государственной власти; б) органы местного самоуправления муниципальных образований области; в) государственные учреждения области; г) муниципальные учреждения; д) организации; е) общественные объединения; ж) граждане. Основной целью осуществления антикоррупционного просвещения является распространение идей, знаний, культурных ценностей в области противодействия коррупции. Безусловно, что все представленные и проанализированные нами правовые дефиниции антикоррупционного просвещения помимо очевидных достоинств имеют и ряд существенных недостатков – отсутствие в каждом из них в полном объеме основных структурных элементов, отражающих сущность антикоррупционного просвещения как средства противодействия коррупции.

Отсутствие приемлемой правовой дефиниции антикоррупционного просвещения требует обращения к научной и учебной литературе, связанной с описанием и объяснением содержания антикоррупционного просвещения. В современных российских антикоррупционных словарях предлагается два подхода к определению антикоррупционного просвещения. Первый подход дает достаточно широкое определение этому средству противодействия коррупции – распространение достоверных и объективных знаний о коррупции, её причинах и антикоррупционной деятельности государства и общества [2, c.11; 3, c.10; 4, c.11]. Второй подход имеет больше практическую направленность и рассматривает антикоррупционное просвещение как целостную систему воспитательно-образовательных мер, направленных на усвоение знаний о коррупции, сущности её угрозы национальной безопасности и необходимости противодействовать коррупционным правонарушениям [1, c.17]. Очевидно, что обе научные дефиниции антикоррупционного просвещения, также не раскрывают в полном объеме сущность этого средства противодействия коррупции через его основные структурные элементы.

К большому сожалению, вне содержания правовой и научной дефиниций оказались все основные элементы антикоррупционного просвещения. На наш взгляд, таковыми являются: а) цели и задачи антикоррупционного просвещения; б) субъекты антикоррупционного просвещения; в) объекты антикоррупционного просвещения; г) средства антикоррупционного просвещения.

Как показывает проведенный нами анализ регионального антикоррупционного законодательства и литературных источников, в качестве основных целей антикоррупционного просвещения должны выступать: а) формирование антикоррупционного мировоззрения; б) формирование антикоррупционного поведения. В качестве дополнительных целей антикоррупционного просвещения следует выделить: а) повышения уровня правосознания, б) повышение уровня правовой культуры. Однако современные исследования в сфере противодействия коррупции свидетельствуют о том, что дополнительными целями должны быть иные объекты не правосознание и правовая культура, а антикоррупционного сознание [59, c. 94-98; 60, c.124-126; 62, c.46-57; 63, c.176-178; 67, c.23-25] или антикоррупционное правосознание [11, c.168; 72, c.341-342; 73, c.286-290] и антикоррупционная культура [6; 61, c.110-116; 70, c.112-116; 71, c.100-107], которые сейчас нуждаются в формировании.

Разумеется, что основным элементом системы антикоррупционного просвещения выступают его субъекты. В качестве субъектов антикоррупционного просвещения следует выделять: организаторов, исполнителей и лиц, содействующих этому процессу. В качестве организаторов антикоррупционного просвещения обычно выступают органы публичной власти. Так, в Костромской области в качестве организатора антикоррупционного просвещения выступает Департамент региональной безопасности Костромской области [14], в Архангельской области эта функция возложена на региональное министерство образования и науки [52], в Новосибирской области полномочия по организации и координации антикоррупционного просвещения переданы региональному министерству юстиции [16], в Карачаево-Черкесской Республике антикоррупционного просвещения является одной из основных задач республиканского Управления по реализации антикоррупционной политики [53].

Вместе с тем встречаются случаи, когда региональными нормативными правовыми актами одновременно в качестве организаторов и исполнителей антикоррупционного просвещения выступают одни и те же органы. Так, в Калининградской области организация и осуществление мероприятий по антикоррупционному просвещению возложена на Комиссию Правительства Калининградской области по соблюдению требований к служебному поведению государственными гражданскими служащими Калининградской области и урегулированию конфликта интересов [13]. Хотя, обычно, совещательные, координационные, экспертные и иные общественные советы и комиссии при органах публичной власти являются учреждениями, содействующими в организации или осуществлении антикоррупционного просвещения [31; 33; 34].

В качестве исполнителей антикоррупционного просвещения обычно указываются федеральные или региональные органы исполнительной власти [30; 54; 55;] либо их структурные подразделения [48] или должностные лица этих органов [44; 51]. При этом в органах государственной власти и органах местного самоуправления полномочиями по осуществлению антикоррупционного просвещения обладают подразделения и сотрудники кадровых служб по профилактике коррупционных или иных правонарушений [45]. Однако в отдельных случаях эта функция возлагается на иные органы [37]. Как показывает анализ региональных ведомственных антикоррупционных программных документов (планов противодействия коррупции), то значительная доля из них в качестве исполнителей антикоррупционного просвещения закрепляет подразделения и/или сотрудников кадровых служб по профилактике коррупционных и иных правонарушений. Если же функция возлагается специальным нормативным правовым актом регулирующим вопросы организации и осуществления антикоррупционного просвещения, то только именно за этими подразделениями или должностными лицами она закрепляется. Такое правовое регулирование не исключает участия в качестве субъектов антикоррупционного просвещения иные органы, учреждения, организации и частных лиц. Безусловно, в качестве лиц, осуществляющих антикоррупционное просвещение, могут выступать представители средств массовой коммуникации (журналисты), педагогические работники, члены общественных антикоррупционных органов и организаций, то есть широкий круг лиц, обладающих достоверными данными о состоянии коррупции, причинах её существования, мерах противодействия этому негативному социальному явлению. Здесь важнейшими требованиями к исполнителям – наличие профессиональной антикоррупционной компетентности, поскольку не подготовленные лица могут принести больше вреда, чем пользы.

Федеральные, региональные и муниципальные нормативные правовые акты, регулирующие вопросы организации и осуществления антикоррупционного просвещения, в качестве объектов антикоррупционного просвещения выделяют: а) граждан Российской Федерации [17; 28; 54; 55]; б) населения региона [20; 50; 56; 57]; в) государственных [47] или муниципальных [36] служащих либо обе категории вместе [12; 22]; г) учащихся образовательных учреждений [41]. В связи с этим можно предположить, что объектом антикоррупционного просвещения выступает все современное российское общество, хотя это не препятствует осуществлению антикоррупционного просвещения отдельных целевых групп (государственных и муниципальных служащих, учащихся и т.д.).

Важнейшей составляющей процесса осуществления антикоррупционного просвещения являются его средства. В качестве таковых федеральные, региональные и муниципальные нормативные правовые акты выделяют опосредованные средства информационного воздействия: средства массовой информации, массово-коммуникационную сеть Интернет, научную и учебную литературу, плакаты, проведение конкурсов и выставок, а также непосредственное информационное воздействие: лекции, беседы, консультации, брифинги и т.д. Необходимо отметить, что вопросам применения средств информационного антикоррупционного воздействия посвящено достаточное количество научных работ [64], в том числе и диссертационных [8]. Однако, наиболее распространенным непосредственным средством антикоррупционного просвещения, закрепленным нормативными правовыми актами является антикоррупционное консультирование населения [33; 34] и отдельных целевых групп (государственных и муниципальных служащих). В качестве наиболее распространенных форм опосредованного информационного воздействия выступают разработка и доведение до субъектов антикоррупционного просвещения методических рекомендаций по вопросам противодействия коррупции. Как показывает личный исследовательский опыт и опыт антикоррупционной деятельности, количество таких рекомендаций постоянно возрастает.

выводы

Структурный анализ антикоррупционного просвещения показал, что это сложный многоцелевой антикоррупционный инструмент, используемый в антикоррупционной деятельности органов публичной власти, нуждается в добротной правовой дефиниции. С учетом проведенного нами анализа содержания антикоррупционного просвещения можно предложить следующее его определение.

Антикоррупционное просвещение – это система распространения субъектами государственной политики противодействия коррупции достоверной информации любым способом, в любой форме с использованием любых коммуникативных средств в отношении неопределенного круга лиц, направленная на формирование в обществе антикоррупционного мировоззрения, антикоррупционного поведения, антикоррупционного сознания и антикоррупционной культуры. Разумеется, что предложенное нами определение антикоррупционного просвещения, не является идеальным, возможны и другие, альтернативные, подходы к его формированию. Но, как нам представляется, предложенная дефиниция имеет ряд очевидных преимуществ по сравнению с имеющимися региональными правовыми и теоретическими категориями. Во-первых, одна достаточно широко и полно круг субъектов наделенных полномочиями по осуществлению антикоррупционного просвещения как средства профилактики коррупции. Во-вторых, описывает, определяет и фиксирует основные цели антикоррупционного просвещения – формирование в обществе антикоррупционного мировоззрения, антикоррупционного поведения, антикоррупционного сознания и антикоррупционной культуры. В-третьих, указывает на объекты антикоррупционного просвещения – неопределенный круг лиц, что не исключает информационного воздействия на отдельные целевые группы. В-четвертых, для достижения основных целей антикоррупционного просвещение допускается использование любых информационных способов, сил и средств. В-пятых, использование предложенной нами научной правовой дефиниции «антикоррупционное просвещение» позволяет устранить имеющиеся правотворческие противоречия между различными по юридической силе нормативными правовыми актами и привести к гармонизации современного российского антикоррупционного правотворчества.



References
1.
Ageev V.N., Bikeev I.I., Kabanov P.A. i dr. Vse o korruptsii i protivodeistvii ei: terminologicheskii slovar' / pod obshch. red. I.I. Bikeeva, P.A. Kabanova: seriya v 3 t. T.2. – Kazan': Izd-vo «Poznanie» Instituta, ekonomiki, upravleniya i prava, 2014.
2.
Bikeev I.I., Kabanov P.A., Chirkov D.K. i dr. Korruptsiya i antikorruptsionnaya politika: terminologicheskii slovar' / pod obshch. red. G.I. Raikova, P.A. Kabanova, D.K. Chirkova. – 5-e izd., pererab. i dop. – M.: MediaPress, 2010.
3.
Bikmukhametov A.E., Kabanov P.A., Chirkov D.K. i dr. Korruptsiya i antikorruptsionnaya politika: Slovar'-spravochnik / Pod obshch. red. P.A. Kabanova. – M.: MediaPress, 2008.
4.
Bikmukhametov A.E., Kabanov P.A., Chirkov D.K. i dr. Korruptsiya i antikorruptsionnaya politika: Slovar'-spravochnik / Pod obshch. red. R.R. Gazimzyanova. – Kazan', 2009.
5.
Garmaev Yu.P. Pravovoe prosveshchenie kak sredstvo preduprezhdeniya korruptsii // Deyatel'nost' pravookhranitel'nykh organov po obespecheniyu zakonnosti i pravoporyadka v Dal'nevostochnom regione: sbornik materialov mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii 29-30 maya 2014 g. – Khabarovsk, 2014. – S.13-16.
6.
Zamaletdinov R.R., Ibragimova E.M., Amirova K.A. Formirovanie antikorruptsionnoi kul'tury u shkol'nikov. – Kazan', 2010.
7.
Zemlin A.I. O novatsiyakh i deformatsiyakh antikorruptsionnogo prosveshcheniya i vospitaniya v sovremennoi Rossii // Protivodeistvie terrorizmu. Problemy XXI veka. – COUNTER-TERRORISM. – 2014. – №2. – S.47-53.
8.
Idrisov E.Z. Sredstva massovoi informatsii v sisteme antikorruptsionnoi politiki sovremennoi Rossii: dis. … kand. politich. nauk. – Pyatigorsk, 2014.
9.
Kabanov P.A. Antikorruptsionnoe prosveshchenie kak sredstvo protivodeistviya korruptsii: ponyatie i soderzhanie // Aktual'nye problemy ekonomiki i prava. – 2014. – №4. – S.42-51.
10.
Kabanov P.A. O formirovanii Programmy meropriyatii, napravlennykh na povyshenie urovnya pravosoznaniya grazhdan i populyarizatsiyu antikorruptsionnykh standartov povedeniya, osnovannykh na znanii obshchikh prav i obyazannostei // Sledovatel'. – 2014. – №1. – S.27-29.
11.
Klyukovskaya I.N. Teoreticheskie osnovy kriminologicheskogo issledovaniya antikorruptsionnoi politiki. – Stavropol', 2004.
12.
Kompleks mer, napravlennykh na privlechenie gosudarstvennykh i munitsipal'nykh sluzhashchikh k protivodeistviyu korruptsii: Pis'mo Ministerstva truda i sotsial'noi zashchity Rossiiskoi Federatsii ot 19 marta 2013 g. №18-2/10/2-1490 // Dokument razmeshchen v seti Internet po adresu: http://www.rosmintrud.ru/. Data obrashcheniya: 12.12. 2014.
13.
O vnesenii izmenenii v otdel'nye postanovleniya Pravitel'stva Kaliningradskoi oblasti i priznanii utrativshimi silu otdel'nykh postanovlenii Pravitel'stva Kaliningradskoi oblasti: postanovlenie Pravitel'stva Kaliningradskoi oblasti ot 19 sentyabrya 2014 goda №608 // Kaliningradskaya pravda. – 2014. – 2 oktyab.
14.
O departamente regional'noi bezopasnosti Kostromskoi oblasti: postanovlenie Gubernatora Kostromskoi oblasti ot 14 maya 2009 goda №104 (v red. ot 8.02.2012 №41) // Severnaya pravda. – 2009. – 21 maya.
15.
O merakh po profilaktike korruptsii v Novosibirskoi oblasti: zakon Novosibirskoi oblasti ot 27 aprelya 2010 goda №486-OZ (v red. ot 02.07.2014 №461-OZ)// Sovetskaya Sibir'. – 2010. – 30 apr.
16.
O ministerstve yustitsii Novosibirskoi oblasti: postanovlenie Gubernatora Novosibirskoi oblasti ot 13iyulya 2012 goda №120 (v red. ot 28.08.2014 №131) // Sovetskaya Sibir'. – 2012. – 31 iyulya.
17.
O Natsional'nom plane protivodeistviya korruptsii na 2014-2015 gody: ukaz Prezidenta Rossiiskoi Federatsii ot 11 aprelya 2014 goda №226 // Sobranie zakonodatel'stva RF. – 2014. – №15. – St.1729.
18.
O protivodeistvii i profilaktike korruptsii v Ryazanskoi oblasti: zakon Ryazanskoi oblasti ot 15 iyulya 2010 goda №70-OZ // Ryazanskie vedomosti. – 2010. – 20 iyulya.
19.
O protivodeistvii korruptsii v Arkhangel'skoi oblasti: zakon Arkhangel'skoi oblasti ot 26 noyabrya 2008 goda №626-31-OZ (red. ot 22.04.2013 №659-39-OZ) // Volna. – 2008. – 9 dekab.
20.
O protivodeistvii korruptsii v Belgorodskoi oblasti: zakon Belgorodskoi oblasti ot 7 maya 2010 goda №338 // Belgorodskie izvestiya. – 2010. – 28 maya
21.
O protivodeistvii korruptsii v Ivanovskoi oblasti: zakon Ivanovskoi oblasti ot 18 iyunya 2009 goda №61-OZ (red. ot 16.12.2009) // Ivanovskaya gazeta. – 2009. – 19 iyunya.
22.
O protivodeistvii korruptsii v Kaliningradskoi oblasti: Zakon Kaliningradskoi oblasti ot 10.03.2009 №332 (red. ot 13.12.2010) // Komsomol'skaya pravda" v Kaliningrade" (prilozhenie "Ofitsial'nyi vestnik"). – 2009. – 13 marta.
23.
O protivodeistvii korruptsii v Kaluzhskoi oblasti: zakon Kaluzhskoi oblasti ot 27 aprelya 2007 goda №305-OZ (red. ot 10.11.2009) // Vest'. – 2009. – 3 iyunya.
24.
O protivodeistvii korruptsii v Kostromskoi oblasti: zakon Kostromskoi oblasti ot 10 marta 2009 goda №450-4-ZKO (red. ot 30.05.2013 №366-5-ZKO) // SP-normativnye dokumenty. – 2009. – 13 marta.
25.
O protivodeistvii korruptsii v Kurskoi oblasti: zakon Kurskoi oblasti ot 11 noyabrya 2008 goda №85-ZKO (red. ot 20.11.2009) // Kurskaya pravda. – 2008. – 19 noyab.
26.
O protivodeistvii korruptsii v Respublike Dagestan: zakon Respubliki Dagestan ot 7 aprelya 2009 goda №21 (v red. ot 12.03.2013 №12) //Sobranie zakonodatel'stva Respubliki Dagestan. – 2009. – №7. – St. 275.
27.
O protivodeistvii korruptsii: zakon Respubliki Kareliya ot 23 iyulya 2008 goda №1227-ZRK (red. ot 03.03.2010 №1372-ZRK) // Kareliya. – 2008. – 5 avg.
28.
O protivodeistvii korruptsii: zakon Chuvashskoi Respubliki ot 4 iyunya 2007 goda №14 (red. ot 22.11.2013 №83) // Sobranie zakonodatel'stva Chuvashskoi Respubliki. – 2007. – №5. –St. 253.
29.
O profilaktike korruptsii v Evreiskoi avtonomnoi oblasti: zakon Evreiskoi avtonomnoi oblasti ot 25 fevralya 2009 goda №526-OZ (red. ot 30.09.2009 №611-OZ) // Birobidzhaner shtern. – 2009. – 5 marta.
30.
O skorrektirovannom plane po antikorruptsionnomu prosveshcheniyu na 2010-2011 gody: prikaz Upravleniya po delam pechati, izdatel'stva i poligrafii pri Pravitel'stve Respubliki Bashkortostan ot 31 maya 2010 goda №172/1-OD.
31.
O Sovete po protivodeistviyu korruptsii: postanovlenie glavy gorodskogo poseleniya Kashirskogo gorodskogo poseleniya Moskovskoi oblasti ot 10 iyulya 2012 goda №668 // Gorodskoe poselenie Kashira. – 2012. – 5 oktyab.
32.
O Sovete pri Gubernatore Sverdlovskoi oblasti po protivodeistviyu korruptsii: Ukaz Gubernatora Sverdlovskoi oblasti ot 9 sentyabrya 2008 goda №982-UG (v red. ot 7.10.2014 №458-UG) // Sobranie zakonodatel'stva Sverdlovskoi oblasti. – 2008. – №9. – St.1358.
33.
O Sovete pri Pravitel'stve Penzenskoi oblasti po protivodeistviyu korruptsii: Postanovlenie Pravitel'stva Penzenskoi oblasti ot 19 avgusta 2008 goda №521-pP (v red. ot 14.10.2014) // Penzenskie gubernskie vedomosti. – 2008. – 2 sentyab.
34.
Ob organizatsii deyatel'nosti Soveta po protivodeistviyu korruptsii v gorode Pavlov Posad: postanovlenie glavy gorodskogo poseleniya Pavlovskii posad Pavlovo-Posadskogo munitsipal'nogo raiona Moskovskoi oblasti ot 17 aprelya 2013 goda №265 // Kolokol'nya. – 2013. – 2 maya.
35.
Ob otdel'nykh merakh po protivodeistviyu korruptsii v Tul'skoi oblasti: zakon Tul'skoi oblasti ot 12 noyabrya 2008 goda №1108-ZTO (red. ot 07.10.2009) // Tul'skie izvestiya. – 2008. – 20 noyab.
36.
Ob otchetnosti po realizatsii federal'nogo zakonodatel'stva i zakonodatel'stva Yamalo-Nenetskogo avtonomnogo okruga po voprosam munitsipal'noi sluzhby, formirovaniya i ispol'zovaniya rezerva upravlencheskikh kadrov: postanovlenie Gubernatora Yamalo-Nenetskogo avtonomnogo okruga ot 20 maya 2011 goda №77-PG (v red. ot 23.09.2014 №134-PG) // Krasnyi Sever. – 2011. – 26 maya.
37.
Ob upolnomochennom po pravam cheloveka v Khanty-Mansiiskom avtonomnom okruge – Yugre: Zakon Khanty-Mansiiskogo avtonomnogo okruga – Yugry ot 2 avgusta 1999 goda №43-OZ (v red. ot 31.03.2012 №35-OZ) // Sobranie zakonodatel'stvo Khanty-Mansiiskogo avtonomnogo okruga. – 1999. – №7. – St.470.
38.
Ob utverzhdenii vedomstvennoi programmy protivodeistviya korruptsii v Ministerstve finansov Ul'yanovskoi oblasti na 2013-2015 gody: Prikaz Minfina Ul'yanovskoi oblasti ot 25 dekabrya 2012 goda №68-pr (v red. ot 8.08.2014 №47-pr)// Ul'yanovskaya pravda. – 2013. – 11 yanv.
39.
Ob utverzhdenii gosudarstvennoi programmy «Obespechenie obshchestvennogo poryadka i protivodeistvie prestupnosti v Penzenskoi oblasti v 2014-2020 godakh»: Postanovlenie Pravitel'stva Penzenskoi oblasti ot 22 oktyabrya 2013 goda №782-pP (v red. ot 15.05.2014 №318-pP) // Penzenskie gubernskie vedomosti. – 2013. – 6 noyab.
40.
Ob utverzhdenii Gosudarstvennoi programmy «Realizatsiya antikorruptsionnoi politiki v Respublike Tatarstan na 2015-2020 gody»: Postanovlenie Kabineta Ministrov Respubliki Tatarstan ot 19 iyulya 2014 goda №512 // Sobranie postanovlenii i rasporyazhenii Kabineta Ministrov Respubliki Tatarstan i normativnykh aktov respublikanskikh organov ispolnitel'noi vlasti. – 2014. – №58-59. – St.1789.
41.
Ob utverzhdenii gosudarstvennoi programmy Voronezhskoi oblasti «Obespechenie obshchestvennogo poryadka i protivodeistviya prestupnosti»: postanovlenie Pravitel'stva Voronezhskoi oblasti ot 31 dekabrya 2013 goda №1205.
42.
Ob utverzhdenii gosudarstvennoi programmy Respubliki Mordoviya «Protivodeistvie korruptsii v Respublike Mordoviya» na 2014-2018 gody: Postanovlenie Pravitel'stva Respubliki Mordoviya ot 23 dekabrya 2013 goda №578 (v red. ot 20.10.2014 №504) // Izvestiya Mordovii. – 2014. – 17 yanv.
43.
Ob utverzhdenii grafika provedeniya "pryamykh linii" na 2014-2016 gody v Departamente olimpiiskogo naslediya Krasnodarskogo kraya: Prikaz Departamenta olimpiiskogo naslediya Krasnodarskogo kraya ot 13 oktyabrya 2014 g. №152
44.
Ob utverzhdenii grafika provedeniya "pryamykh linii" s grazhdanami po voprosam antikorruptsionnogo prosveshcheniya, otnesennym k sfere deyatel'nosti ministerstva stroitel'stva, arkhitektury i dorozhnogo khozyaistva Krasnodarskogo kraya: prikaz ministerstva stroitel'stva, arkhitektury i dorozhnogo khozyaistva Krasnodarskogo kraya ot 21 oktyabrya 2014 g. №75.
45.
Ob utverzhdenii Metodicheskikh rekomendatsii po organizatsii raboty po protivodeistviyu korruptsii: prikaz Goskomimushchestva Kabardino-Balkarskoi Respubliki ot 4 avgusta 2014 goda №89 // Ofitsial'naya Kabardino-Balkariya. – 2014. – 15 avg.
46.
Ob utverzhdenii munitsipal'noi programmy «O protivodeistvii korruptsii v munitsipal'nom obrazovanii «gorod Kirov» na 2014-2016 gody»: Postanovlenie glavy goroda Kirov ot 13 fevralya 2014 goda №15-02-05 // Nash gorod. – 2014. – 21 fevr.
47.
Ob utverzhdenii oblastnoi programmy «Protivodeistvie korruptsii v Ul'yanovskoi oblasti» na 2013-2015 gody: postanovlenie Pravitel'stva Ul'yanovskoi oblasti ot 1 aprelya 2013 goda №12/106-p (v red. ot 28.07.2014 №19/324-p) // Ul'yanovskaya pravda. – 2013. – 10 apr.
48.
Ob utverzhdenii plana meropriyatii po antikorruptsionnomu prosveshcheniyu v Yuzhnoural'skom gorodskom okruge v 2014-2015 gg.: postanovlenie administratsii Yuzhnoural'skogo gorodskogo okruga Chelyabinskoi oblasti ot 10 iyunya 2014 goda №516.
49.
Ob utverzhdenii Plana protivodeistviya korruptsii v ispolnitel'nykh organakh gosudarstvennoi vlasti Tomskoi oblasti na 2014-2015 gody: Rasporyazhenie Gubernatora Tomskoi oblasti ot 29 iyulya 2014 goda №178-r (v red. ot 25.09.2014 №245-r).
50.
Ob utverzhdenii Plana raboty organov gosudarstvennoi vlasti Sverdlovskoi oblasti po protivodeistviyu korruptsii na 2014-2015 gody: rasporyazhenie Gubernatora Sverdlovskoi oblasti ot 2 aprelya 2014 goda №88-RG // Oblastnaya gazeta. – 2014. – 12 avg.
51.
Ob utverzhdenii Plana raboty po antikorruptsionnomu prosveshcheniyu gosudarstvennykh grazhdanskikh sluzhashchikh Ministerstva promyshlennosti i torgovli Kabardino-Balkarskoi Respubliki na 2014-2016 gody: prikaz Minpromtorga Kabardino-Balkarskoi Respubliki ot 14 iyulya 2014 goda №81.
52.
Ob utverzhdenii polozheniya o ministerstve obrazovaniya i nauki Arkhangel'skoi oblasti: postanovlenie Pravitel'stva Arkhangel'skoi oblasti ot 27 marta 2014 goda №120-pp (v red. ot 3.06.2014 №229-pp) // Volna. – 2014. – 10 apr.
53.
Ob utverzhdenii Polozheniya ob Upravlenii po voprosam realizatsii antikorruptsionnoi politiki Karachaevo-Cherkesskoi Respubliki: ukaz Prezidenta Karachaevo-Cherkesskoi Respubliki ot 19 noyabrya 2010 goda №237 // Den' Respubliki. – 2010. – 30 noyab.
54.
Ob utverzhdenii Programmy po antikorruptsionnomu prosveshcheniyu v Respublike Dagestan na 2014-2016 gody: rasporyazhenie Pravitel'stva Respubliki Dagestan ot 21 avgusta 2014 №263-r.
55.
Ob utverzhdenii Programmy po antikorruptsionnomu prosveshcheniyu na 2014-2016 gody: rasporyazhenie Pravitel'stva RF ot 14 maya 2014 goda №816-r // Sobranie zakonodatel'stva RF. – 2014. – №21. – St. 2721.
56.
Ob utverzhdenii Programmy protivodeistviya korruptsii v Primorskom krae na 2014-2015 gody: postanovlenie Administratsii Primorskogo kraya ot 8 iyulya 2014 goda №261-pa // Primorskaya pravda. – 2014. – 15 iyulya.
57.
Ob utverzhdenii Poryadka raskhodov sredstv byudzheta Permskogo kraya na meropriyatiya po protivodeistviyu korruptsii i sovershenstvovaniya sistemy gosudarstvennogo i munitsipal'nogo kontrolya v Permskom krae na period 2014-2016 godov: ukaz Gubernatora Permskogo kraya ot 23 dekabrya 2013 goda №149 // Byulleten' zakonov Permskogo kraya, pravovykh aktov gubernatora Permskogo kraya, Pravitel'stva Permskogo kraya, ispolnitel'nykh organov gosudarstvennoi vlasti Permskogo kraya. – 2013. – №51 (chast' 1).
58.
Obshchimi silami – k pod''emu Rossii (o polozhenii v strane i osnovnykh napravleniyakh politiki Rossiiskoi Federatsii): poslanie Prezidenta Rossiiskoi Federatsii Federal'nomu Sobraniyu ot 17 fevralya 1998 goda // Rossiiskaya gazeta. – 1998. – 24 fevr.
59.
Rukina I.M., Petrosyan D.S. Formirovanie antikorruptsionnogo soznaniya // Problemnyi analiz i gosudarstvenno-upravlencheskoe prognozirovanie. – 2011. – T.4. – №2. – S.94-98.
60.
Salmatin V.P. Problemy formirovaniya antikorruptsionnogo soznaniya i pravovoi kul'tury naseleniya // Aktual'nye problemy ekonomiki i prava. – 2010. – №4. – S.124-126.
61.
Solmin V.P. Formirovanie antikorruptsionnoi kul'tury kak faktor vospitaniya neterpimosti k korruptsii v grazhdanskom obshchestve //Universum: Vestnik Gertsenovskogo universiteta. – 2013. – №4. – S.110-116.
62.
Syuzeva N.V. Provokatsionnye priemy pri formirovanii antikorruptsionnogo soznaniya // Obrazovanie i nauka. – 2013. – №3 (102). – S.46-57.
63.
Taisheva G.R. Razmyshleniya ob antikorruptsionnom soznanii // Dialektika protivodeistviya korruptsii: materialy IV Vserossiiskoi nauchno-prakticheskoi konferentsii, 3 dekabrya 2014 g. – Kazan', 2014. – S.176-178.
64.
Talapina E.V., Antopol'skii A.A. Informatsionnoe obespechenie protivodeistviya korruptsii. Obzor zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii. – M., 2009.
65.
Tret'yakova E-D. S. Pravovoe prosveshchenie v sfere bor'by s korruptsiei dlya gosudarstvennykh grazhdanskikh i munitsipal'nykh sluzhashchikh // Nauchnye trudy RAYuN. Vyp.14: v 2 t. T.2. – M.: Yurist, 2014. – S.708-712.
66.
Uraev R.R. Aktual'nye aspekty antikorruptsionnogo prosveshcheniya naseleniya (na primere Respubliki Bashkortostan) // Nauchnoe obespechenie innovatsionnogo razvitiya APK: materialy Vserossiiskoi nauchno-prakticheskoi konferentsii. – M., 2010. – S.322-323.
67.
Ustinov A.A. Formirovanie antikorruptsionnogo soznaniya sotrudnikov ugolovno-ispolnitel'noi sistemy kak mera profilaktiki korruptsii // Vestnik Permskogo instituta FSIN Rossii. – 2013. – №3 (10). – S.23-25.
68.
Falileev V.A. Pravovoe prosveshchenie kak sredstvo preduprezhdeniya korruptsii v regione // Gosudarstvennaya vlast' i mestnoe samoupravlenie. – 2012. – №10. – S.3-5.
69.
Khairutdinova L.R. Antikorruptsionnoe prosveshchenie kak effektivnyi sposob protivodeistviya korruptsii // Dialektika protivodeistviya korruptsii: materialy IV Vserossiiskoi nauchno-prakticheskoi konferentsii, 3 dekabrya 2014 g. – Kazan', 2014. – S.188-191.
70.
Khamdeev A.R Pedagogicheskie usloviya formirovaniya antikorruptsionnoi kul'tury studentov // Kazanskii pedagogicheskii zhurnal. – 2013. – №6 (101). – S.112-116.
71.
Khamdeev A.R. Analiz osnovnykh printsipov formirovaniya antikorruptsionnoi kul'tury studentov // Vestnik Volzhskogo universiteta im. V.N. Tatishcheva. – 2013. – №4. – S.100-107.
72.
Shedii M.V. Korruptsiya kak sotsial'noe yavlenie: sotsiologicheskii analiz: dis. … d-ra sotsiol. nauk. – M., 2014.
73.
Shedii M.V. Formirovanie antikorruptsionnogo pravosoznaniya kak osnovnogo elementa antikorruptsionnogo obrazovaniya grazhdanskogo obshchestva // Vestnik Universiteta (Gosudarstvennyi universitet upravleniya). – 2014. – №3. – S.286-290.
74.
Kabanov P.A. Antikorruptsionnaya agitatsiya kak
informatsionnoe sredstvo protivodeistviya
korruptsii: ponyatie i soderzhanie // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. - 2014. - 2. - C. 178 - 185. DOI: 10.7256/1999-2807.2014.2.10111.
75.
Kabanov P.A. Antikorruptsionnaya propaganda kak instrument
protivodeistviya korruptsii v respublike Tatarstan:
voprosy povysheniya kachestva
pravovogo regulirovaniya // Pravo i politika. - 2013. - 9. - C. 1130 - 1138. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.9.9466.
76.
Kabanov P.A. Ponyatie antikorruptsionnoi reklamy kak pravovoi kategorii: regional'nyi aspekt // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. - 2013. - 11. - C. 1045 - 1050. DOI: 10.7256/1999-2807.2013.11.9867.
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Other our sites:
Official Website of NOTA BENE / Aurora Group s.r.o.
"History Illustrated" Website